ЛитМир - Электронная Библиотека

Карепин Константин Владимирович

Битва, которой не было

...Вся Степь пришла в движение. Со всех её концов в ставку Мамая стекались верные воины, слуги и соратники, не раз доказавшие свою силу и доблесть в боях и заработавшие на полях сражений свой хоть и кровавый, но незаменимый опыт. Могущественный темник стоял на холме и, глядя вдаль, вспоминал недавние события.

Он вспоминал, как в тот пасмурный осенний день его войско, разбитое на Куликовом поле московским князем Дмитрием, которого позже нарекут за эту победу Донским, отступало в родные степи. Эх, если бы только основные силы или хотя бы отряд, посланный литовским князем Ягайло, успел подойти. Тогда бы Мамаю не пришлось надеяться на наёмников, людей без чести, воюющих на стороне того, кто заплатил больше, и бегущих при первых признаках серьёзной опасности. Но лишь они успели подойти и уверяли, что способны сражаться. На самом же деле, все они были набраны в разных странах, имели различное вооружение и подготовку. А самым главным препятствием было отсутствие координации между ними. Банальное незнание языка решило ход сражения.

Мамай не был глупым человеком и понимал, что с такой армией не победить. Но не зря он гордился званием беклярибека, главнокомандующего всем степным войском, великого князя Золотой Орды. Мамай был опытным полководцем и надеялся, что время у него ещё есть. Есть время, составить из этой разнородной массы ударный кулак, который разобьет войска русских. А затем темник покажет им, насколько они ошибаются, думая, что монголы, потомки великих завоевателей, не так сильны как прежде. Русский народ, видимо, стал забывать Бату и поэтому сейчас именно он, Мамай, должен показать им, а заодно и остальным, что Золотая Орда по-прежнему самая могущественная во всём мире.

И, тем не менее, всё пошло не так, как ожидал темник. Русичи нанесли удар раньше, чем думал Мамай. Наёмники, ещё не готовые к сражению единым целым, дрогнули. Затем армии схлестнулись. Битва была похожа на столкновение двух волн в бушующем океане. Одни умирали, другие тот час становились на их место. И вот, когда убитым уже не было места на поле битвы, в бою пал хан, которого Мамай с таким трудом пытался поставить на престол. А после этого армия смешалась. Полководец видел, как сначала побежали задние ряды, за ними передние и вскоре бежала вся армия. Он не мог поверить, что проиграл, не мог осознать этого. Это чувство отсутствия веры в происходящее, смешанное с досадой, сжигало его изнутри, но не сломило. Он развернул коня и поскакал за отступающей армией. Но, если бы, какой путник встретил Мамая, он бы никогда не сказал, что это человек только что проиграл и бежит с поля боя. Весь его вид выражал непоколебимость и твёрдость духа, а сам он был погружен в свои мысли и целиком отдал себя обдумыванию плана мести.

Ведь у него действительно был шанс отомстить русским и наказать их. Хоть армия наёмников и разбита, у темника всё же оставалась возможность подчинить Русь своей воле при помощи своих верных соратников. Там, в Степи осталось множество их, преданных эмиров, войска которых смелы, а командиры мудры и опытны. Они и только они будут в новой Орде Мамая, и с ними он сломит сопротивление непокорных русичей. Больше он никогда не поверит в силу наёмников, больше ни разу не ринется в бой, не обдумав все исходы и не оценив всех рисков. Именно такие мысли посещали беклярибека, знакомыми путями возвращавшегося домой.

Эти пути появились вместе со Степью и вместе со Степью они умрут. За долгие столетия многие цари, считавшие себя владыками Степей, проходили этими дорогами. Вместе с владыками приходили всё новые народы, которые называли степные просторы своим домом. Но сменялись и народы, владыки убивали друг друга, Степь доставалась новым победителям, чтобы через некоторое время вновь перейти в чужие руки. И только дороги, как и прежде, продолжали оставаться на своём месте, чтобы в один момент пропустить через себя тысячи кочевников, на поджарых степных скакунах, рвущихся за новыми победами и бросающими себя во всё новые и новые сражения. Степь жила войной и дороги лучше всех это знали...

Когда Мамай прибыл в родной улус, он тотчас же разослал своих гонцов во все уголки подвластных ему земель с требованием, направленным ко всем эмирам, явиться в ближайшее время в ставку беклярибека. Это требование всколыхнуло всю Степь. Многие воины, прежде воевавшие с Мамаем, выразили желание поучаствовать в новом походе против возгордившихся русичей. И вот теперь Мамай, стоя на вершине холма, глядел, как со всех сторон верные ему люди ведут свои семьи, свой скот и всё богатство, которое кочевник может уместить на своей повозке к большому шатру беклярибека. Все эти люди проделали такой большой путь от родных стойбищ только для того, чтобы поклониться их вождю и принести ему свой меч и свою жизнь, которые они готовы отдать по первому требованию. И это вселяло в сердце Мамая уверенность в том, что вскоре он разгромит армию русских, возьмёт Москву, а оттуда двинется на Сарай, покорит его и тогда вся Орда падёт к его ногам.

Вскоре, когда большинство эмиров прибыло - Мамай был готов начать новый поход. Воины готовились к битве, многие затачивали верные сабли, не раз проливавшие кровь врагов, иные упражнялись в стрельбе из лука. Некоторые юноши достигли того возраста, когда мужчина должен в бою доказать свою смелость и верность своему господину. И хоть страх одолевал их, каждый понимал, что настоящий воин Степи не может прожить без сражений. С самого рождения их готовили к этому моменту, к моменту, когда юноша возьмёт в руки саблю, перекинет через плечо колчан и сядет на лошадь, и наравне с отцом ринется в бой. И хоть многие не вернутся, но те, кто вернутся, займут почётное место в обществе. А павшие слабаки... ну что же, слабакам в Орде не место.

В те дни, когда ставка Мамая гудела как громадный пчелиный улей, когда каждый, зная свою роль в предстоящем, готовился к тому, чтобы с достоинством её исполнить, сам Мамай неспешно прогуливался среди шатров. Он общался не только со своими командирами, но и порой подходил к простым степнякам, чтобы узнать их мнение о происходящем, и всё больше убеждался в правильности избранного пути, когда они выражали ему свою поддержку. Он искренне верил в них и считал, что вместе с ними ему не страшна ни одна армия мира. Не забывал Мамай и про самых юных участников похода, Мамай помнил своё первое сражение, страх и неуверенность одолевали его, но он смог выстоять, смог побороть свои сомнения и теперь ему более не страшны ни копья, ни стрелы. Возможно, среди этих юнцов скрывается герой, имя которого прогремит на всю Степь. И, понимая это, беклярбек считал, что простым разговором сможет воодушевить их на ратные подвиги.

И вот, когда приготовления были завершены, в ставку пришло сообщение о новом противнике, который появился на востоке и накопил достаточно силы для похода против Мамая. Некоторые люди забеспокоились, то там, то тут появлялись слухи о том, что этот новый враг достаточно силён для того, чтобы разбить их воинство. Порой, среди простого люда поговаривали даже о том, что этому неведомому врагу подвластны мистические силы. Тем не менее, такие слухи распространялись лишь среди низших слоёв, которые не знали мира дальше своей юрты. Мамаю же и всем его командирам этот противник был известен. Беклярбек знал, что речь шла о Тохтамыше, одном из огланов, царевичей Орды, претендовавших на ханский престол.

И, тем не менее, зная про такую угрозу, ранее Мамай даже не обращал на него внимание. Ведь Тохтамыш, этот неудачливый правитель и неумелый командир, не мог добиться ничего. Хоть он вновь и вновь пытался добиться власти, пытался заявить на весь мир о себе, все его планы всё равно оканчивались крахом. Чтобы прервать эту цепь неудач, он решил обратиться к Тимуру. И, тем не менее, даже покровительство Железного Хромца, известного в будущем повелителя и воина, покорителя земель, не помогло неудачливому потомку Чингисхана завладеть степным престолом.

1
{"b":"585526","o":1}