ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Патрик Тейлор

СТУДЕНТ-МЕДИК ИЗ ДУБЛИНА

Студент-медик из Дублина - i_001.jpg
Студент-медик из Дублина - i_002.jpg

1

Долог, долог путь туда, откуда нет возврата

Доктор Фингал Флаэрти О’Рейли осторожно вывел с автостоянки «ровер».

— Бог ты мой, — заговорил он, — это двадцать четвертое апреля лета Господня тысяча девятьсот шестьдесят пятого стоит того, чтобы запомнить его навсегда!

Он улыбнулся Китти О’Хэллоран, сидевшей рядом, и добавил: — По множеству причин. Ну, а теперь скачки в Даунпатрике закончены, пора и домой, в Баллибаклебо!

И он резко прибавил газу.

— А потише нельзя?! — возмутилась Китти и продолжала чуть мягче: — Фингал, здесь полно пешеходов и велосипедистов. Янтарные крапинки в ее серых глазах поблескивали.

— Только ради тебя, Китти, — притормаживая, доктор засвистал «Долгое плаванье в Китай». — Эй, там, на заднем сиденье, — у вас все в порядке?

— В полном, Фингал, — откликнулся помощник О’Рейли, молодой врач Барри Лаверти.

— Куда уж лучше, — поддержала миссис Морин Кинкейд, Кинки, экономка доктора О’Рейли, а ранее — доктора Фланагана. Фингал познакомился с Кинки в 1938 году, поступив в помощники к Томасу Фланагану. В 1946 году, когда тридцатисемилетний О’Рейли демобилизовался и вернулся в родные края, вместе с практикой доктора Фланагана он унаследовал и Кинки.

Славные выдались эти девятнадцать лет, думал доктор, вписывая машину в крутой поворот. Ничуть не хуже времен его учебы в дублинском Тринити-колледже в тридцатые годы.

О’Рейли ударил по тормозам. «Ровер» содрогнулся и замер в трех метрах от человека, который размахивал руками, стоя на середине проезжей части.

Косматые брови О’Рейли сошлись на переносице, гнев вскипал в нем мгновенно.

— Все целы? — рявкнул он и вздохнул с облегчением, услышав в ответ дружный хор своих пассажиров. Он рывком распахнул дверцу. — А вам что, вздумалось поиграть во взбесившийся семафор? Я же чуть не расплющил вас, как камбалу!

Незнакомец с рыжеватой бородкой был невысок, не более пяти футов и двух дюймов ростом. О’Рейли ждал, что он извинится и уйдет с дороги, но напрасно: неизвестный словно прирос к месту.

— Здесь авария, я прибежал сюда, думал, тормозну колымагу, вот и тормознул вас. Да вы сами гляньте. — Он указал на небольшую толпу поодаль, собравшуюся возле лежавшего на боку мотоцикла с медленно вращающимся задним колесом.

— Авария? — переспросил О’Рейли и резко обернулся. — Барри, хватай саквояж и за мной. — И он пояснил незнакомцу: — Я доктор О’Рейли.

— Доктор? Слава богу, сэр! Мотоциклист попал в аварию, грохнулся на разлитом масле. Надо вызвать «скорую» и полицию.

— Вот, держите, — Барри вручил О’Рейли саквояж. — Что там?

— Мотоциклист попал в аварию. Идем. — О’Рейли врезался в маленькую толпу. Пора было пустить в ход зычный голос, натренированный при штормовых ветрах, во время службы на линкоре его величества «Уорспайт». — Мы врачи. Пропустите.

Селяне с румяными от ветра щеками поспешно расступились перед ним. Мотоцикл валялся на дороге, словно восклицательный знак в конце двух длинных черных полос, оставленных шинами. Двигатель по-прежнему работал.

Возле мотоциклиста на коленях стояла женщина. Пострадавший лежал, отвернувшись от О’Рейли, но тот сразу узнал его: эти буйные огненные вихры могли принадлежать только одному человеку. О’Рейли опустился на колени рядом с женщиной.

— Он без сознания, но дышит ровно, и кровотечения нет, — сообщила женщина. — Я закончила курсы оказания первой помощи.

— Спасибо. — О’Рейли улыбнулся ей и негромко позвал: — Донал!

Пятнадцать минут назад доктор видел, как самый отъявленный лихач и заводила из Баллибаклебо, Донал Доннелли, вылетел на мотоцикле с автостоянки. О’Рейли взял пострадавшего за запястье. Неплохо: пульс сильный и ровный.

— Донал!

Переворачивать пострадавшего О’Рейли остерегался: у Донала могла быть сломана шея. Лучше дождаться «скорую». Первый закон медицины — primum non nocere. Прежде всего не навреди.

Веки Донала затрепетали.

— Чего?

Уже лучше, отметил О’Рейли. Возможно, у Донала всего лишь сотрясение мозга. Если так, значит, скоро придет в себя. Но травмы головы — коварная штука. При таких травмах возможен любой ущерб: от сотрясения, которое вскоре проходит бесследно, до тяжелых и необратимых повреждений мозга, приводящих к параличу и даже смерти. О’Рейли скрипнул зубами. Донал недавно женился и теперь ждал первенца. Врач всем сердцем посочувствовал беременной Джули Доннелли. Его мысли прервали завывания сирены приближавшейся «скорой». О’Рейли вновь позвал:

— Донал!

Его подопечный разом открыл глаза.

— Доктор О’Рейли? А вы чего тут делаете? — И он зашевелился, пытаясь встать.

О’Рейли поспешно удержал его:

— Лежи. Ты попал в аварию. Знаешь, какой сегодня день?

Донал нахмурился:

— День?.. Суббота. Мы подзаработали чуток деньжат на скачках. — Донал ухмыльнулся и вдруг озабоченно нахмурился. — А мотоцикл Падди Рэгана цел? Его мне дали только на время.

О’Рейли улыбнулся. Если Донал вспомнил о событиях, непосредственно предшествующих аварии, значит, скорее всего, у него только легкое сотрясение мозга. Однако О’Рейли напомнил себе историю футболиста, сбитого с ног во время игры: он сам поднялся, доиграл матч, а через два часа умер от кровоизлияния в мозг.

Вой сирены слышался все громче.

— Донал, — вновь заговорил О’Рейли, — сегодня ты переночуешь в больнице Королевы Виктории, там тебя обследуют. А я позабочусь о мотоцикле, — он поднялся и обратился к Барри: — Я еду с ним в больницу. Китти — старшая сестра из нейрохирургического отделения, она будет сопровождать Донала. А ты погрузи мотоцикл в багажник «ровера». — Он повернулся. — Слышишь, Донал? Мы отвезем мотоцикл домой.

— Вот спасибо, док! Только как бы Джули не раскипятилась, если я домой не явлюсь.

— По пути я заеду проведать Джули, — пообещал Барри. — И все ей объясню, чтобы не волновалась зря.

Барри отошел, к пострадавшему приблизились двое санитаров с носилками, одетые в синюю форму с серебряными пуговицами. Тот, что был повыше ростом, обратился к доктору О’Рейли:

— Вам известно, что произошло?

— Он попал в аварию, когда ехал на мотоцикле, и ударился головой. Некоторое время был без сознания, но уже пришел в себя.

— Ясно. — Санитар ослабил свой тугой галстук. — А нам что теперь делать?

— Доставьте его, меня и сестру О’Хэллоран в больницу. Заранее радируйте туда, чтобы приготовили место.

Санитары поставили носилки на землю возле Донала, О’Рейли ощупал руки и ноги пациента через одежду.

— Переломов нет, — объявил врач и отступил, а санитары занялись своим делом.

Уже в «скорой» О’Рейли с удовольствием убедился, что рефлексы Донала в норме, зрачки одинаковы по размеру и реагируют на свет, пульс сильный и ровный, артериальное давление в норме. Беспокойство внушал лишь синяк за правым виском. В этом месте теменная кость тонкая, в ней легко образуются трещины. О’Рейли выбрался из машины и поспешил к Китти.

Барри давал показания офицеру Королевской полиции Ольстера. Молодчина Барри, подумал О’Рейли. Одной заботой меньше, а чем быстрее Донал попадет в больницу, тем лучше. Если его состояние ухудшится, от быстроты, с которой ему будет оказана помощь, зависит все.

Второй санитар протянул руку Китти, помогая ей забраться в машину.

— Садись, — поторопил ее О’Рейли. — Все показатели у него в норме, но все равно не спускай с него глаз. Я поеду в кабине.

— Хорошо. — Китти взялась за протянутую руку.

О’Рейли проводил ее взглядом. Подол юбки приподнялся, обнажая округлую икру. Красивые у нее ноги, мимоходом подумал О’Рейли, возраст их не испортил.

Барри попрощался с полицейским и отошел.

1
{"b":"585651","o":1}