ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фингал склонил голову. Девять месяцев назад он пренебрежительно отнесся к стремлению доктора Миккса отдалиться от пациентов и к адресованной студентам рекомендации поступать так же. И вот теперь доктор пытался облегчить участь отца и мамы. Его беспокойство не вязалось с отношением человека, привыкшего воспринимать пациентов как случаи заболеваний. Фингал начинал понимать его: доктор Миккс пытался оберегать своих студентов.

— Спасибо вам за еще один визит, — улыбнулась мама, когда Бриджит провела доктора Миккса и Фингала в гостиную. Мама была в любимом кардигане и твидовой юбке.

— Прошу прощения, но поприветствовать вас стоя я не смогу, — признался отец и указал на два стула. Фингал сел и заметил, что между подлокотником отцовского кресла и бедром подсунута подушка. Видимо, бедро, из которого брали образец костного мозга для биопсии, еще побаливало.

— Что вы хотели сообщить нам, доктор? — спросил отец ровным голосом. — Фингал объяснил, почему нам пришлось ждать. Но я рад, что теперь вы здесь и… — он прокашлялся, — сможете избавить нас от лишних мучений.

Фингал не сводил глаз с отца. Тот улыбался. И эта улыбка, прежде редкая гостья на отцовском лице, застала Фингала врасплох.

Доктор Миккс улыбнулся.

— Полагаю, можно сказать и так, но вы не лошадь со сломанной ногой, а ветеринар из меня получился бы никуда не годный.

— Насколько я понимаю, диагноз уже поставлен.

Улыбка врача померкла.

— Новости далеко не так хороши, как хотелось бы. Профессор О’Рейли, у вас острая лейкемия.

— Понятно. Это плохо? Можно ли что-нибудь предпринять?

— Боюсь, почти ничего, но, как я объяснил вашему сыну, в данный момент результаты свидетельствуют о том, что болезнь находится в стадии ремиссии. Она не проходит, но и не прогрессирует.

— Значит, мне не становится хуже?

— Надеюсь, нет, но чтобы знать наверняка, понадобится еще несколько обследований. Вы позволите осмотреть вас сейчас?

— Разумеется. — Отец неуклюже поднялся и, хромая, направился к двери.

Когда отец и доктор Миккс скрылись в соседней комнате, мама повернулась к Фингалу и вскинула руку, не давая ему заговорить.

— Все хорошо. Мы с твоим отцом успели обо всем подумать и приготовиться к худшему. Я поплакала, а твой отец не утратил присутствия духа.

Отец всегда требовал, чтобы сыновья держали себя в руках. Неужели теперь он следует собственным наставлениям?

Мама подалась вперед.

— Зачем ему понадобилось снова осматривать отца?

Фингал сглотнул.

— Клеток лейкемии мало, — объяснил он. — Они находятся только в костях, болезнь в стадии ремиссии. Доктор Миккс осматривает папу, чтобы понять, не поразила ли болезнь другие органы. Возможно, придется еще сделать рентген.

Мама похлопала его по колену.

— Ты — наш утешитель. — И она нахмурилась. — Мы решили не тревожить Ларса, но, по-моему, пришло время сообщить обо всем и ему.

— Я позвоню ему после того, как провожу доктора Миккса.

— Спасибо, — кивнула она. — Отец будет признателен тебе.

10

Экзамены — суровое испытание даже для самых подготовленных

Все хорошо? — спросил Кроми у Фингала, когда тот пришел на обед в студенческую столовую больницы сэра Патрика Дана. Фингал пожал плечами, избегая смотреть Бобу Бересфорду в глаза, и ответил:

— Мой отец приболел. Доктор Миккс отправляет его на рентген грудной клетки. Несколько раз наш шеф навещал отца.

— Надеюсь, ничего серьезного? — спросил Кроми.

— Когда придет время, Фингал сам нам расскажет, — вмешался Боб.

— Извини. Конечно. Просто я забеспокоился.

— Ничего, Кроми, спасибо, — Фингалу хотелось отвлечься от мыслей о родных. — Что я пропустил сегодня утром?

— Ничего особенного, — ответил Боб. — Познакомились с адъюнкт-профессором, мистером Кинниром. Услышали от него некоторые подробности истории хирургии в больнице сэра Патрика Дана. Фицпатрик попытался влезть с поправками, как в первый день практики, помнишь?

Фингал улыбнулся.

Боб продолжал:

— Профессор посмотрел на Фица и заявил: «Юноша, когда я захочу узнать ваше мнение, я так прямо и скажу».

— Похоже, нрав у нашего нового начальника легкий, — добавил Чарли, — но он терпеть не может, когда его поправляют при всех. В общем, он потащил на обход сестру Дэли, ее подчиненных, штатного хирурга Гарри Эллеркера и всех нас. Рассмотрели полдюжины случаев. Мне уже начинает нравиться хирургия, — он выставил вперед обе руки с толстыми пальцами. — Если повезет, нам разрешат ассистировать в операционной. И даже самостоятельно выполнять простые процедуры под надзором.

— Я тоже жду не дождусь, — признался Кроми. — Мне всегда нравилось плотницкое ремесло.

Фингал задумался: сможет ли он когда-нибудь так же жизнерадостно рассуждать о кромсании человеческой плоти, как это делает Кроми? Люди ведь сделаны не из дерева.

— А что было после обхода? — спросил он.

— Инструктаж Гарри Эллеркера, — ответил Боб. — Он сам закончил учебу только на прошлой неделе. Похоже, малый с головой. А Джеффа Пилкингтона переводят в больницу доктора Стивенса для продолжения стажировки.

— В общем, практика по все той же схеме: сутки через двое, обязанности только в палате, ведение приема, ассистирование. Ежеутреннее присутствие на обходах, двое суток из трех — амбулаторный прием радиологических и ортопедических пациентов.

— Опять разбиваться на пары. И Хильде вновь достанется Фицпатрик, — добавил Чарли и закатил глаза.

— Мы с Бобом поработаем вместе, как последние три месяца, — решил Фингал, — конечно, если Чарли и Кроми не прочь образовать команду.

— Я готов, — сказал Чарли, Кроми кивнул.

— А можно освободить нас с Бобом в субботу? — попросил Фингал. — Мне надо повидаться с братом. По важному делу.

Боб вскинул бровь, видимо догадавшись, что надежды на моноцитарную ангину не сбылись.

— Может, снова соберемся здесь вчетвером без четверти пять? — предложил Фингал. — До Тринити за результатами несколько минут ходьбы.

— Я подвезу всех, — пообещал Боб, — и сразу увезу обратно. Выпить нам наверняка понадобится.

Фингал, Боб и Кроми пристроились к краю толпы студентов, сгрудившихся вокруг доски объявлений на стене у библиотеки. Чарли Грир протолкался вперед. Какой-то студент — судя по выговору, из графства Керри — кричал приятелю:

— Черт, Лиам, ты снова срезался. По всем шести предметам.

— Пойдем выпьем, — с ухмылкой отозвался Лиам Доук. — Надо же отметить ровно десять лет с тех пор, как я поступил сюда на учебу.

Фингал постарался сосредоточиться на криках Чарли, читавшего список имен:

— Бересфорд сдал все шесть предметов.

— Ушам не верю! — Боб расплылся в улыбке. — Не верю, но кажется, первые два раунда сегодня за мной.

Фингал хлопнул друга по спине.

— Я знал, что ты справишься. Наверняка надоело быть «вечным студентом». В следующем году в это же время ты уже будешь доктором Бобом.

— Без тебя я бы ни за что не сдал экзамен, Фингал.

— Ерунда. Не я же отвечал на вопросы, а ты сам.

— Кроми! — крикнул Чарли. — Ты сдал! И я тоже!

Фингал услышал голос Хильды Манвелл:

— Мне ничего не видно!

Чарли отозвался:

— Ты выдержала экзамен, Хильда. Молодец!

Фингал увидел, как Хильда потрясает над головой сжатыми кулаками, словно боксер-победитель.

— Умница, — громко похвалил он и заметил, как из толпы выбирается Рональд Геркулес Фицпатрик. На лице Фицпатрика играла самодовольная усмешечка. Догадаться, как он сдал экзамены, было нетрудно.

Чарли протолкался к тому месту, где стоял Фингал, опередив Фицпатрика, и заговорил, понизив голос:

— Сочувствую, Фингал…

Господи, сколько еще раз сегодня ему предстоит услышать эти слова? Сначала от доктора Миккса, теперь от Чарли.

— Давай, Чарли, выкладывай.

— Четыре предмета ты сдал…

Фингал незаметно расцепил скрещенные пальцы.

27
{"b":"585651","o":1}