ЛитМир - Электронная Библиотека

Александр Кердан

Звёздная метка

© Кердан А.Б., 2015

© ООО «Издательство «Вече», 2015

* * *

Пролог

Густой и тяжёлый, как топлёное молоко, туман с полуночи повис над Скагерраком. Ближе к утру подул свежий бриз, но и он не смог разогнать белёсую, с неестественным, коричневатым оттенком, непроницаемую пелену. Изредка раздавался заунывный звон – это подавал голос колокол, закреплённый на буе у судоходного фарватера.

Рыбацкий баркас медленно дрейфовал по течению. На нём негромко, точно боясь потревожить спящую пучину, переговаривались двое.

– Ну и дрянная погодка нынче, отец! Какого дьявола нас понесло в море? – вопрошал рыбак в зюйдвестке, грубом босторге и высоких сапогах с раструбами – молодым, только что начавшим ломаться голосом. Широко расставив ноги, он стоял на корме и осторожно выбирал из воды «жаберную сеть»[1].

– Э, малыш, да ты испугался тумана… Запомни: среди Юргенсонов трусов ещё не было!

Голос у старого рыбака был низкий, скрипучий, как у баклана.

– Я вовсе не боюсь, – обиженно отозвался молодой рыбак. – Я просто думаю, чёрт побери этот туман, вряд ли нам повезёт сегодня.

– Ты поменьше думай… Хочешь поймать удачу, не поминай нечистого, почаще забрасывай сеть. Мой отец и твой дед Мартин любил повторять: рыбацкое счастье по берегу не ходит…

За бортом плеснула хвостом рыба и снова стало тихо. Лишь изредка позвякивал колокол.

Вдруг где-то истошно взревела пароходная сирена. Раз, потом другой.

Старый рыбак, вглядываясь в туман, пробормотал:

– Не иначе, это тот самый англичанин, что накануне бросил якорь в заливе.

– Вы говорите о паровом барке «Оркни», отец? С чего вы взяли, что это он?

– С чего взял? Да разве такой ревун с другим спутаешь… Вопит, как соседская Матильда, когда её муженек пропьёт последний талер!

Молодой рыбак отрывисто хохотнул:

– И правда, фру Матильда денежки любит…

– Кто ж их не любит, малыш?

Они замолчали. После долгой паузы молодой рыбак подал голос:

– Отец, кстати о денежках. Христиан прочитал вчера в «Берлинске тиденде»[2], что на этом «Оркни» везут деньги русских и, кажется, из Америки… Я вот только не припомню, что они продали там…

Старый рыбак пробурчал:

– Твой старший брат лучше бы поменьше читал газет, а занялся бы каким-то полезным делом. От чтения добра не будет! Только глаза ослепнут…

В этот момент в стороне, откуда недавно сигналил пароход, туман озарился яркой вспышкой. Потом громыхнуло так, словно столкнулись несколько молний, и баркас качнула сильная волна.

– Похоже, паровой котёл рванул… Чёртовы пароходы! Никогда я не верил в эти дымящиеся кастрюли… Парус и вёсла – вот истинные друзья моряка…

Молодой рыбак, напряжённо вглядываясь в туман, предложил:

– Отец, давайте пойдём туда… Наверняка там нужна помощь!

– Боюсь, малыш, помогать некому… Ты слышал, как рвануло… – старый рыбак поскрёб мозолистой пятернёй рыжие с изрядной долей седины бакенбарды, делающие его похожим на матёрого моржа, задумался, проводя в уме какие-то расчёты. – Ладно, сворачивайся, – распорядился он. – И верно, подойдём, глянем, что от этого англичанина осталось… Кто знает, вдруг день будет более удачным, чем показался вначале?

И всё же прошло не менее получаса, прежде чем сын выбрал и уложил снасти и встал к рулю. Старый рыбак с одобрением оглядел умело уложенную сеть и навалился на вёсла.

Они долго плыли, ничего не видя кругом. Неожиданно пелена расступилась, и баркас вырвался на открытое пространство, волоча за собой седые космы тумана, словно поднятые со дна перепутанные водоросли.

Старый рыбак осушил вёсла, огляделся:

– Где же это проклятое место? – пробурчал он.

Слева и справа от них туман ещё стелился у воды, скрывая морскую даль.

Молодой рыбак подсказал:

– Посмотрите левее, отец! Кажется, это там. Видите?

– Ничего не вижу, малыш…

– Да вот же, ещё левее…

– Мне бы твои глаза да лет двадцать сбросить… Ладно, сейчас всё увидим! – старый рыбак налёг на одно из весел, разворачивая баркас.

Солнце выглянуло из-за туч. Лучи упали вниз и заскользили по поверхности моря, разгоняя остатки тумана, открывая место катастрофы.

Море оказалось на удивление ровным – ни малейшей ряби, словно кто-то разлил по воде оливковое масло. И на этой маслянистой глади казались особенно чужеродными останки пароходной утвари: пробковые спасательные пояса, круги, матрацы, рамы от картин, панели красного дерева, каким-то чудом не утонувший латунный рукомойник, бочка, клавиши от рояля, ножки стульев, обломки деревянных резных колонн, детские игрушки…

Баркас медленно плыл среди этих останков. Юргенсоны с необъяснимой тревогой разглядывали их. Но к этой тревоге примешивался привычный интерес покупателя в торговых рядах на местном рынке. Старый рыбак то и дело оставлял вёсла, багром подтягивал к борту ту или иную вещь, поднимал, внимательно и с оглядкой рассматривал, прикидывая: пригодится в хозяйстве или нет. Ненужные вещи выбрасывал обратно, те, что понравились, довольно хмыкая, складывал в носовой части баркаса. Спустя час образовалась целая куча всякого добра.

– Это занятие, малыш, напоминает мне сбор трофеев… – гудел он. – Когда я под началом генерала де Меца воевал с пруссаками, мне пришлось заниматься чем-то подобным… Ты ту войну не помнишь, конечно. Мал был ещё…

– Почему же не помню… Ты привёз мне тогда красивую деревянную лошадку. Я долго играл с ней, пока не сломалась…

– Верно, малыш. Лошадка памятная. Она из ранца одного пруссака. Под Дюбелем заварушка была знатная. Он, пруссак этот, был ещё живой, когда я подошёл к нему. Всё лопотал по-своему, просил, чтобы я его не убивал…

– И ты взял его в плен?

– О, нет, малыш. Врага надо убивать, если хочешь, чтобы его ранец стал твоим… – старый рыбак повертел в руках ящик из-под корабельного компаса и с тяжёлым вздохом бросил за борт. – Там, под Дюбелем, на месте гренадёра вполне мог оказаться я. Сначала наступали мы. Потом пруссаки вместе с австрийцами задали нам знатную трёпку. Вместо сбора трофеев мне пришлось неделю в похоронной команде обретаться… Паскудная, скажу тебе, работка – со сгнившими трупами возиться…

Он замолчал, потёр лицо ладонями, точно смахивая воспоминания, и добавил обыденно:

– Вообще-то, война – забавное дело, если живой остался… – он оглядел море вокруг. – А на этом «поле боя» что-то никого не видать: ни живого, ни мёртвого. Странно…

– Как так?

– Трудно сказать. Может, взрыв был такой силы, что всю команду разнесло по кусочкам. Однажды на войне я видел, как рванул армейский пороховой склад. Прямое попадание фугасной бомбы… Так от всей складской обслуги только кровавые ошмётки остались… И те на расстоянии полумили… Мы их два дня в вёдра собирали… А тут, похоже, и ошмёток не найдёшь… На море-то, знаешь, при добром взрыве воронка получается. Если кто и выжил, так тут же утянуло под воду. Да чтоб мне ни дна, ни покрышки, думаю, точно, так оно и было!

Молодой рыбак покосился на груду вещей:

– Почему это барахло в воронку не засосало?

– Э, малыш, ты погляди: все эти шмотки легче воды. Вот они и всплыли, когда море успокоилось…

– Если так, тогда должны были всплыть и деньги русских…

– Деньги… Ты всё ещё веришь в сказки! Даже если и были на «Оркни» деньги, то кто тебе сказал, что русские перевозили их в банкнотах, а не в звонкой монете или в золотых слитках?..

Глаза молодого рыбака загорелись:

– Да, так могло быть, – согласился он. – Но тогда золото русских на дне. И его непременно будут искать…

Старый рыбак задумался:

– Пожалуй, ты прав: нам не стоит здесь задерживаться… Такой взрыв, конечно, услышали в порту. Если газетёнка не соврала и на пароходе впрямь были наличные, скоро появятся корабли береговой охраны. Не уверен, что офицерам королевского флота понравится то, что мы здесь… Кстати, давай-ка запомним это место. Достань буссоль с компасом.

вернуться

1

Простая рыбацкая сеть с продолговатыми ромбовидными петлями, в которой расстояние между узлами не более 7,5 дюйма.

вернуться

2

Датская газета, выходящая с 1749 года.

1
{"b":"583876","o":1}