ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ночная схватка стоила нашей стороне погибшей всадницы из рода Изу Вина. Тяжелое ранение стрелой в предплечье получил отец Оти Ог, Кин и Ольк получили легкие ранения в конечности. Погибло двое слуг и четверых ранило. Нападающие потеряли убитыми тринадцать всадников и десятерых слуг, плененными оказались шестеро раненых всадников из них двое тяжелораненых, и четверо раненых слуг.

Два часа стояли за пределами дальности выстрела лука, оставшиеся без хозяев слуги, пока к месту столкновения не вышел шаман племени. Вновь теперь уже шаман, а не вождь подходил к воротам лагеря. Пришедшего шамана провели вовнутрь лагеря к ночному костру. Вновь мы сели у костра в центре лагеря. Весь лагерь, был наполнен лежащими ранеными всадниками и их ранеными бойцами. Над лагерем висел непрерывный стон, мечущихся в бреду раненых. Здоровые слуги, понуро сидели рядом со своими подопечными. Бодрость и уверенность в своих силах, просвечивала на лицах маленькой, но боеспособной дружины молодого ярла. Защитники небольшого укрепления без всякой спешки, организовано восстанавливали лагерь после ночного штурма. Шаман запросил разрешения на допуск слуг и друзей к раненым и погибшим. На мой вопрос: - "А кто же будет лечить всех этих раненых их рода, которые стали моими пленниками, и не пора ли шаману с помощниками взяться за лечение моих пленников"? Последний с радостью поблагодарил за разрешение ему и его помощникам лечить раненых. Таким образом, у ворот лагеря вновь столпились слуги и друзья попавших в плен раненых бойцов, клятву верности принимал у них уже не Ог, а мой вассал Кин.

Небольшой сон в течении часа и вновь ночное снаряжение и прибор ночного видения помогают невидимкой подобраться к юртам кочевья рода Виров. Несмотря на ужасные потери, все же лагерь охраняют три парных поста. Трое легкораненых всадников со слугой в паре несут дозор. Уже в сумерках последний, ближайший к лагерю, дозор с помощью духовой трубки был обезврежен. Слуг я оставил в беспамятстве на местах, а их всадников уложив на успокоенных риров доставил в лагерь. И с чувством выполненного долга удалился в юрту спать.

Часть 10

Земля семьи

Начался новый день. Солнечный луч почти вертикально опускается в юрту через отдушину. Приглушенный гул голосов доносится снаружи. Давно не слышанная песнь исполняющего обряды шамана доносится сквозь гул жизни лагеря. Звуки снаружи рассказывают о повседневной жизни уже не лагеря, а стойбища. Слух резанул щебетание детворы, эти звуки явно не вязались с буйством войны прошедших суток.

При выходе из юрты взгляду открылась удивительная картина. Вокруг костра, у входа в шатер, мирно восседают и о чем-то беседуют вожди родов Мга Вов и Виров всадники Им и Ган. Всадник Ган, а рядом с ним всадник Ог с перевязанными ранениями с удовольствием смакуют вино и еду, громко похваливая хозяйку, сидящую напротив них - Оти. Рядом с Оти пустое место - мое. А рядом вокруг костра сидят шаманы родов Мга Вов и Виров и трое прославленных бойцов этих родов, в том числе и отец Ага всадник Квин. Недалеко горит еще один костер - точнее три костра рядом вокруг, которого сидят мои всадники и Ги, Аг с друзьями и десятка четыре других всадников, в том числе и плененные всадники с перевязанными ранами. Ранее лежавшие на земле по всему лагерю раненые пленники и их слуги исчезли. По всему лагерю и на стенах бегает детвора из рода Мга Вов, пятеро детей всадников Тик и Тан - племянники и племянницы Оти на правах родни сразу прибежали здороваться, явно хвастаясь перед своими сверстниками родством. После бессонной ночи мой сон продлился почти до обеда, и явно с утра до обеда произошли значительные события вокруг нашего лагеря.

Сев на свое место и поприветствовав вождей Им и Ган, я попросил извинить меня из-за моего отсутствия при их появлении, и выразил надежду, что их достойно встретила хозяйка с отцом. В ответ услышал поздравление по случаю нашего с Оти бракосочетания. Я предложил гостям чувствовать себя как дома и извинить за неудобства походного лагеря. Далее я пригласил вождей, раз уже они у нас, в гостях скромно отужинать у нас по случаю нашего с Оти бракосочетания, пригласил также всех всадников родов Виров и Мга Вов. В голове роилась куча мыслей, откуда здесь столько народа, и как быть с вчерашними и даже ночными противниками. Вчерашние враги, почему-то уже пользуются моим гостеприимством. Поев и извинившись перед гостями за временное отсутствие, я позвал Оти в нашу юрту. Первый вопрос - Что происходит, откуда здесь столько людей, почему в гостях Ган? Вначале нежная рука прикрывает мой рот, а позже перехватывается дыхание поцелуем, мгновенно из головы вылетают всякие вопросы. Нет ничего значительнее и важнее момента, когда любимая берет инициативу в свои руки. В голове сразу туман - поволока, а будь, что будет потом, это сейчас и самое важное. Костер снаружи и люди за ним явно дали понять, что они, что-то решили и согласились. Вновь инициатива перехвачена не личностью, а судьбой, кто-то уже что-то решил. Там за стенкой шатра двое старших в семье что-то решили, и теперь младшим придется плыть по течению - решению старших. Лишь бы сейчас не мешали.

Как после наркотического кросса на пару километров - нежная истома, с чувством полного истощения жизненных сил наполняет всего. Словно выкачанное насосом, из тела исчезло любое желание шевелиться, даже голова поворачивается медленно, как в замедленной съемке. Вот рядом дорогие глаза смотрят как-то снизу вверх, но так завораживающе. Вдруг глаза, в которых тонешь, изменились, какой-то радостный игривый взгляд со смешинкой, молнией пронесся в этой глубине. Ум еще находится в сладкой истоме, а рефлексы уже работают. Лавиной, как будто внутри кто-то включил выключатель, бессильное опустошенное существование сменилось на чувство сильного уверенного в себе зверя стремящегося схватить и прижать к себе свою самую дорогую добычу. И здесь уже идет борьба не с усталостью, а боязнью что этот напор силы и энергии не просто возьмет и удержит главное твое богатство. Все барьеры сметает выброс адреналина. Звериный рефлекс объятий так сильно и быстро приходит, что возникает страх, это дорогое существо, как фарфоровая чашка в неумелых сильных руках может лопнуть от неуемной силы эмоций. С огромной мукой, сдерживая силы рефлекса, идет борьба зверя и человека, нежно стараешься обнять это дорогое существо, которое отнюдь не убегает, а само льнет к тебе. Мужские объятия так нежны и сильны, а в них, сколько бывает борьбы - зверя и человека. И вновь из головы исчезает действительность, время остановилось, взгляд сфокусировался - исчезло периферийное зрение, глаза видят только ее. Есть только двое - я и она, мы созданы друг для друга.

Вечер пришел, страшно хочется, есть, словно не ел уже вечность. Вновь все сидят у костра. Две туши якхов висят над кострами, явно уже кто-то был на охоте. Огромные бурдюки с вином заняли почетное место недалеко. Смех и веселье кругом, все нарядно одеты. Вновь принимаем поздравления и слышим сальные шутки. Мы вдвоем в центре внимания. Все стремятся поздравить молодоженов и пожелать кучу детей. Общие радость и веселье заразительны, сложные мысли уходят и чувство своего праздника берет верх. Вот рядом дорогая рука и надо ее подержать, и вновь нужна эта рука и так бесконечное число раз. Наконец когда, кажется, все нам надо бежать, можно подняться, и, взяв за руку свою любовь, укрыться за тонкой стенкой юрты. И вновь каждый раз неповторимое состояние наполняет всего. Что-то неподдающееся заблаговременному расчету уводит сердца в путешествие. А чем длительнее ночь, в этом случае, тем лучше.

Трое суток прошло как мгновение. Распорядок был очень прост - проснулись, очнулись, поели или очнулись, проснулись, поели и так много, много раз.

Пришло время, и в юрту вошел всадник Ог. Пришло время решать вопросы. Род Мга Вов собирается уходить и надо прекратить войну. Далее меня посвятили в историю произошедших событий и планов на будущее.

Начало светать, когда слуги занесли последних пленников. На рассвете, на востоке появился столб пыли и к неохраняемому стойбищу, воинов Виров приблизился большой отряд воинов. Так как никто не встречал всадников, то отряд сразу въехал в стойбище. Сонный лагерь Виров вдруг наполнился всадниками, на топот копыт из юрт и шатров начали выскакивать вооруженные, сплошь раненые слуги. Только возле палатки вождя оказалось двое всадников готовых к отражению врага. Распознав столь неожиданно появившийся отряд, воины опустили оружие. Оказалось, что это всадники рода Мга Вов под руководством старого вождя Им, и примкнувший к ним отряд молодых всадников рода Виров, под руководством Ага и его отца Квина. В стойбище вновь прибывшим предстала удручающая картина - дважды раненый вождь Виров Ган при поддержке слуг вышел из юрты, возле него собралось двое здоровых всадников и почти дюжина раненых. Вокруг собралось с полсотни вооруженных слуг, каждый второй из которых имел какие либо ранения. Все собравшиеся прятали глаза, а из рядом стоящих юрт и шатров слышались стоны раненых. А в это время в нашем лагере начали спешно вновь готовиться к обороне. Но тут от группы прибывших всадников отделился один и направился в сторону лагеря.

20
{"b":"583106","o":1}