ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Цех Александр Владимирович

Новые Короны

Глава 1

Дар в Потери

Воздух был прозрачным и чистым, небо было похоже на огромный, шелковый платок. В это раннее утро оно не было запачкано дождевыми тучами, оно резало глаз своей девственной чистотой. Но даже самому зоркому из людей не удалось бы разглядеть чёрную точку, парящую так высоко что казалось будто она застыла в небе. Тёплые потоки воздуха надували могучие крылья, позволяя ей парить. Красное оперение головы добавляло некоего природного ужаса, этому небесному хищнику. Его пронзительный крик разлетелся по всем небосводу и волнами опустился даже до самой земли. Королевский крик. Это был Красноголовый орёл, самая большая хищная птица в мире, они жили по всему скалистому побережью Сонного Океана. Он летал медленно, описывая огромные дуги, его зоркие глаза следили за землёй, он видел все, что там происходит и это было для него, мелочным и ничтожным. Он видел город построенный у самого подножия океана, напоминающий ему лишь о костях своих жертв, он не знал, зачем эти существа внизу громоздят камень на камень и прячутся под ними, не знал зачем они возводят стены, и зачем запирают ворота. Орёл мало знал об этих существах, и не хотел знать больше. Но нечто в этих двуногих нравилось птице, а именно их постоянность и способность повторять одни и те же ошибки изо дня в день. Вот и сейчас его взгляд уловил движение у основания одной из стен, из неё словно из пещеры начало выползать стадо овец, которых погоняя посохом, направлял человек. Орёл не знал почему пастух такой упрямый, ведь он не единожды похищал овец из этого стада, но тот как и прежде, выгонял их из одного и того самого места и гнал их на одни и те же луга.

Лишь мгновение понадобилось охотнику, чтобы превратить свой полёт в падение, словно камень он ринулся вниз, лавируя между потоков воздуха. Земля приближалась с невероятной скоростью, всё увеличивалось и приближалось, поэтому через секунды, город который раньше казался крупицей соли превратился в громаду тоннелей, домов и арок из белого камня. Хищник расправил крылья словно парус, чтобы сбавить скорость, его зоркий глаз мгновенно определил цель, лапы с закрученными когтями обрушились на жертву с невероятной силой. Только после двух сильных взмахов могучих крыльев воздух наполнили вопли, в которых смешались крики пастуха и блеяние овец. Устремляясь ввысь, птица даже почувствовала несколько камней, пущенный в её сторону из кожаной пращи, но это было напрасно, сильные мышцы загребали воздух и уносили охотника с молодым ягнёнком в лапах. Когда город снова начал удаляться орёл посмотрел на его затенённые лабиринты и случайно увидел маленького человека, убегающего от двух других, если бы он умел смеяться, то сейчас разразился бы хохотом. Если бы он был человеком он сейчас гордился бы собой как Бог, и пел песни о своей силе и ловкости. Если бы орёл умел желать удачи, то пожелал бы её тем двум другим, что бы им тоже повезло этим утром с их ягнёнком.

*****************

Мальчик бежал изо всех сил, которые между прочем уже почти закончились, его дыхание сбилось, легкие пылали, словно он проглотил уголёк, рот наполнился липкой слюной. День только начался, но уже стояла невероятно жара. Парень бежал по портовым трущобам, заполненными мелкими лавками, старыми мастерскими, вшивыми борделями и дешёвыми тавернами. А также горами мусора и гниющих рыбьих отбросов, старых сетей, изломанных вёсел, и дырявых бочек.

Со стороны океана до мальчика долетел влажный порыв ветра, принеся с собой привкус соли и влагу на горячие щёки, а также воспоминания. Эти улицы были знакомыми, но казались бесконечными, босые ступни шлёпали по старинным мощеным улицам. Взгляд тут и там выхватывал людей самого разного сословия, тут были богачи в просторных цветных одеждах окружённые свирепыми стражниками, толстые купцы крепко прижимающие свои руки к многочисленным карманным, царские солдаты в начищенных панцирях и конечно бедняки и рабы схожие между собой практически всем кроме кандалов.

Мальчуган не останавливаясь рискнул обернуться и посмотреть, не отстали ли его преследователи, и тут же почувствовал удар в голову, такой сильный что задрожали зубы, он налетел на пьянчугу ковылявшего в неизвестном направлении. Они кубарем повалились на землю, оборванец попытался начать ругаться, но вставая мальчик наступил ему на лицо и заглушил его крик. Пьяница попытался ударить, но задел только пустое место, где секунду назад находился мальчишка. Парень не заметил преследователей, и это лишь укрепило его надежду на спасение и подстегнуло его дух.

Теперь просто надо запутать след и раствориться на грязных рыбацких улицах. Ориентируясь по памяти он сделал несколько поворотов, ловко проскакивая между людьми, он не обращал внимания на ругательства летящие в спину, словно камни. Улицы рыболовов были заполнены одинаковыми халупами, сбитыми из досок, которые теснились и наваливались одна на другую, сцеплялись крышами. Тут было тесно, повсюду были развешаны сети и стираное белье, лодки валялись прямо на улицах, тут же сушилась и вялилась рыба. Как-то ещё умудрялись кричать и сориться хозяйки размахивая окровавленными от рыбьей крови руками, успевали пищать и плакать грязные ободранные дети. Мальчик перепрыгнул через большое корыто и заскочил в небольшой проулок, образованный плотно стоящими двухэтажными домишками, они так сильно кренились друг к другу, что лучи солнца не достигали здесь земли, вечная полутень и влага, кучи гниющего и воняющего мусора, горы рыбьей чешуи, приправленной дерьмом и мочой. Он подбежал к дальней стене, прислонился к ней спиной, выхода не было, он стукнулся в неё лбом, развернулся, съехал на землю. Дыхание с хрипом вырывалось у него из груди, глаза слезились, но он с надеждой смотрел на проход.

Мысли кружились в голове словно дикие осы. "Боги помогите мне", мальчики разозлился на себя за такую мысль и сплюнул её вместе с вязкой слюной. Он давно разуверился в Богах и вообще в их существовании. Справедливый Ошус, Единый отец Хоза. Выдумки слабаков, в желании оправдать свою никчёмность. Он не мог сейчас сосчитать бессчетных не услышанных молитв и не принятых жертв, купленных за деньги, заработанные невероятным трудом. Парень помнил очертания внутренних дворов Танапраского храма, жаровни чёрные от копоти на которых он приносил жертвы, рыбу и голубей. Он помнил то странное чувство, когда смотрел на высокие ступени, ведущие ко входу в храм, прекрасная полутьма, скучающая меж белоснежных колон, огромные створки бронзовых ворот, напоминавших непристойно открытые девичьи губы. Он всегда знал, что внутрь приносить жертвы и молиться пускают только знатных и богатых горожан, он часто думал что может если бы ему удалось туда пробраться то там бы Боги услышали его. Но мысли оставались мыслями, а воспоминания лишь воспоминаниями. Парень закрыл глаза и горький комок подступил к горлу, крепко сжав зубы он несколько раз сильно ударил кулаком о стену, но боль не принесла отрады, он разрыдался. Слёзы потоками лились по щекам, он всхлипывал и стонал, мальчик схватил себя за голову и принялся сильно ей мотать, но это тоже не помогало. "Мама, мама, мама", воспоминания снова нахлынули как лавина, как цунами, и уже было поздно думать о чём-то другом. Он вспомнил тот последний раз, как он пришел вечером домой, весь день он провёл в океане с моряками, в шаткой, на половину сгнившей лодке, ноги дико болели, кожа на ладонях невыносимо пылала, в руке он сжимал две не самые лучшие рыбы. Он услышал как мама позвала его приподнявшись на локтях со своего ложа, она была потной и красной, волосы влажные и слипшиеся, но у неё появились силы. Рыба упала на пол, он кинулся к ней, мама засмеялась с хрипотцой, прижимая его к себе и гладя по голове, попросила что бы не давил так сильно. Она даже сказала что подымиться и приготовит для них рыбу которую он принес, она попыталась встать, но он нежно уложил её обратно, погладил по щеке и кинулся готовить ужин. Он просто ликовал, радовался и смеялся, маме наконец то лучше, после стольких недель бреда и горячки, его труды не забыты, его молитвы услышаны. Мальчик как сейчас помнил, вкус жареной на открытом огне рыбы и ласковую руку на голове, он ел у кровати матери, боясь упустить что-то важное, он и её принес, но она сказала, что не сильно голодна и поест потом, и он поверил. Парень ловил её взгляды, полные восхищения своим ребёнком и с набитым ртом смеялся, заставляя смеяться и её. Позже он лёг рядом, скрутился клубком, и по-детски, без попыток казаться взрослым уснул, согреваемый теплом её тела, впервые с радостным сердце за многие недели.

1
{"b":"586093","o":1}