ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одинокий демон: Черт-те где. Студентус вульгариус. Златовласка зеленоглазая (сборник)
Если это судьба
Дневник автоледи. Советы женщинам за рулем
День Нордейла
Каникулы в Раваншире, или Свадьбы не будет!
Во имя Империи!
Доктрина смертности (сборник)
#Сказки чужого дома
Провидица
A
A

Вспыхнувшее видение все стерло… Он очутился в кухне – в ультрасовременной кухне, заполненной всевозможными сверкающими бытовыми устройствами и приспособлениями. А на полу лежал умирающий мужчина. Спор, крики… но было еще что-то… нечто произошедшее раньше. Отрезки времени скользили, сменяя друг друга и сталкиваясь между собой. Майкл находился в самом центре пространства, не имевшего ни верха, ни низа, ни левой или правой стороны… Роуан со стетоскопом стоит на коленях возле умирающего… Ненавижу! Она закрывает мужчине глаза и откладывает в сторону стетоскоп, не в силах поверить своему счастью: он умирает.

Видение исчезло… Машина ехала медленнее. Роуан резким движением высвободила руку.

Их поездка напоминала ему катание на коньках: бесконечные повороты направо, направо и снова направо, но это не имело значения. Опасность, грозившая им, была не более чем иллюзией. Теперь – как это бывало всегда после подобных видений – ему открылись факты. Точнее, ощущение было таким, словно они всегда присутствовали в его памяти – подобно его собственному адресу, номеру телефона и дате рождения.

Тот человек был приемным отцом Роуан, которого она презирала, ибо боялась, что похожа на него – такая же безапелляционно решительная, равнодушная и жестокая. Всю свою жизнь она стремилась избежать этого сходства, не стать такой же, как он, и старалась во всем брать пример с приемной матери – доброжелательной, зачастую сентиментальной, с большим чувством вкуса женщины, которую все любили, но никто не уважал.

– Ну, и что же вы видели? – спросила Роуан.

В свете фар встречных машин ее лицо казалось удивительно гладким.

– А разве вы не догадываетесь? Боже, как я хочу, чтобы эта сила исчезла, чтобы я больше никогда ничего не ощущал. Я не желаю ничего знать о других.

– Что вы видели?

– Он умер на полу. Вы были рады. Он не развелся с вашей приемной матерью, она так и не узнала о его намерении. Его рост был шесть футов два дюйма, он родился в Калифорнии, в городке Сан-Рафаэль, и машина, в который мы едем, принадлежала ему.

Откуда приходит к нему это? А ведь он мог бы рассказать еще очень и очень многое. С самого первого вечера после чудесного спасения в Майкле жила уверенность в том, что ему доступны любые сведения – стоит только пожелать.

– Вот что я видел, – после небольшой паузы продолжил он. – Вам интересно? Хотите продолжения? А вот меня интересует другое: зачем вам понадобилось, чтобы я это увидел? Какой прок от моего знания о том, что, вернувшись из клиники, вы уселись на кухне и съели то, что он приготовил перед смертью? Или о том, как врачи пытались привести его в чувство, хотя бессмысленнее занятия не придумаешь, поскольку он умер еще по дороге в клинику.

Она долго молчала и наконец прошептала:

– Мне тогда очень хотелось есть.

Майкла передернуло. Он с треском открыл новую банку пива. В машине вкусно запахло солодом.

– Теперь вы уже не испытываете ко мне симпатии, не так ли? – спросил он.

Роуан сосредоточенно глядела на дорогу и не произнесла в ответ ни слова.

Фары встречных машин слепили глаза. Слава Богу, она сворачивает с главной автомагистрали на узкую дорогу, ведущую в Тайбурон.

– Еще как испытываю, – наконец откликнулась Роуан.

Голос был тихим, томным, с хрипотцой.

– Я рад, – признался Майкл. – А то я действительно боялся… Я правда рад. Даже не знаю, зачем наговорил вам столько глупостей…

– Но ведь я же сама попросила рассказать, что вы видели.

Майкл рассмеялся и основательно припал к банке.

– Мы почти дома, – сообщила Роуан. – Не будете ли вы любезны оторваться от пива? Прошу вас как врач.

Вместо этого Майкл сделал новый большой глоток… Снова кухня… запах жаркого из духовки… Открытая бутылка красного вина и два бокала…

– …Это может показаться жестоким, но я совершенно не обязан присутствовать при ее угасании. Если ты предпочитаешь оставаться здесь и наблюдать за умирающей от рака женщиной… Что ж, это твой выбор, но тогда спроси себя, откуда такая тяга к подобным зрелищам, почему тебе доставляет удовольствие видеть чужие страдания, – быть может, что-то не в порядке у тебя самой!..

– Не городи чудовищную чушь, слышишь ?

Там было что-то еще… что-то очень важное… И чтобы увидеть все в подробностях, нужно всего лишь сосредоточиться…

– Роуан, я дал тебе все, что ты хотела. Я знаю: ты всегда была связующим звеном между нами. Если бы не ты, я бы давным-давно ушел от нее. Неужели Элли никогда не рассказывала тебе об этом? Она сознательно обманывала меня, уверяя, что может иметь детей. Лишь из-за тебя я не послал все к черту и продолжал жить с этой женщиной.

Они свернули направо, на запад, как предположил Майкл, и въехали на темную, густо обсаженную по обе стороны деревьями улицу, которая сначала шла вверх, а затем спускалась по склону. Снова мелькнул громадный кусок ясного неба, полного далеких равнодушных звезд, и живописная панорама Сосалито, разбросанного по холмам вплоть до маленькой гавани. Майкл догадался, что они почти приехали.

– Можно мне спросить вас, доктор Мэйфейр?

– О чем?

– Вы… вы боитесь причинить мне боль?

– Почему вы об этом спрашиваете?

– У меня вдруг возникла совершенно нелепая идея… тогда, когда я держал вашу руку… вы пытались послать мне предостережение.

Она не ответила, но такое предположение явно оказалось для нее неожиданным потрясением.

Машина мчалась по дороге вдоль самого берега. Небольшие газоны, остроконечные крыши, едва видимые за высокими заборами, кипарисы, нещадно скрюченные непрекращающимися западными ветрами. Обиталище миллионеров. Майклу прежде не доводилось видеть таких великолепных современных зданий.

Запах воды ощущался намного сильнее, чем на мосту «Голден-Гейт».

Роуан свернула на подъездную дорожку и заглушила мотор. Прежде чем погаснуть, фары выхватили из темноты створки массивных ворот из древесины секвойи. Дома Майкл не видел: его поглощала царящая вокруг тьма, граничащая вдалеке с белесоватым небом.

– Мне кое-что нужно от вас.

Роуан сидела не двигаясь и смотрела прямо перед собой, чуть склонив голову. Упавшие на щеки волосы не позволяли видеть профиль ее лица.

– О чем речь – ведь я ваш должник, – без колебаний ответил Майкл. Он сделал очередной большой глоток пива, заодно втянув в себя и всю пену. – Что я должен сделать? Отправиться в кухню, положить руки на пол и сказать вам, что произошло, когда он умер, и что на самом деле убило его?

Еще один запрещенный удар. В ответ – молчание. Тишина внутри темного салона машины. Майкл остро чувствовал ее близость, сладостный, чистый аромат нежной кожи. Роуан повернулась к нему. Сквозь деревья желтыми островками пробивался свет фонаря. Поначалу Майклу показалось, что ее глаза не то полуприкрыты, не то и вовсе закрыты. Нет – она смотрела прямо на него.

– Да, именно этого я и хочу, – ответила Роуан. – Именно этого…

– Понятно. Беда в том, что он умер во время перепалки с вами. Должно быть, вы потом корили себя.

Она слегка задела Майкла коленом, и от этого прикосновения по спине его поползли мурашки.

– Почему вы так решили?

– Вам невыносима даже мысль о том, чтобы причинить вред кому бы то ни было, – пояснил Майкл.

– Вы рассуждаете слишком наивно.

– Может, я и чокнутый, доктор Мэйфейр, – засмеялся он, – но только не наивный. В роду Карри наивных не было.

Он долгим глотком допил остатки пива, не сводя глаз с бледной полоски света на ее подбородке, с мягких вьющихся волос, с нижней губы – пухлой, нежной и такой лакомой для поцелуя.

– Тогда можно выразиться иначе. Если хотите, назовем это невинностью, простодушием…

Он снова усмехнулся, на этот раз про себя, молча. Если бы только она знала, что у него на уме сейчас, когда он смотрит на ее рот, на ее нежный чувственный рот.

– А что касается вашего вопроса, – сказала она, выходя из машины, – то мой ответ «да».

62
{"b":"584","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сестры ночи
Академия темных. Преферанс со Смертью
Эффект Марко
Мата Хари. Раздеться, чтобы выжить
Семья мадам Тюссо
Бодибилдинг и другие секреты успеха
Карантинный мир
Необходимый грех. У любви и успеха – своя цена
Книга hygge: Искусство жить здесь и сейчас