ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внешний периметр рва окружили два ряда волчьих ям, в промежутке, между которыми установили вкопанные рогатки.

Осмотр бамбукового леса и периметра острова показал, что нежданных гостей там не было.

Часть 12

Инды и Аг

Прошло два месяца, как жизнь в лагере и округе нормализовалась. Пришла в степь осень. Еще неделю и придется возвращаться в имение Игрома. Впереди трехмесячный переход. Из стада диких якхов удалось отобрать почти три сотни телят, которые станут основой семейного стада. Стойбище уже давно выселилось от стены к вершине скалы. Всадник Ги, наконец, нашел общий язык с всадницей Ази и попросил ее в супруги. Вместе с клятвой супруга он также дал вассальную присягу ярлу Роману. В лагере теперь постоянно работают только шестеро слуг и несут охрану десяток доверенных кнехтов. Удалось изготовить почти четыреста коротких клинков. В окрестностях лагеря вновь вырос небольшой, но плотный бамбуковый лес. В последние дни кузнец с зятем и четверо семейных слуг, теперь уже кнехтов, заняты не обработкой мифрила железа, а закапыванием остатков и маскировкой места укрытия. Для еще большей маскировки места захоронения метала, в другом конце лагерной площадки была выкопана новая яма, в которую перенесли угли, обгорелые деревяшки и прочие следы кузни. На место захоронения корабля, вновь пересадили тиковые кусты.

Но судьбе захотелось вновь испытать нашу дружину на прочность. Однажды вечером в стойбище прискакал раненый Ид. Оказывается, что Аг со своей дружиной в два десятка всадников, отбиваясь от преследующих почти четырех десятков молодых всадников племени Индов, уже три недели как стремится пробиться к нашему лагерю.

Вначале, собрав почти пятьдесят молодых всадников, Аг совершил рейд в глубину территории племени Индов. Смог молниеносным ударом отбить стадо одомашненных якхов почти в пятьсот голов, послав три десятка всадников с отбитым стадом к родным кочевьям, сам стал отвлекать преследователей с двумя десятками. Преследователей он отвлек от главного отряда, но сам оказался гоняемым почти сотней всадников. Почти месяц уловок и маневров привели его в район нашего стойбища. В полудне пути, в излучине реки на скале преследующий отряд молодых всадников Индов запер Ага и его бойцов. Аг перекрыл проход на скалу, смог отбить две атаки, но почти все ранены, и нет продовольствия, теперь вся надежда на нашу дружину.

Оставив всадника Ог и всадниц Оти, Эми и Ази, с восьмью кнехтами и слугами в становище с указанием срочно кочевью со стадом начать движение к столице. Я с всадниками Ольк, Ги, Кин, Ку и Ид, а также с десятью кнехтами и десятью вооруженными слугами, начали ночной переход к месту. Для моих всадников и кнехтов уже не раз ходивших в ночном переходе под моим руководством такое движение было не в новинку. А вот для Ид и новых слуг такой способ и темп оказались открытием, непривычные к таким марш броскам по ночам, они явно тормозили движение. И все же спустя восемь часов вдали показались огни костров небольшого стойбища. Еще через двадцать минут чужое стойбище оказалось как на ладони, а над ним на скале горел другой костер. До сумерек оставалось почти два часа. По плану через два часа, а точнее по моему сигналу со скалы наши бойцы должны будут атаковать лагерь на рирах и якхах. А я совместно с дружиной Аг ударим по стойбищу Индов со скалы. Таким образом, используя фактор внезапности и согласованный удар с двух сторон, мы опрокинем противника. Далее всадник Ид увидел, как ярл Роман становится ночным демоном - ниндзя.

Вновь темная ночь приняла в свои объятия человека, густые облака ранней осени создают непроглядную темень. Нет ни звезд, ни черных глаз Монума. Сплошная темнота как морок покрывает землю, холодная ночь уменьшает горизонт тепловизора, но яркие отблески костра позволяют определить направление и сами подсвечивают округу. Вот слева в темноте затаились двое, но они не только затаились, но явно заняты друг другом. Значит он и она. Трое у костра что-то монотонно напевают. Далее, ближе к скале, виден спрятавшийся за камнями еще один парный дозор. За пятью юртами видны сполохи от костра дальнего дозора. Вновь риры у костра начинают беспокоиться. Ультразвуковой сигнал успокоения и подчинения пользы не приносит, явно он для этих риров другой, но повторение несколько раз все, же принесло плоды. С четвертой попытки риры успокоились. Медленно двигаюсь к занятой собой парочке. Что делать, как их нейтрализовать, они настолько близки, что изменение в поведении другого сразу же станет явным. Нет, надо отказаться пока от этих, займемся дальним постом, а эти глядишь, успокоятся. Отхожу назад, и быстрыми перебежками огибаю лагерь. Здесь у костра совсем другая картина. Нет дополнительного дозора, двое прислонившись, друг к другу спокойно спят, но риры опять на чеку. Вновь долгое успокоение верных животных, и вот выхожу к костру. Сначала настроим свое и их внутренне "Я" на умиротворение. Вот он момент, да я готов и они не против. Короткая перебежка, две приоткрытые шеи, как специально открыты для рук, одновременно два нежных укола и вновь можно бежать вперед. Тихий катящийся шаг быстро приводит к дозору, спрятавшему за камнем. Вновь внутренний "Я" говорит что готов. Эти не дремлют, а настороженно всматриваются в сторону скалы.Попробуем немного внушения: "Пусть думают, что там может что-то сейчас появится надо только получше всмотреться". Да они смотрят вперед, все их внимание впереди. Но ведь я сзади и вновь двое остались смотреть невидящим уже взглядом, навалясь на укрывающий их камень. Время летит как стрела, вот он костер и троица рядом, но те двое уже начеку, прильнули к земле и всматриваются наверх. Вновь под ногами летит земля, полусогнутые ноги катятся по земле, туловище, наклонено вперед ускоряя движение. Вот и вновь я на исходной точке, риры уже заняты чем-то своим. Медленно, очень медленно подбираюсь к двоим. Взмах руки и стрелка полетела вперед, вторая тоже уже пошла, но всадница каким-то образом что-то почувствовала, она поворачивается и смотрит мне в лицо. Наши глаза встречаются. Вижу как быстро вскидываются брови и раскрываются веки, открывая огромные слегка на выкате глаза, расширенные зрачки расширяются еще больше, медленно в попытке закричать открывается рот, показывая белоснежные зубы. Напарник всадницы уже оседает, мое тело как пружина автоматически падает на нее, рука закрывает губы, а вторая зажимает извивающееся тело, мой вес придавливает ее. Укус, кажется, сей час разорвет мою ладонь, другая рука находит иглу. Ее глаза не отпускают моих открытых маской глаз, но вот, наконец, зрачки сузились, трепещущее тело размякло. Все она спит. Даже во сне плотно сжаты челюсти. Из прокушенной ладони хлещет кровь. Дозорные, у костра встревоженные борьбой всматриваются в мою сторону. Несколько звуков имитирующих влюбленных и троица вновь занята своими делами. Снова определение своего "Я" пред глазами. Как в замедленной съемке медленно проворачиваются варианты атаки, все легко и просто укладывается на полочки и уже не случай, а кукловод ведет кукол как хочет. Вот кукла номер один: - ей смотрящей в мою сторону с бедра летит арбалетный болт прямо в переносицу, а она просто смотрит на летящего из темноты шмеля, и медленно окидывается назад. Вот кукла номер два: - ей повернутой ко мне вполоборота болт из арбалета левой руки (выстрел номер два), прицел на мочку правого уха, когда он начнет поворачиваться в мою сторону болт войдет прямо в пытающийся закричать рот. Ну а кукла номер три: - почуяв неладное начнет, оборачиваясь приседать, пытаясь подобрать лежащий у правой ноги меч и увидеть противника ей пойдет болт номер два спаренного арбалета правой руки, наведенный на локоть правой руки. Болт номер два с левой руки с небольшой задержкой по времени продублирует работу напарника, попав в голову, не даст гибнущему поднять тревогу. Все происходит в полной тишине. Лишь риры пофыркивая, склоняют головы над телами, лежащими у костра. Медленно, слегка отодвинув спящую красавицу пятясь на корточках, ухожу в темноту. Назад и влево. Быстро снимаю ночной костюм, прячу в скрутку и теперь как ярл, слегка наклоняясь перебежками, добираюсь до расщелины скрывающей тропу на скалу. Здесь уже обратили внимание на осевшие тела у костра. Аг и его дружинники окружили с радостными улыбками. Услышав план, все быстро собираются и тихой цепочкой выходят к основанию скалы, и рассаживаются на риров. Наступили сумерки. Цепь всадников готова к атаке. Сонный лагерь лежит в ста шагах от нас. Подаю зовущий сигнал своему риру, а световой сигнал Ольку с бойцами. Несколько минут тишины сменяются топотом появляющихся из сумерек скачущих всадников. С двух сторон на сонный лагерь накатываются лавы всадников. Второй волной на лагерь накатываются скачущие на якхах кнехты и вооруженные слуги. Ив прибегает на зов, и я вновь оказываюсь в седле. Мне торопиться уже нет смысла, у входа в юрты началась настоящая бойня. Не торопясь, подъезжаю к стойбищу и тут слева вижу появляющиеся из сумерек многочисленные огни приближающегося отряда. Рука сама тянется к рогу, и я подаю сигнал к отступлению, а глаза смотрят в сторону огней. Огни остановились и тут же покатились в нашу сторону. Вновь сигналю отход. Обе дружины дружно покидают захваченный лагерь. Подъезжаю, не спускаясь с рира, выдергиваю из неподвижных тел арбалетные болты. Направляю вслед удаляющимся всадникам рира, а с правой стороны вижу лежащие под ветвями кустарника два неподвижных тела, копна густых неимоверной длины черных волос разметалась вокруг спящей красавицы.

23
{"b":"583106","o":1}