ЛитМир - Электронная Библиотека

Уже через несколько секунд его член обмяк, больше не пульсировал во рту. Она выровняла дыхание, пытаясь охладить огонь, мчащийся по ее венам. Часть ее не могла поверить, что она так дерзко и нагло без споров, дала ему то, что он просил. Быстро отступив назад, Деклан выскользнул, его по-прежнему твердой длиной, из ее губ и наклонился, чтобы поднять ее. У нее не было времени протестовать, он резко поднял ее с колен и взял на руки на одном дыхании.

— Твоя очередь, суженная.

Она ахнула, когда он бросил ее в кресло, схватившись за подлокотники, чтобы сохранить равновесие. Поскольку на ней не было обуви, не трудно было стянуть штаны вниз с ее ног. Он бросил одежду на пол и потянулся к ее трусикам. Блеск в его глазах заставил ее нервничать.

Он не собирался удовлетворять на этот раз ее пальцами.

Почему-то она знала, что он собирался вернуть должок…с помощью рта и языка, чтобы заставить ее кончить. Сколько раз она мечтала об этом, но никогда не рисковала, не позволяла кому-нибудь опуститься ниже пояса. Реальность не так заманчива, как она думала, что это может быть. Облизывание пальцев — это одно. Как только он поместит свое лицо между ее ног, он узнает, насколько влажной она стала.

Что, если ему не понравится? Что если она вызовет у него отвращение?

Голос в ее голове был странно тих, оставляя ее уязвимой и одинокой.

— П-подожди, — она запнулась, поднимая руки, чтобы оттолкнуть его.

Он замер, глядя ей в глаза.

— Что случилось?

— Ты не должен этого делать, — ляпнула она, поворачивая голову так, чтобы ей не пришлось смотреть на него. Боги помоги ей, она чувствовала себя так неловко и неуверенно. — Не чувствуй себя обязанным или что-нибудь подобное.

— Обязанным? Вот что ты думаешь? — Он придвинулся к ней и развел ее руки в стороны. — Я умираю от желания попробовать тебя, Рейчел. Я немного попробовал тебя раньше, но этого недостаточно. Я хочу похоронить свою голову между твоих ног, лизать тебя, как конфету и смотреть, как ты разлетаешься на части. Я хочу выяснить, так ли сладко ты звучишь, когда кончаешь так.

— Но… — она не могла смотреть на него, теперь не могла. Унижение затопило ее.

— Никаких «но», — зарычал он, протягивая руку к ее трусикам. — Я хочу этого и ты тоже.

Не было никаких причин спорить. Он был прав. Она хотела этого не меньше…если даже не больше…чем он. Когда он схватил ее трусики, она не остановила его, позволяя ему снять одежду с ее бедер и ног. Прохладная подушка под ее задницей послала дрожь по позвоночнику. Вдруг она осознала, как холодно в комнате, в воздухе словно ветерок веял по ее обнаженной плоти. По прихоти она побрила свою киску, любопытство ради посмотреть, как это чувствуется. Когда волосы отросли, она решила держать себя гладкой.

Там не было ничего, чтобы защитить ее. Ее половые губы были открыты его взору.

— Было всего двое, — вырвалось у нее, сменив тему прежде, чем она поняла это, отвечая на ранее заданный им вопрос, который он, наверное, забыл. — Я никогда не делала этого раньше.

— Двое? — переспросил он, застыв на месте, его клыки были видны из-под его полной губы.

Она хотела убить себя. Он не хотел слышать об этом. Не сейчас.

Глупая, глупая, глупая.

— Неважно, — прошептала она. — Это не важно.

— Двое мужчин? — спросил он, наклоняя голову в бок.

Если бы там была дыра в земле, она с благодарностью бы сползла в нее. Вот почему она никогда не пыталась завести отношения. Каждый раз, когда она была уже у члена мужчины, она говорила или делала что-то не так. Если она не была занята тем, что кричала на них, она понимала, что бормочет глупости. Неудивительно, что они никогда не звонили ей на следующий день.

Неспособная раскрыть рта для ответа, она кивнула.

— Никто не целовал тебя сюда? — Он обхватил ее холмик, его горячая ладонь напротив ее мокрой плоти. Когда она не ответила, он спросил низким голосом, — никто не спускался по тебе?

— Нет, — пискнула она, желая, чтобы он дотронулся до нее, но боялась попросить об этом.

— Хорошо, — прорычал он, приближаясь. — Я буду твоим первым и единственным.

— Тебе не понравится. — Блин. Почему она продолжает говорить вслух и все портить? Она поспешила исправить то, что, возможно, разрушила и попытаться спасти немного своей гордости. — Ты не должен.

— Ты права. Мне не понравиться это. — Она знала, что ему не понравиться, но услышать, как он это говорит, что-то сломало внутри нее. Она начала отдаляться, утопая в своих страданиях. Он остановил ее, удержав на месте. — Ты должна сначала выслушать. Мне не понравиться это, потому что я знаю, что я, чертовски, полюблю это. Я попробовал, но не ощутил сполна. И все это заставляет меня желать этого еще больше.

Он положил ее, что дало ему более чем достаточно места для маневра. Она не могла свести вместе ноги, пойманная в ловушку его большим телом. Он заставил ее опустить голову на подголовник, придвинув к краю кресла. Сгибая ее в талии, он опустил голову. Тепло его дыхания ласкало ее клитор, губы нависли над ее вагинальными губами. Еще один теплый, влажный поток из ее киски и ее щеки загорелись. Она боролась, чтобы дышать, хватаясь за искусственную кожу под ней.

— Ты хорошо пахнешь, — ворковал он, глядя на ее холмик. — Так горячо. Так чертовски сладко.

Его язык набросился на нее и прошелся по ее складочкам. Как только он прикоснулся к ее клитору она негромко вскрикнула и попыталась сдвинуть бедра. Электрический разряд промчался по ее спине, распространяясь по всему ее телу. В одно мгновение она захотела кончить, зависнув прямо на краю. Она вцепилась в кресло, ожидая, что он будет делать дальше.

— Откинься назад и расслабься. Я собираюсь наслаждаться этим столько, сколько ты выдержишь. Я мечтал об этом в течение многих недель.

Мечтал? По какой-то причине она обнаружила, что ей в это трудно поверить. Это была ее почти несбыточная мечта.

Первое прикосновение его языка к ее киске не ослабило напряжение. Затем медленно, когда он обратил свое внимание на ее внутренние складочки, ее мышцы начали расслабляться. Он, казалось, знал, когда она сдалась. Со стоном он увеличил давление, ласкал своим языком и ртом ее влагалище и клитор. Используя свои пальцы, он раскрывал ее влагалище. Она сдерживала стон, кусая губы. Он поднял глаза, встретившись с ней взглядом.

Тогда она поняла, почему он хотел, чтобы она смотрела на него, когда сосала его член.

Она никогда не чувствовала, такую связь с каким-либо другим человеком. Она была полностью открыта для него. Не было никаких секретов, никаких барьеров между ними. Он мог видеть через маску, которую она всегда носила, ту женщину, которую она всегда прятала. Один взгляд…простой захват ее глаз…и он знал о ней все. Даже зная это, она не решилась разорвать связь. Он внимательно смотрел на нее, продолжая облизывать ее киску. Присутствие, которое она чувствовала раньше, вернулась, как тень в ее голове.

Наш.

Крошечные электрические разряды танцевали по ее коже, по ее телу, распространяясь на руки и ноги. Это чувствовалось, как будто перья танцевали под ее кожей, прослеживая каждый контур и впадинки. Тепло в ее животе вернулось, странный красный туман заволок ее взор. Она отпустила кресло и положила руки за голову. Откинувшись назад, она позволила бедрам раскрыться.

— Черт, да, — прохрипел Деклан, облизывая ее. — Кончи, детка. Ты такая мягкая здесь, только для меня.

Двумя пальцами он дразнил ее вход, кружа возле киски. Она старалась не напрягаться, когда Деклан скользнул внутрь нее, используя влагу из его рта и соки ее возбуждения. Поглаживая языком ее клитор, он согнул запястье, войдя пальцами глубже. Она ахнула, когда он коснулся чувствительного места внутри нее, извиваясь на его руке.

— Деклан.

— Спокойно, — пробормотал он и полностью погрузив пальцы в нее. — Спокойно, малыш.

Спокойно? Он что сумасшедший?

Это чувствовалось слишком хорошо, ее киска была так чрезвычайно наполнена. Она хотела, чтобы он пошевелил пальцами, а другой ее части нравился этот шепот. Напряжение быстро нарастало между ними, что означало, что он не продержится долго, прежде чем заменит свою руку членом. Она не была уверена, насколько легко примет его, но уже была в предвкушении этого момента, представляя, как широкая головка растягивает ее. Деклан был нежным до сих пор. Каким он будет, когда отбросит нежность? Будет ли она в состоянии справиться с человеком, когда он потеряет тщательно выстроенный контроль?

21
{"b":"583108","o":1}