ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дерзкие забавы
Кудряшка
Напряжение сходится
Ни хао!
Когда она ушла
Волшебные греческие ночи
Лавр
Грокаем алгоритмы. Иллюстрированное пособие для программистов и любопытствующих
Лес теней

— А ты им и не станешь, — подмигнул мне кот. — Попади сначала в палаты Кощеевы, а дальше сам все поймешь.

— Эй! А не так заумно можно? Растолкуй мне все подробно, а то ты как шарлатаны наши, говорят много, да все обтекаемо, я по телику видел, — выдал я, на что получил лапой по лбу и указание следовать дальше.

— Если я тебе все растолкую, то будет неинтересно, а так… — кот махнул в сторону леса. — Иди. Только… — котяра вытащил жестом фокусника зеркало на ручке, вручил его мне. — Оно поможет увидеть истинный облик, — произнес напоследок.

— И вот зачем ты мне тогда тут нужен был? Заинтриговать? — не удержался от вопроса я. Тот усмехнулся и… исчез.

…В лес я вошел уже в темноте. Хотя нет, не так. На поле был еще ясный день, а вот в лесу стояли сумерки, только неясный свет пробивался где-то впереди. Туда я и пошел. Ободрал колени, несколько раз споткнулся, ветки застревали в волосах. Я шел и, кроме матов, ничего на ум не приходило.

Как только добрался до открытых настежь ворот, сил на то, чтобы удивляться, уже не было. Передо мной предстал небольшой дворец. В темной, мрачной и удручающей темноте леса он смотрелся дико, непривычно и совсем не к месту. Стоило мне пройти в ворота, как те сразу захлопнулись за моей спиной. А на стенах вдруг вспыхнули огоньки, присмотревшись к которым, я содрогнулся. Это светились черепа. Точнее, их глазницы. Меня обуял ужас. Ноги стали ватными. Бросившись обратно, подергал массивные ворота, но они отказались меня выпускать. А черепа, казалось, еще и издевательски усмехались.

— Попал ты, Тимофей Андреевич, — обреченно выдал я, делая первый неуверенный шаг по направлению к дворцу. Очень медленно я дошел до ступеней, поднялся по ним. Дверь тут же отворилась, приглашая внутрь. — Ага, еще одна ловушка, — буркнул я, осторожно и с опаской заходя внутрь.

Там оказалось светло. Тихо. Ни единой живой души. Мои шаги гулко отдавались по каменному полу. В отражении на одной из стен я заметил себя и… испугался. Одежда порвана, темные волосы всколочены и торчат в разные стороны. Темно-зеленые глаза светятся, как у кота. Тонкие губы напряженно сжаты. Шея вся в царапинах, так же как и руки, и ноги.

— Ой, это на кого ж я похож? Пугало и то краше выглядит, — произнес я, пытаясь хотя бы волосы пригладить. Мой голос эхо разнесло под своды дворца. Страх стал усиливаться. Ноги между тем меня несли на второй этаж. Было странно, что меня никто не остановил. Я, оглядываясь по сторонам, продолжал идти вперед. Пока не вошел в огромный зал, где, как и сказала Яга, стоял хрустальный гроб, а в нем лежал довольно симпатичный парень.

Подойдя ближе, начал его рассматривать. Он не дышал. Целовать это почти мертвое тело у меня не было никакого желания. Более того, этот процесс вызывал отторжение и негодование. Поднеся руку к его рту и носу, попытался понять, дышит он или нет. Не понял. Поскреб макушку. Вспомнил о зеркале. Достал и приложил, как это делали в фильмах. Запотеет поверхность, значит, пациент жив, не запотеет… и так все понятно. Но стоило мне только глянуть на совершенно гладкую поверхность зеркала, как оно едва не выскользнуло из рук. Вместо того юноши, что был перед моими глазами, я увидел чудовище. Голый скелет, обтянутый кожей. Красные глазницы. И змеи вместо волос.

— Да ну в пень такие задания! — в сердцах воскликнул я, бросившись на выход. Только вот вместо того, чтобы выбежать на улицу, я каким-то чудом попал в еще один зал, где на троне сидел, как я понял, сам Кощей. Его глаза были закрыты, корона сбилась на бок, костлявые руки вцепились в подлокотники кресла-трона. В этот момент эта гора костей показалась мне намного симпатичнее того, что я только что видел в том гробу.

— Эй! — позвал я, но ответа не было. — Ты же бессмертный, как ты можешь спать? — не понял я. И снова на меня ноль внимания. — Неправильный какой-то Кощей, — возмутился я, подходя ближе, доставая зеркало, чтобы проверить, вдруг он тут один уже окочурился.

А вот в зеркале меня ожидал сюрприз. Там отражался совсем не этот страшный набор костей, что сидел на троне, а очень даже интересный мужчина, лет тридцати, с темными, как ночь, глазами, черными короткими волосами, средней полноты губами. Мужественный подбородок, на щеках ямочки.

— Час от часу не легче, — пораженно выдохнул я, и тут шальная мысль прилетела в голову. — Хм, раз уж кого и целовать, то лучше этого, чем того. Чем черт не шутит, авось и этот в принца превратится.

Только на миг в душу закрались сомнения, как-никак первый поцелуй с парнем, да и то непонятно с кем. Может, ну его в пень-болото? Но еще раз глянув на отражение Кощея в зеркале, вздохнул и все-таки решился.

Пока моя решимость не растаяла, я быстро наклонился и чмокнул его в губы. Хм, эффекта ноль. Я подождал несколько минут. Повторил попытку. Ничего. Склонившись третий раз, не успел коснуться губ, как меня тут же, будто в тиски схватили, обняли, прижали к себе и… начали целовать так, будто собрались выпить.

— Пф… От… Вот же… — я пытался оттолкнуть навязчивый суповой набор, но он сильнее прижимал меня к себе. И тут меня будто двести двадцать шибануло. Так приятно стало. Но не успел расслабиться и получить удовольствие, как в зале стало слишком оживленно.

— А я говорю, что все подходит, — наставительно тыкая в Ягу лапой, убеждал ученый кот. — Поцелуй был? Был. Что тебе еще надо?

— Так ведь не того поцеловал, — уперлась рогом Яга. — Зачем Кощеюшку волновать было? Сказано, целовать дурака… тьфу, царевича, значит, нечего было на другого зариться.

— Царевич мой, — взвизгнула Василиса Прекрасная, поправляя кокошник. Ее лицо перекосилось, перестав быть прекрасным. — Нечего зариться на чужое. Кто его вообще сюда отправил? — она стала надвигаться на Ягу.

Что там началось… Я с ногами забрался на трон Кощея, он примостился рядом, прижавшись ко мне. Мы наблюдали за дракой Яги и Василисы. Разнимать их никто не рискнул. Пока в зале не появился Змей Горыныч. Схватил в охапку Ягу, оттащил. А потом всеми тремя головами рыкнул на Василису:

— Вместо того, чтобы разводить тут драки, пошла бы целовать Ваньку. Он уже притомился спать.

Девушка бодрой рысцой потрусила, куда послали. Горыныч хитро подмигнул нам, повернулся в ту сторону, куда скрылась Василиса, и шепотом произнес:

— Затыкаем уши, ща сюрпрайз будет, — и первый же прижал свои три головы вместе, лапами зажимая уши крайних голов.

Не успел он провести свой маневр, как раздался такой ор и визг, что стены замка зашатались. Я едва успел зажать уши, иначе бы точно оглох. Тут же разъяренной фурией в зал влетела красавица, глаза огромные, рот открыт, она его то закрывает, то открывает, тыкает пальцем себе за спину, где послышались шаркающие шаги, и перед нами предстал… Еще один Кощей?

— Это как?! — завопила Василиса. — А где царевич? Что вместо него в гробу делает Бессмертный?

— Ну, подумаешь, захотел отдохнуть за столько-то веков, поменялся с Ванюшей местами, он меня подменил на пару-то деньков, — усмехаясь, ответил Кощей, глядя на нас, прижавшихся друг к другу. — А ты, Тёма, молодец, правильный выбор сделал, — похвалил этот суповой набор, хитро глядя на меня. — Хотя я бы и не отказался от поцелуя, — вздохнул тот, на этот раз переключаясь на Василису. — Но… что досталось, то досталось. Теперь, девица-краса, жить тебе со мной и на пару над златом чахнуть.

Василиса такой «радости» не выдержала, грохнулась-таки в обморок. А в зале появилась та самая старушка-библиотекарь. Оглядев нашу компанию, хитро засмеялась. Треснула кота по лбу указкой, за то, что зеркало мне подсуетил, самого Кощея, что сказку не в ту степь завернул, и только потом обернулась к нам:

— Что ж, ваш выбор сделан. Теперь, Тёма, тебе предстоит научить Ванюшу жить в твоем мире. Как ты это сделаешь, теперь твои проблемы. А у нас другая сказка начинается…

***

Я снова оказался за столом перед открытой книгой. Рядом со мной сидел… Ваня, только возраст его оказался намного моложе — мой ровесник, он смотрел вокруг шальным взглядом. Особенно его поразила одежда, в которую он был одет, и лежащий перед ним паспорт. Я и сказать ничего не успел, как зазвонил мой телефон, заставив Ваню едва ли не подскочить на месте. На экране высветилось фото подруги.

2
{"b":"583104","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Nordic Dads
Лавр
Быстрый английский: самоучитель для тех, кто не знает НИЧЕГО
Пульс за сто
Мужчины, которых мы выбираем
Ария для богов
Гарри Поттер и проклятое дитя. Части первая и вторая. Специальное репетиционное издание сценария
Шантаж с оттенком страсти
Репортаж из петли (сборник)