ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Похоже было, что мини-компьютер системы жизнеобеспечения в рюкзаке у него за спиной совершенно неожиданно взорвался.

В изрядном удивлении Форд потыкал в мини-компьютер. Эти миниатюрные устройства обычно поддерживали прямую суб-эфирную связь с космическим кораблем, где для них имелся полный запасной комплект. Подобная система ни при каких обстоятельствах не давала сбоя, разве что в случае полного выхода из строя системы обратной связи, но этого еще никогда не случалось.

Форд поспешил к другой лежащей ничком фигуре и выяснил, что точно такая же немыслимая вещь случилась и там, предположительно в то же самое время.

Форд позвал остальных взглянуть. Они подошли, разделив его удивление, но не его любознательность.

— Давайте-ка мотать из этой дыры, — сказал Зафод. — Если то, что я предположительно должен искать, находится здесь, мне его не надо.

Он сгреб второй Килл-О-Запп, пристрелил абсолютно безобидный компьютер и бросился по коридору, сопровождаемый остальными. Он чуть не взорвал аэромобиль, ожидавший их неподалеку, в нескольких ярдах. Аэромобиль был пуст, но Артур узнал его — это была машина Слартибартфаста.

Последний оставил записку, пришпилив ее к обширной приборной панели. На записке была нарисована стрелка, указывавшая на одну из кнопок.

Записка гласила: «Пожалуй, самым разумным будет нажать вот эту кнопку.»

Глава 34

Со скоростью, превышающей R17, аэромобиль мчал по стальным тоннелям, выходившим на непривлекательную поверхность планеты, в настоящий момент находившейся в цепких объятиях очередного отвратительного рассвета.

R — это единица измерения скорости, которую можно определить как скорость перемещения, приемлемую для сохранения морального и физического здоровья при опоздании не больше, чем, скажем, на пять минут. Абсолютно ясно, что это почти бесконечно переменное число, полностью определяемое обстоятельствами, поскольку первые два фактора меняются в зависимости не только от скорости, принимаемой за абсолютное значение, но и от давления третьего фактора. И если не воспринимать данное уравнение философски, это может привести к серьезному нервному расстройству, язве или даже к смерти.

Несмотря на то, что R17 — величина нефиксированная, в любом случае понятно, что R17- это очень и очень быстро.

Аэромобиль, молнией просвистев в воздухе со скоростью R17 или даже выше, доставил компанию к «Сердцу Золота», обглоданной костью торчавшему в подмерзшей земле, а затем поспешно помчался назад, туда, откуда они только что прибыли, видимо, по каким-то своим очень важным делам.

Дрожа от холода, они стояли и смотрели на свой корабль.

Рядом с ним высился еще один звездолет.

Это был полицейский корабль с Благулона Каппа, по форме напоминавший помесь акулы и картошки, серовато-зеленого цвета, весь покрытый нанесенными по трафарету буквами различной величины и уродливости. Буквы складывались в слова, уведомлявшие каждого, кто давал себе труд прочитать их, о том, откуда корабль прибыл, какому подразделению полиции принадлежит и где подключаются элементы питания.

Корабль был неестественно тих и темен, даже для корабля, чья команда из двух человек только что отошла в мир иной, задохнувшись в дымной камере в нескольких милях под землей. Это одна из тех загадочных вещей, которые не поддаются разумному объяснению, но человек всегда чувствует, когда мертв сам корабль.

Форд почувствовал это и сразу подумал, как странно — два человека и корабль умерли внезапно и к тому же одновременно. По его опыту, во Вселенной такого случиться не могло, она просто иначе устроена.

Остальные трое тоже чувствовали, что корабль мертв, но их куда больше беспокоил леденящий холод, и поэтому, неожиданно испытав сильнейший приступ патологической нелюбознательности, они поспешили на «Сердце Золота».

Форд же решил остаться и обследовать благулонский корабль. По дороге он чуть было не упал, споткнувшись о недвижную стальную фигуру, ничком лежавшую в холодной грязи.

— Марвин! — воскликнул Форд. — Что ты здесь делаешь?

— Не обращайте на меня внимания, пожалуйста, — донесся приглушенный стон.

— Как ты, железный человек? — спросил Форд.

— Очень плохо.

— Что стряслось?

— Откуда? — удивился Марвин. — Не заметил, чтобы что-то тряслось.

— Почему, — спросил дрожащий от холода Форд, усаживаясь на корточки возле Марвина, — ты лежишь тут лицом в грязь?

— Потому что так лучше всего чувствуешь себя несчастным, — объяснил Марвин. — Не притворяйтесь, будто вам интересно со мной разговаривать, я знаю, вы меня ненавидите.

— Я — нет.

— И вы, и все остальные. Так уж устроен мир. Стоит мне с кем-то заговорить, и они начинают меня ненавидеть. Даже роботы меня ненавидят. Советую вам попробовать не обращать на меня внимания, может, тогда я исчезну сам собой. Попробуйте.

Робот рывком поднялся на ноги и стоял, нарочно уставившись в противоположную сторону.

— Этот корабль тоже ненавидел меня, — пожаловался он, показывая на полицейский звездолет.

— Этот корабль? — заинтересовался Форд. — А что с ним случилось? Ты знаешь?

— Он меня возненавидел, как только я с ним заговорил.

— Заговорил? — воскликнул Форд. — Как это заговорил?

— Очень просто. Мне было очень скучно и грустно, и я пошел и подключился к его внешнему терминалу. Мы долго разговаривали, я рассказал ему о своем взгляде на Вселенную. — поведал Марвин.

— А потом? — допытывался Форд.

— Он покончил с собой, — сказал Марвин и побрел к «Сердцу Золота».

Глава 35

Наступившей ночью, пока «Сердце Золота» деловито накручивал световые годы, быстро уносившие его от туманности Лошадиная Голова, Зафод возлежал под маленьким пальмовым деревом на капитанском мостике и приводил мозги в порядок с помощью изрядных количеств горлобластера «Пан Галакт»; Форд сидел с Триллиан, обсуждая жизнь и вытекающие из нее последствия; а Артур лежал в кровати с путеводителем «Автостопом по Галактике». Раз уж ему придется жить в этой самой Галактике, рассудил он, надо бы для начала изучить ее.

Он наткнулся на такую статью.

«История всех крупных галактических цивилизаций, — говорилось в статье, — проходит три ярко выраженные фазы, а именно: Выживание, Исследование и Поиск, иначе называемые фазами «Что», «Зачем» и «Где».

Например, первую фазу можно охарактеризовать вопросом «Что бы нам съесть?», вторую — вопросом «Зачем мы едим?», а третью — «Где мы будем ужинать?».

Артур не успел дочитать до конца, потому что раздался звонок по внутренней связи.

— Эй! Землячок! Жрать хочешь? — раздался голос Зафода.

— Хм. Пожалуй, неплохо было бы подкрепиться, — решил Артур.

— Тогда, бэби, держись крепче, — сказал Зафод. — Мы едем ужинать в ресторан «У конца света».

(продолжение следует)
36
{"b":"583094","o":1}