ЛитМир - Электронная Библиотека

– Тяжелее всего, – бормотал он, идя рядом со мной, – тяжелее всего, что работаешь и ни в ком не встречаешь сочувствия. Никакого сочувствия!

II

Я стал бывать у Волчаниновых. Обыкновенно я сидел на нижней ступени террасы; меня томило недовольство собой, было жаль своей жизни, которая протекала так быстро и неинтересно, и я все думал о том, как хорошо было бы вырвать из своей груди сердце, которое стало у меня таким тяжелым. А в это время на террасе говорили, слышался шорох платьев, перелистывали книгу. Я скоро привык к тому, что днем Лида принимала больных, раздавала книжки и часто уходила в деревню с непокрытой головой, под зонтиком, а вечером громко говорила о земстве, о школах. Эта тонкая, красивая, неизменно строгая девушка с маленьким, изящно очерченным ртом всякий раз, когда начинался деловой разговор, говорила мне сухо:

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

2
{"b":"5839","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Муж в обмен на счастье
Поцелуй тьмы
Откуда мне знать, что я имею в виду, до того как услышу, что говорю?
Опасные игры с деривативами: Полувековая история провалов от Citibank до Barings, Société Générale и AIG
Время желаний. Как начать жить для себя
Милая девочка
Воспитываем детей по методу Марии Монтессори
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Путь журналиста