ЛитМир - Электронная Библиотека

– Все хорошо, что хорошо кончается, – пробормотал Ферчайлд. – Оба ребенка благополучно вернулись домой. Никому не пришлось платить выкуп. Все счастливы. Но в вашем рассказе, друг мой Рокбрюн, осталось не меньше дырок, чем в швейцарском сыре. Эта история не закончена, не правда ли?

– Правильно! – возбужденно подхватил Сэлмон. – Ухо! Это проклятое ухо! Об этом вы нам не сказали, полковник, и о многом другом тоже.

Успокоившийся Ферчайлд улучил момент и украдкой оглянулся на девушку за соседним столиком. Блондинка, которую полковник назвал Эльзой, задумчиво рассматривала пузырьки, поднимающиеся со дна ее бокала с шампанским. Ферчайлд подумал, что ему придется под каким-нибудь предлогом заплатить за это шампанское. Но это его нисколько не расстроило, особенно когда девушка подняла взгляд и улыбнулась ему. Она была очаровательна, и Ферчайлд был очарован. Он быстро отвернулся, чтобы его взгляды не заметил Сэлмон. Лучше, чтобы продюсер ничего не узнал.

– Да, да, ухо, – повторил полковник и вспомнил, как едва не провалился весь их замысел.

С полным составом банды «Зоопарк» капитан Скубайд встретился в задней комнате бара «Рыжая шевелюра». Прошло уже два дня после похищения ребенка Флорента. Сейчас капитан выглядел еще более худым и несчастным. Он даже чем-то напоминал голодного терьера. Первая фраза полковника не улучшила его настроения.

– Я пригласил вас, капитан, – начал Рокбрюн, – для того, чтобы вы помогли нам достать ухо.

– Что-о-о? – вопль детектива, наверняка, был слышен в баре, где жена Волка угощала посетителей. К счастью, за общей болтовней и звоном посуды никто не обратил на него внимания.

– Нам нужно детское ухо, – абсолютно хладнокровно повторил полковник.

– Ухо ребенка? – удивление Скубайда уступило место страху. – Ради Бога, объясните мне, кому и зачем оно может понадобиться?

– Мы пошлем его месье Флоренту, – добродушно объяснил ему Слон. – Это поможет ему решиться уплатить выкуп.

Друзьям показалось, что глаза Скубайда вот-вот вылезут из орбит, лицо капитана стало белее, чем его новенькая футболка.

– Ты что, Пьер, совсем сошел с ума? Ты хочешь сказать, что вы потребовали от Флорента выкуп? Ведь мы же договорились…

– Послушайте, капитан, – перебил его Рокбрюн, – что это за похищение без требования выкупа? Нам бы никто не поверил.

– Что вы от него потребовали? – голос капитана стал хриплым.

– То, что месье Флорент не захочет отдавать, пока не получит ухо.

– Пьер, это совершенно отвратительно!

– Это идеальная сенсация, – сказал полковник. – Эта история попадет во все газеты Парижа, Лондона и Нью-Йорка. А вы говорите «отвратительно».

Тут Рокбрюн заметил, что его старый друг впервые в жизни посмотрел на него с отвращением.

– Полковник Рокбрюн, – сказал капитан. – Мой друг. Человек, которым я восхищаюсь, герой, джентльмен, человек чести. И вы хотите причинить невероятные страдания несчастным родителям, прислав им ухо их собственного ребенка? Нет, этого не может быть! Я, наверное, просто схожу с ума!

Он встал и, шатаясь, направился к выходу. Но в дверях уже стоял огромный Леопард.

– Я не говорил о их ребенке, – возразил Рокбрюн. – Нам нужно любое ухо.

– Что вы имеете в виду? Это должно быть настоящее ухо?

– Обязательно! – ответил полковник. – Начинается уикэнд, а в эти дни, тем более летом, французские водители безжалостно калечат друг друга в бесконечных авариях. Ставлю пятьдесят против одного, что в каком-нибудь из этих столкновений будет убит или искалечен ребенок.

– Иисусе! – пробормотал Скубайд и на мгновение закрыл глаза, потом открыл их и твердо сказал:

– Чтобы послать это ни в чем не повинным людям? Я не сделаю этого.

– Я предупреждал вас, что не люблю месье Флорента, – тихо сказал полковник.

Скубайд сидел в перекрестье взглядов членов банды «Зоопарк». То, что он прочел в их глазах, вызвало у него холодный озноб, как от присутствия чего-то смертельно опасного, о чем он и не подозревал. Но в этих беспощадных взглядах была какая-то высшая справедливость.

– Не забывайте, капитан, – сказал Рокбрюн, – что я поклялся вернуть ребенка де Мерсеро невредимым.

Скубайд с огромным трудом взял себя в руки. Он еще раз окинул взглядом комнату и обратился к Леопарду:

– Можешь убрать от двери свой жирный каркас. Я попробую.

– Он это сделает? – спросил Слон, когда Скубайд вышел.

– Кто заплатил пенни, заплатит и фунт, как говорят мои английские друзья, – ответил Лис.

– Вот так вышло, – заключил Рокбрюн, – что Флорентам пришлось вернуть ребенка де Мерсеро невредимым, а в обмен они получили своего, и тоже целёхоньким.

Прошло секунд десять, пока американцы осознали слова полковника. Сначала они решили, что ослышались, а потом, что этот странный антиквар действительно сошел с ума, а вся эта история – плод больного воображения. Но десятки вопросов, которые уже вертелись у них на языке, так и остались незаданными.

На улице послышались три пронзительных свистка, после чего там начали стремительно разворачиваться события. Перед магазином Флорента остановилась большая черная машина, из нее выскочили вооруженные полисмены и быстро окружили здание. Четверо из них вошли в дом. Одновременно вскочили на ноги две немки, сидевшие за соседним столиком. С расширившимися от ужаса глазами они бросились к выходу. Но было слишком поздно. Три высоких человека в штатском выросли на их пути и крепко схватили девушек за руки.

– Будьте добры, – тихо сказал один из агентов, – пройдите с нами. – И не старайтесь показать, что мы вас арестовали.

Вся группа незаметно вышла на улицу к ожидавшей их машине и только Ферчайлд услышал всхлипывание прекрасной Эльзы.

Тем временем события у магазина продолжали стремительно разворачиваться. Четверка полицейских вывела мужчину и женщину в наручниках. Мужчине было на вид лет шестьдесят. Он был высок, атлетически сложен и несмотря на наручники держался с достоинством. Женщина была молода и красива. Ферчайлд почувствовал, что она даже более привлекательна, чем те две девушки, которые сидели возле них.

Арестованных уже заталкивали в черную машину. Полицейские снова зашли в магазин и вывели оттуда толпу испуганных покупателей и продавцов, которых тут же отпустили. Через минуту улица опустела, на углу перед магазином остался только один вооруженный постовой.

Прошло еще некоторое время, прежде чем Сэлмон смог заговорить.

– Что это было, черт возьми? Полицейский рейд? Проверка?

– Это конец нашей истории, – сказал полковник. – Я же говорил вам, что если просидеть здесь достаточно долго, то можно увидеть много необычного. Как вы уже, наверное, догадались, это были Флоренты.

– Не хотите ли вы сказать, что их арестовали за кражу ребенка де Мерсеро?

– Да, – ответил полковник. – У них были отчаянные финансовые затруднения.

– Но как же они умудрились выехать из Франции с чужим ребенком? – воскликнул Ферчайлд. – Ведь вы сказали, что существуют только два варианта выезда, и оба строго контролируются.

– Существует еще одна возможность выбраться с Побережья. Она очевидна, но обычно никто ее не замечает и не вспоминает о ней, даже умники из нашей полиции.

– Что же это за путь? – спросил Ферчайлд.

Полковник не ответил. Он смотрел вдаль на темневшую за бульваром гавань. Оба американца обернулись посмотреть, что же привлекло его внимание. Огромный трансатлантический лайнер снялся с якоря и неторопливо двигался к выходу из порта.

Сэлмон, наконец, обрел дар речи.

– Скажите, ради Бога, вы действительно их видели?

– Я видел, – ответил полковник, – как «Мерседес» месье Флорента подъехал к магазину. Немного постояв, он развернулся и проехал мимо террасы «Карлтона». На заднем сиденье автомобиля лежала дорожная детская кроватка и еще какой-то багаж. Ничего необычного я не заметил. На рейде перед Каннами стоял итальянский лайнер, точно такой же, как вы сейчас видели. Через некоторое время к нему причалил лихтер, и на борт корабля подняли два автомобиля. Потом подошел катер, который привез пассажиров. Через несколько минут лайнер поднял якорь и покинул Францию, унося на своем борту Флорентов вместе с похищенным ребенком де Мерсеро. Как я вам говорил, мало кто помнит, что в начале порта находится морской вокзал И если вы знаете расписание и заказали билеты, то сможете отправиться на океанском лайнере в Италию или Португалию, где корабль делает последнюю остановку перед тем, как отправиться через океан в Соединенные Штаты. Судно, на котором плыли Флоренты, делало следующую остановку в Лиссабоне, где, как известно, живет мать мадам Флорент.

34
{"b":"586608","o":1}