ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несколько минут все стояли и смотрели на зеленую стену, поднимающуюся из воды, неимоверно близкую и все же временно недоступную. В молчании возвращались мы к радостно встречающему нас Кину. Так же молча, выходили мы из леса, в молчании прибыли и в стойбище.

Длительный день на Юритере. Летом солнце тридцать часов висит над землей, еще по полтора часа приходятся на утренние и вечерние сумерки. Зной в обеденное время делает все живое вялым и сонным. Люди тоже не прочь отдохнуть в послеобеденном сне. В моем шатре обычно спали вместе со мной семья Оти, пятеро человек почти непрерывно создавали домашний, но шумный уют. Но сегодня в шатре, висела странная тишина, отсутствие Олька и увиденный рукотворный остров в степи как подменили всех. Я вспомнил свою семью и захороненных рядом с кораблем. Неожиданно нахлынула печаль по тем безоблачным и спокойным дням, как сейчас живому родному кораблю. Перед глазами встали люди, которые не подозревали об уготовленной им судьбой участи, как будто они сейчас где-то рядом, а я сижу не в степи на неизвестной человечеству планете, а в виртуальном зале. Вот сейчас решу, отключу программу, и исчезнет картинка и звуки, и я опять окажусь в своей каюте, выйду на панорамную площадку и увижу бескрайний космос. Но нет, картинка не отключается, нежные руки молча обняли, и ко мне прислонилась Оти. Реальность нахлынула чувством нежности и успокоения. Я жив и живу с людьми, которые любят меня, надеются на меня и строят свои житейские планы без всякого космоса - со мной. Присутствие Оти наполнило мысли упокоением и благодушием. Рядом молча лежит, уставившись в потолок, отец Оти Ог. Ол попытался несколько раз завести беседу но, отчаявшись получить ответы, отвернулся к стене и наверно заснул, а может, как и мы думает о чем-то своем. Так погрузившись в медленное мерное состояние души, с чувством выполненного долга, к которому стремился целых полтора года, я заснул.

Проснувшись, я обратил внимание что, рядом прислонившись ко мне, обняв мою грудь, спит Оти. Всадника Ог и Ола в шатре нет, а солнечные лучи пробиваются в шатер под таким низким углом что, сразу понятно - проспал весь день. Пошевелился, Оти промурлыкала что-то и затихла. Медленно стараясь не разбудить, поднялся и вышел из шатра. Огромный диск солнца висел над землей. Возле шатра на кожаном седле сидит Ог, воле него вокруг костра кто, сидя, а кто и лежа расположились всадники. Над костром в огромном казане что-то варилось. На выступе скалы виднеется силуэт часового. Из походной кузни идет дым, и слышатся удары кузнечных молотков. Нежный запах вареного мяса и еще чего-то мгновенно напомнил, что проспал я не менее десяти часов и организм уже не прочь восполнить запасы. Увидев меня, все повернули головы в мою сторону и затихли. Двадцать пар глаз всадников и всадниц смотрели на меня с немым вопросом - а что они думают, и что им сказать я не знал. Желудок подсказал что сказать: - "Предлагаю всем сегодня неплохо перекусить и выпить в честь отбытия каравана домой и будущие наши начинания". Все радостно закричали и вновь заговорили друг с другом. В шатре послышалось шуршание и Оти разбуженная голосами вышла наружу. А далее сев вокруг костра наша маленькая команда, насытившись и наговорившись, затянула протяжные голосистые песни кочевников. Так прошел первый спокойный вечер со времени отъезда из Кие.

Обойдя перед сном становище, ложась спать, обнаружил, что на моей постилке уже спит Оти, по другую сторону тлеющего очага спят Ог и Ол, тихонько лег рядом и тут же, попал в объятия Оти. Вот так обнявшись, мы и заснули.

Длительная ночь в степи, как и днем полна своей жизнью. Далеко в небе как маленький фонарик светит холодным светом спутник Юритера Монум. Три огромных пятна в верхней части святящегося серебром круга, как три глаза ночной тьмы, смотрят из высоты. Густая россыпь звезд скоплениями как светящиеся облака светят разными цветами. Все цвета радуги видны в ночном небе. Сквозь звездные облака просвечивают несколько похожих, на размытые и растянутые горошины звезд, как пушинки светящихся ярким белым светом с голубыми всплесками света в коронах. Вся эта какофония света и красок создает призрачный люминесцирующий ночной мир. Сидя на валуне, в ночной смене охраны лагеря, невольно любуешься ночными зарницами падающих метеоров. В это время удобно продумывать планы на будущее, вспоминать прошлое и радоваться итогам прошедшего дня. А сколько вопросов возникают в уме. Как быть с людьми, спящими в стойбище? Даже небольшая верхушка капсулы создает блеск глаз в лицах спутников. Эти люди не знают словосочетание - "золотая лихорадка", но здесь и золота не знают. Зато железо стоит на вес золота. А тут его столько. Нет сильного рода или семьи. Есть только временные попутчики и еще непроверенные временем и действиями братья Кан и Кин. Одна надежда на помощь семьи Оти. Вчера в обед и вечером оставив нас с Оти наедине, всадник Ог окончательно показал, что принял меня в семью. Это радует. Но как быть с другими временными спутниками. А даже если все же они останутся почти на год рядом, то, как отбиться от желающих использовать силу показавших заинтересованность родов Изу и Виров. Первые стычки представителей этих родов произошли достаточно удачно. Но что будет, когда в дело по дележу богатств войдут зрелые бойцы, а не молодые птенцы академии, собранные из разных родов. И тут пришла идея - позвать на помощь молодых всадников ушедших в дикое поле во главе с Агом. Он хоть и из рода Виров, но помогал ранее со своими друзьями в стычках с воспитанниками чужих орд, да и мы с братьями Оти помогали ему. Призвав его на помощь, придется вознаградить его всадников, но и силы почти удвоятся. А как все же продержаться почти год возле кузни, перерабатывающей куски капсулы на слитки, с небольшим количеством защитников? Куски мифрила, невозможно просто в открытом поле расплавить, и перетащить их тоже нельзя, следы от волочения все рано останутся. Любой следопыт найдет раскопки и след от волочения таких тяжестей. Для кузни и построек необходимо много древесины, воюя как, обеспечить ее снабжение? А продовольствие, если окружат становище, где доставать, и как вырваться из окружения? Куча вопросов в голове не дает спокойствия. Проснулась Оти и пришла помочь коротать смену. Обнявшись, сидя вдвоем мы встретили рассвет. Рядом с Оти тяжелые мысли ушли, развеялись, как утренний туман, а новый день начинался с душевным подъемом.

Сидя у костра за завтраком, объединившего всех всадников, как круглый стол короля Артура, я поднял вопрос о планах всех пришедших со мной. Что планируют мои временные попутчики, и связывают ли они свои планы с моими планами. В ответ услышал единогласное согласие. Но дети степей в молодости не задумываются о возможных трудностях кочевой жизни. Часто живут одним днем. Пришлось напомнить, что возможно род Изу захочет напасть на становище, а род Виров начал преследовать нас еще от столицы. Думать, что искатели легкой наживы оставят нас в покое, было бы неправильно. Тогда всадник Ког сказал, что он не хотел, бы сражаться против соплеменников, его поддержала и его спутница Вита. Напомнив ему, что, так как он не участвует в экспедиции с самого начала, то доли в найденном богатстве он не получит, но если поможет отстоять его от чужаков, то через пол года получит свой длиный клинок, тоже получит и любой всадник или всадница оставшиеся с нами. Срок на раздумья назначил до вечера. Далее посовещавшись, решили начать заготовку древесины и продовольствия на случай окружения стойбища.

Всадник Кин с шестью слугами должен был начать заготовку древесины, для построек, кухни и кузницы не трогая ближайших растущих бамбуковых рощ. Всадники Ид и Ког совместно с всадницами Вита и Вина, должны были заняться заготовкой продовольствия и припасов. Всадник Ол со слугой должен был начать постройку и одновременную маскировку канатной дороги со скалы на вершину кургана, не привлекая внимания к действиям других участников экспедиции. Для этого всадник Ог с тремя слугами начали заготовку и доставку стволов из бамбуковой рощи. На обед и вечером Ог с Ол и слугами возвращались к стойбищу вместе с заготовленными бамбуковыми стволами.

16
{"b":"583106","o":1}