ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шаг вперед и ответный поклон. Глаза собравшегося опытного противника ничего не выражают, длинный меч уверенно сжимают обе руки, хорошие доспехи с металлическими пластинами и наплечниками обеспечивают защищенность, круглый щит висит за спиной. Ноги слегка согнуты, без напряжения упираясь в землю. Противник достоин уважения.

Полусогнутые ноги вновь ощущают сопротивление земли под ногами, автоматически компенсируя его на каждом шагу. Двое начали ходить по кругу. Ирк поднял обе руки над головой, откинув меч назад, слегка сдвинулся с места, прыгнул вперед с невообразимой быстротой, нанося удары. Оба бойца чувствовали движение друг друга, молниеносно отклоняясь, в сторону, плавными выпадами парировали удары и наносили ответные. Несколько секунд боя показали - это первый настоящий противник сегодняшнего дня. Щит и меч звенели от наносимых ударов. Рукоятка меча крепко сжата пальцами правой руки, на ладони выступила легкая испарина, холодная и скользкая. Щит в левой руке привычно отражает удары, плечо не напряжено. Меч просвистел в воздухе и столкнулся с клинком противника. Кончиком меча, не отпуская чужого клинка, проводим вращение, верхний край щита принимает чужой клинок, делаю шаг вперед и гардой меча ударяю в висок шлема. Противник отпрыгивает, мгновенно собирается и вновь идет в атаку. Меч вновь нацелен на противника, пытаюсь сделать выпад так, чтобы нарушить оборону противника и попасть в горло. Но Ирк как будто заранее угадывает намерение - отступил влево, увернулся от удара и в свою очередь направил удар в живот. Щит принял удар, послал кончик меча вскользь и вправо, лезвие продолжило свой путь, черкануло панцирь. Мой меч опустился сверху на пропущенный клинок, вновь проворачиваю, поднимаю, ложу на щит. Клинок освобождается, поднимаю к левому уху, и с плеча наношу удар. Противник падает на колено, подставляя клинок на защиту от рубящего сверху удара. Мой клинок с огромной силой ударяет по мечу противника. Клинки словно срослись, время вновь остановилось. Вот нижний, острый угол моего щита как гильотина опускается левее скрещенных клинков в открывшийся бок, отодвигая мое лезвие к гарде чужого меча, а я центр тяжести тела переношу в самую нижнюю точку моего щита. Опускается на кожаный доспех угол щита, находит место между металлическими пластинами и входит вглубь доспеха. Ирк перестает сопротивляться нажиму моего меча, во вращении припадает к земле и через правый бок откатывается от меня. Я с упершимся в землю щитом и опущенным мечем, вижу, как противник откатывается. Поднимаюсь, пот уже давно струится по всему телу, чувствую себя мокрым и уставшим, время вновь вернулось на свой размеренный темп, занимаю позицию. Противник встал, вновь приготовился к схватке, к земле по правому боку, потянулся алый след. С устрашающим кличем Ирк прыгнул вперед - лезвие блеснуло, направляясь к горлу, с порывом бешеной энергии переменил направление, уводя клинок от встречи со щитом и зацепил бедро. Кровь окрасила штанину, нога потеряла опору. В падении на колено рука держащая меч, ударила снизу вверх прямо под левое плечо. Кончик меча прошил доспех, вонзился в предплечье и вышел сзади над лопаткой. Выдернул меч, и откатился назад. Противник уронил меч, левая рука безвольно свесилась, а правая схватилась за рану у плеча. Поднимаюсь, правая нога стала тяжелая и непослушная, но щит и меч все так, же послушны. Еще мгновение и внимание переключается на противника. Ирк отпустил рану, правой рукой поднял меч и выпрямился. Сил встать в стойку, уже явно нет. Правая рука с трудом удерживает меч, пытающийся опуститься к земле. Делаю три шага назад, закидываю щит за спину, меч вставляю в ножны и поклоняюсь в пояс. Голова наклонена вперед, но глаза следят за руками бойца. Противник перехватил меч, вложил в ножны и ответил поклоном, непослушная левая рука свисает к земле. Подождал несколько секунд и выпрямился. Распрямился и я.

Мышление выходит из боя и возвращается к реальности, начинает воспринимать окружающее. Вокруг нас на площади никого нет, только молчаливые зрители. Реальность наполнена поразительной тишиной. Мы вдвоем в центре внимания всех. Первыми нарушили тишину женщины. Незнакомая всадница, стоявшая у нашей трибуны, с криком бросилась мимо меня к выпрямившемуся Ирку, обняла и тут же приняла на плечо обмякшее тело, следом побежали дети. Ко мне прибежала Оти, обняла и начала ощупывать, следом пришли ее братья и Игром, молчаливо остановились рядом. Принесли скамейку, сел и мне перебинтовали ногу. Поднялся, всадники и челядь окружили кругом. Еле взобрался на рира, сопровождая носилки с Оти, направились домой.

Мой бой с Ирк длился целый час, а последние сорок минут мы были единственными на арене. Выяснилась еще одна деталь - Ирк считался лучшим мечником рода Виров и возможно Восточной орды.

Глава 7 Карта мира

Карта мира

Серый свет освещает комнату, потолочные балки черны, в некоторых местах видны прогибающиеся с явными изломами стволы старой бамбуковой основы. Сквозь потрескавшиеся пластины прозрачного хитина вставленного в оконные рамы и сами рамы ветер задувает в комнату. Ветхость и старость явно напоминают о необходимом ремонте зданий имения.

Лежу в кровати укрытый меховым одеялом. Рядом на одеяле лежит Оти. Как оказался в кровати не представляю, в памяти только путь со смотра домой. Тело словно налитое воском, даже пальцы еле двигаются, шевелюсь, во всем теле усталость, очень хочется есть. Наконец рука под одеялом двигается и будит Оти. Любимая, радостно визжа, кричит: - "Очнулся. Очнулся. Все сюда". Комната наполняется слугами, прибегают родители Оти, с кряхтением в комнату заходит Игром с шаманом Ку.

Оти сразу же рассказывает все подробности моего появления в кровати. Оказывается, я сутки пролежал без сознания. Потеряв сознание от потери крови недалеко от имения. Мой противник Ирк, так же лежит в кровати в своем имении, у него жар, и неизвестно выживет ли он. От старейшин орды приходил посыльный, уточнял как здоровье, и уточнил: "Ярлу Роману явиться к вождю после выздоровления".

Поданный в постель горячий суп, наполнил тело энергией, сразу исчезла усталость, появилась жажда деятельности. Раненое бедро терпимо ныло. Знахарь запретил дней пять ходить. Я оказался затворником своей спальни, попав под опеку жизнерадостной Оти, ее матери Ири и присланного старейшинами знахаря. На второй день я вновь обратил внимание на необходимость ремонта имения.

Семейное собрание в составе семьи, шамана Ку, управляющего Кил, всадников Гал и Хин; высветило кучу необходимых решения вопросов. Резкое увеличение числа жителей имения потребовало их размещения в помещениях. Наступающая зима скоро вступит в полную силу, а отапливаемых помещений явно мало. Топить пока можно навозом от якхов, для которых запасено сена на сто пятьдесят голов. Как только наступят морозы, можно будет сделать забой излишка якхов и сохранить их мясо для питания. Но тогда сразу встанет вопрос о количестве отапливаемых помещений. Также для работы кузни нужна древесина, резать деревья в имении нельзя - они кормят, ближайшие бамбуковые леса находятся на территории чужих родов. Привезенный нами запас бамбуковых стволов очень быстро уйдет на кузню и изготовление новостроек. Отказаться от кузни нельзя, после зимы, вновь придется отстаивать нашу территорию и уже защищать не временный лагерь, а настоящий поселок. Замок придется строить еще сильнее, на него десятка лопат и топоров не хватит. Даже слуг и кнехтов надо больше чем есть. Всадников и кнехтов надо вооружать добротными доспехами и оружием, тех которые есть сейчас - надо тренировать, а кто и где это будет делать. По оружию: всего два кузнеца, а надо кому-то делать оружие, кому-то делать доспехи, кому-то копья и дротики, наконец, кому-то луки и арбалеты. Имение Игрома ветхое, башня, возможно, что развалится необходимо реставрировать. Столько проблем сразу возникло, что когда перечислили, все сразу растерялись. Решили сначала разобраться, что есть свое и что можно достать. Тут же возникло, будем искать в других семьях тогда, что давать взамен. У нас только пока заготовки для клинков, хоть и большое количество но удешевлять нельзя, не будешь же за одного якха, почти булатный, клинок давать, а денег здесь нет. И тут же в голове возникло - в древнегреческой "Спарте" были железные деньги, наверное, такое можем сделать и мы. А сколько тогда будет стоить эта копейка. Наше железо легированное, его качество намного выше болотного (кричного железа), произведённого из местной болотной и озёрной руды. Местное производство никогда не сможет добиться нашей закалки стальных изделий, а уж вставок мифриловых лезвий вообще никто не сможет повторить. Получается, если оценим легированное железо как один к четырем стоимостям кричного железа, будет примерно выгодно. Но даже деньгами не решить проблему людей и топлива, что делать?

31
{"b":"583106","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Луч света в темной коммуналке
Иной мир. Часть первая
Homo Deus. Краткая история будущего
Радиевые девушки. Скандальное дело работниц фабрик, получивших дозу радиации от новомодной светящейся краски
Некоторые не попадут в ад
Северный витязь
Вижу вас насквозь. Как «читать» людей
Плотность огня
Преступники. Мир убийц времен Холокоста