ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В голове одна мысль, ну хорошо выживем сегодня, может быть завтра, а что потом? Даже если вырвемся из лагеря, то как избавиться от преследования, как быть с ранеными? Где становиться на ночевку, чтобы вновь не оказаться в капкане? Как приучить риров не бояться богомолов? Как без продуктов добираться домой?

Вот первая капля попала в лицо, небольшой порыв ветра и пошел первый осенний дождь. Люди только что изнывавшие от жажды, со счастливыми улыбками начали складывать ладошки для живительной влаги. Теперь дождь позволил решить проблему с водой, сейчас все кто может в емкости набирают запас, и на несколько дней опасность обезвоживания отодвинулась.

Дети всегда найдут время для игры, сразу же прямо под дождем, они начали запускать в лужах деревянные дощечки, палочками передвигая их с одной стороны лужи на другую. И тут же в голове появились парусные корабли уходящие за горизонт.

Томительны часы ожидания. Вот уже кончился дождь, сжеваны несколько полос вяленого мяса и лепешка на завтрак, а богомолы пока не покидают стойбища. Лишь несколько патрулирующих дозорных групп расположились по периметру, и самцы богомолов собирающие тела погибших с поля.

Любое ожидание со временем кончается. К северным воротам лагеря приблизилась группа самок богомолов, явно высокого уровня, в импровизированных доспехах и мечами-шпорами. Рядом с богомолами шествовал человек в одеждах никонского шамана и держал зеленую ветвь мира.

Собравшиеся на барбакане северных ворот предводители никонцев возмущенно заговорили между собой, узнав в пришедшем одного из известных руководителей племени.

Пришедший вовсю начал использовать принцип разделяй и властвуй, давая утопающему схватиться за соломинку. По его словам хозяева-насекомые очень даже и неплохо заботятся о рабах. Ремесленникам и их семьям у богомолов почет и уважение. Молодым матерям сладкая жизнь ешь сколько хочешь главное побольше рожай. Самым сильным воинам почет и уважение и сколько душе угодно жен. Все самые лучшие воины после состязаний удостаиваются права быть гвардейцами главной королевы богомолов. Только преступники, самые старые, больные и немощные отправляются в пищу хозяевам. Тысячи никонцев уже давно служат богомолам, пришло время всем людям покориться и не противиться судьбе. Никонцы избранные и теперь, когда есть столько плененных ванийцев хозяева могут быть благосклонны к последним из покоренных. Благосклонные хозяева лают срок до завтрашнего утра на сдачу в плен. Кто не сдастся, будет в присутствии всех никонцев съеден на жертвенном помосте.

Высказав волю хозяев переговорщики удалились. А на барбакане началась новая перепалка вождей в юбках. Так как о русинах разговора не было, то наша троица немедленно удалилась. Зная настрой части вождей в решении никонцев сомнений не было. Теперь выживание русинов вновь было в их руках. Пока богомолы и их будущие рабы осмысливают ситуацию чужим надо уносить ноги, пока никто не опомнился.

Сразу же вызвав к себе собрал оставшихся командиров. Рассказал о парламентерах и условиях сдачи, указал роль в виде жертвенного скота не никонцам. Вновь возник вопрос боязни риров богомолов и невозможности направления в атаку на них всадников. Решили пока чем-либо накрыть головы риров так, чтобы они видели перед собой только на десяток шагов. А уж когда рир разгонится, то он по идее не успеет отвернуть от встречи с богомолом.

Двадцать тяжелораненых бойцов решили оставить. Так как все равно не сможем их вывезти. Здесь возник вопрос а как оставлять. Шанс что никонцы вместо своих людей пустят под жвала чужинцев максимален. Вывезти раненых нечем, как и оказать им должный уход в путешествии домой не представляется возможным. Что же делать?

И этот вопрос решился просто, лучше помочь другу уйти, чем обречь его на предсмертные муки.

Еще почти дюжина раненых получивших повреждения ног, явно не смогут выдержать никакого перехода, и также переходят в режим оставляемых. Так как была большая вероятность не выпуска русинов и их преследования то оставшихся неперемещаемых, но способных еще держать оружие - решили оставить на защиту южного барбакана и прикрытие выхода из лагеря. Теперь, когда вместо соплеменников можно в жертву было использовать ванийцев или русинов вероятность свободного выхода из лагеря с каждым часом снижалась. Если удастся выйти из лагеря без боя то тогда не ходячих раненых, повезем в ковровых гамаках, развешенных между парой риров.

Прорываться решили через южные ворота, и захваченный город Ава, наиболее вероятно что сейчас главные силы богомолов находятся здесь, к северу от лагеря. Южнее скорее всего небольшие фуражирные отряды. А в самом городе вряд ли есть крупный отряд. Определились за полчаса основные силы и не ходячих раненых сгруппировать у южного барбакана, а еще через десять минут постараться бескровно взять контроль за южными воротами.

Через полчаса на возросшую активность русинов и ванийцев обратили внимание никонцы, но барбакан уже попал под контроль ванийцев и раненых. Пятерых стражников южного барбакана десяток арбалетчиков и полусотня ванийцев мирно вытеснили с барбакана. И всеже лагерь не настолько велик, чтобы вожди никонцев не успели к открытию ворот. В немом ожидании у южных ворот, наставив друг на друга оружие, сгруппировались русины а вокруг них никонцы.

Амазонки и главный шаман попытались возмутиться, но пришлось напомнить, о том что мы не входим в состав их племени, а значит они не имеют никаких прав принимать за нас решение о сдаче в плен нелюдям. Вновь две предводительницы родов высказали мысль о нормальности сдачи в плен, мол ничего страшного нет не мы первые сдадимся, зато если во время переговоров кто-то покинет лагерь то потом будет только хуже всем. В этот момент на северном барбакане в ворота на выход проскользнул человек. В голове сразу - предупреждают о уходящих из лагеря, а сами отвлекают разговорами. Тут же даю команду на открытие ворот. Вновь все в готовности перерезать друг другу глотки. Наконец Бакоя приняла решение и указала своим опустить оружие.

Теперь небольшая колонна вначале с оглядкой, а потом с решимостью "человека перешедшего Рубикон". Вначале в ворота полусотнями вышли кнехты и копейщики. Потом с барбакана спустили раненых и разместив их между рирами выехали всадники. Последними из ворот вышли ванийцы. Небольшой дозорный отряд богомолов, увидев численное превосходство вышедшей колонны просто посторонился, отправив в лагерь посыльного.

Еще не скрылся за поворотом лагерь, как из лагеря вслед за колонной появилась небольшая группа никонцев возглавляемая двумя десятками всадников. А вперед на юг потянулась вытоптанная тысячами ног и лап дорога.

На обеденном привале колонну догнала небольшая группа никонцев возглавляемая Бакоя. Два десятка всадников три десятка женщин и почти шесть десятков детей вместе с Бакой и шаманом решили идти в неизвестность, чем в рабство к богомолам.

Еще через час новая колонна начала движения к бывшему городу Ава. Теперь тяжелые всадники русинов освободившись от раненных возглавили колонну, а легкие всадники никонцев двумя отрядами организовали тыловое охранение, с целью недопущения обгона колоны гонцами богомолов и третьим отрядом выдвинулись в авангард для разведки. В таком походном порядке мы и дошли к северной стороне города Аве.

К северу от города разведчики обнаружили небольшое стойбище богомолов. Стойбище развернулось вокруг охраняемого богомолами лагеря, в котором содержались плененные ванийцы, помещенные на участок земли, огороженный высоким плетнем. Среди богомолов свободно перемещались их рабы из людей - одетых в одежды окрашенные ярко красной краской.

Благодаря легким всадникам, вовремя обнаружившим гонцов и пару групп фуражиров, удалось подобраться к стоянке почти незаметно и выработать небольшой план действий. Выйдя из-за прикрытия леса, которым оканчивалась дорога, на пустошь перед стойбищем мы сразу становимся видимыми противнику. Сразу же перестраиваемся и выдвигаемся к богомолам, перестраиваясь на ходу. Пока мы на виду богомолов будем двигаться к стойбищу и перестраиваться все всадники отрываются от колонны, огибают по границе пустоши с востока стойбище и перехватывают гонцов со стойбища в город. Затем когда богомолы завязнут в бое с людьми, тяжелые всадники поддерживаемые десятком легких прорываются к лагерю и освобождают ванийцев, после чего, ударяют в тыл богомолам.

45
{"b":"583106","o":1}