ЛитМир - Электронная Библиотека

Полчаса я шагал… Тут опять напала на меня безысходность. Уже ранее я подумывал закричать о помощи… Возможно, и в этой непогоде нашлись бы люди поблизости. Но этот зов казался мне таким глупым, что я никак не мог на это решиться. Однако, в конце — концов, пора!

«Это не повредит», — сказал я себе — и закричал во всю силу: «На помощь! На помощь!»

Остановился. Было тихо. Поспешил далее. Мне показалось, что впереди лес светлеет… «На помощь»! — крикнул я в третий раз.

— Эй! Кто здесь? — зазвучал глухой сильный голос.

Удивительно! Вместо того чтобы обрадоваться, я почувствовал страх. Это было, конечно, естественно: если после долгой тишины в глубоком лесу, услышать внезапно сильный голос, пугаются всегда, как можно это увидеть и в читальных залах, когда служащий говорит, что пора покинуть помещение! Что же тогда в глубине леса! Но испуг мой был необычайно сильным, удивительным, почти ужасающим… Даже колени у меня затряслись.

— Я здесь! — крикнул, наконец. — Я заблудился, помогите мне.

— Иду! — зазвучало так сильно, как будто в десяти шагах от меня и всё-таки я никого не видел… Наконец, почти в ста шагах, разглядел я быстро приближающуюся высокую мужскую фигуру. Только теперь я почувствовал радость. Он шёл мне навстречу.

Мы стали лицом к лицу и меня объял новый испуг.

Незнакомец был мужчиной среднего возраста. Одет в тёмный, полу городской, полу деревенский костюм. Бледное лицо обросло чёрными волосами и бородой. Что-то страшное было в его оцепенелых, зловещих движениях. В тёмных глазах застыло нечто мертвенное и полудикое. В целом он производил сильное, наркотическое впечатление, которое я никогда не встречал у современного человека. Он глядел на меня без движения и без слов.

— Направляюсь в Д., - вымолвил наконец-то я. — И заблудился. Иду этим путём наугад, где я нахожусь?

Не отвечал, упёршись в меня своим полностью обездвиженным взглядом. Я повторил свой вопрос. Опять никакого ответа.

Я очнулся от его влияния, опёрся о дерево и глядел на этого удивительно человека так же, как и он на меня. Почти две минуты прошло в этой странной ситуации. Снова беспокойно я огляделся по сторонам и заметил яснее, чем ранее, что лес становился светлее в том направлении, в котором я шёл. Да, не было сомнения, там конец леса!

И возбуждённо, зло спросил:

— Что значит ваше странное молчание? Скажите что-нибудь, или идите к чёрту!

— Вы и шли, — ответил, наконец, голосом, который сильно контрастировал с молчанием, — шли плохим путём, шли к северу. Ваше счастье, что вы меня встретили!

— Как? — закричал я, застыв на месте. — Но ведь там конец леса!

— Это только большая поляна, за ней лес тянется ещё на девять часов, полный скал и обрывов. Ночью вы могли бы себе там отлично себе что-нибудь сломать. Ваше счастье, я иду до Ц., деревни рядом с городом. Пойдёмте со мной, выведу вас из леса.

Говорил он медленно, прерывисто, как будто с тяжелым усилием. Но в этом не было ничего смешного, скорее больше ужасного. Предложение, пойти с ним вместе нисколько меня не вдохновляло.

«Возможно это преступник, член шайки, которая скрывается в этом лесу, — пришло мне в голову. — Это рассказывал мне хозяин гостиницы».

— Спасибо, пойду! — сказал я. — Но позвольте, гляну сперва на эту полянку, чтобы сориентироваться.

— И так с богом, да поможет он вам! — сказал и стал быстро уходить. Постояв с минуту, я, как пёс, поспешил за этим ужасным человеком. Некоторое время мы шли молча; он не оглядывался.

— Вероятно, я вас обидел? — спросил я наконец. Никакого ответа.

— Хотите меня вывести из леса?

Тишина.

Меня охватила злость. Быстро решившись, я пошёл назад, туда, где была поляна.

«Черт побери, мерзавец! — подумал я. — Обойдусь и без тебя!»

Не успел я пройти и тридцать шагов, как услышал: «Пойдёмте! Я выведу вас!» — и не мешкая, поспешил к нему во второй раз.

Едва я очутился за ним и посмотрел на его чёрную спину, храбрость снова меня покинула. Нечто тяжёлое, ужасное лежало на мне и путало мои мысли.

Долго я не мог решиться задать ему вопрос. Наконец спросил:

— Как быстро дойду до города?

Опять никакого ответа. И я замолчал…

Прошло около десяти минут. Тут он внезапно ответил:

— Через полтора часа выйдете из леса. Ещё через четверть часа будете в городе.

«Вероятно это сумасшедший! — подумал я. — Каким путём идём теперь? Возможно, он видит в этих вопросах недоверие и сердится на меня. Почему это был не добрый человек?» И я решил, что буду следовать за ним без разговоров.

Прошло приблизительно полчаса. Тут я сказал:

— Ведь мы идём чертовски криво! Уже почти сделали полукруг, так мы вряд ли доберёмся до цели.

И добавил:

— Вам только кажется, что мы идём хорошо.

Но мне так не казалось. Он, однако, постоянно молчал, и я малодушно плёлся за ним, погрузившись в какой-то мрак — эта чёрная спина меня гипнотизировала. Я совсем потерял волю.

Солнце шло к закату, светлая полоса постепенно угасала, дождь прекратился, мы были в безлюдном лесу, сгущались сумерки.

— Час уже прошёл, где выход? — выкрикнул я, наконец, слабовольно.

— Теперь мы должны разойтись, — сказал он небрежно, — я должен идти направо, чтобы успеть во время в деревню. Вы идите постоянно прямо, уже не заблудитесь. Через несколько минут окажетесь на поляне; там есть дорога дальше: одна налево, другая прямо через поляну. Идите по прямой и скоро окажетесь у забора. Перелезете через него, хотя это запрещено, поскольку там лесопитомник, но не бойтесь! Никто вас сейчас не поймает, а если даже и поймает, то лучше заплатить два золотых штрафа, чем обходить питомник стороной, можно заблудиться, и сломать себе что-нибудь в скалах. Потом пройдёте ещё минуту леском и увидите городские огни.

И без прощания ушёл. Я удивлённо стоял. Тут внезапно его шаги стихли, и фигуру его я уже не мог различить.

«Скрылся в зарослях, — подумал я. — Это заговор — теперь будет самое худшее… Что делать?

„Что делать?“ — на это нельзя было с уверенностью ответить. Что определённого я знаю? На что мог опереться? Возможно, это был преступник, возможно сумасшедший, но может быть и добрый человек, который наказал меня своим странным поведением за мою недоверчивость. Возможно, он ждёт в кустах затем, чтобы за мной тайно следовать и указать мне правильную дорогу, если я заблужусь, чтобы, наконец, подать с дружеским смехом руку. Идти теперь наугад? Но, если это преступник, мне кажется, что он и его банда могут напасть на меня отовсюду, и я от них не смогу убежать! Но если он сказал правду, тогда я бы страшно ошибся, если бы не послушал его. Да — послушаю!»

Пошёл я по указанному мне пути. Через минуту я действительно стоял на поляне, и дорога там взаправду делилась. Пошёл я прямо через поляну по очень грязной дорожке. Через три-четыре минуты я очутился у забора. Надо мной висела табличка; но что на ней было написано прочитать я не мог, и сильный ветер сию же минуту прекратился…

«Почему я обязательно должен это прочитать? — сказал я. — Ведь я знаю, что там; мои мысли расстроены, поэтому делаю такие глупости».

Перелез через забор и пошёл дальше по грязной дороге, ступая аккуратно, чтобы не испачкать ботинки. Но тут я почувствовал новый, удивительный страх. Был он неясный, но очень сильный… Наконец, у меня сдавило горло, и я замедлил шаг…

«Боже, что ты со мной делаешь? Придет ли теперь то ужасное, что предвещало мне затмение солнца?» — мелькнуло у меня в голове.

И тут неожиданно зазвучал вечерний звон… Ох! Никогда не приносил мне звук такой радости. После часа страшных, безнадёжных страданий — тихий, святой, нежный голос звал меня к спасению, придал мне спокойствия, разносился в темноте страшного леса… И я отчётливо понял, что он звучит с левой стороны и решил, что до источника этого серебряного звука не более четверти часа.

С трудом вытащив ногу из грязи, пошёл назад, пока звук не прекратился, чтобы он вывел меня на правильную дорогу. Добежал я до забора, перелез, прибежал к лесу и спешно пустился по дороге налево.

2
{"b":"586248","o":1}