ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец они добрались до «Лесной корчмы». Терраса обширного ресторана была тесно уставлена столиками, которые в этот праздничный летний день, конечно же, все были заняты. Хольтеры уже собрались было войти во внутренний зал, как вдруг кто-то взял Хольтера за рукав.

— Мы только ждем счет, — сказал мужчина, — и столик освободится.

Мужчина в нетерпении окликнул кельнера, который как раз получал деньги за соседним столиком. Его жена вытерла салфеткой рот маленькому мальчику, только что проглотившему последний кусок, и отпустила его побегать по лужайке.

— Зачем же вам стоять, — сказала женщина, обращаясь к Хольтерам, которых раздражало ожидание возле столика, — здесь хватит места для четверых.

Пока не пришел кельнер, Хольтер и его жена успели узнать, что эта чета собирается построить здесь домик для уик-эндов. Разумеется, они все будут делать своими руками, хотя он не каменщик, а сантехник.

И только когда им пришлось спешно уйти, так как их малыш куда-то запропастился, супруги Хольтер взяли меню. Им хотелось чего-нибудь попроще, и они заказали свиное жаркое с клецками и зеленым салатом.

— Как хорошо, — сказала жена, — что в наши дни и рабочие могут себе кое-что позволить. — Она имела в виду сантехника.

— Совершенно верно, — согласился муж, — особенно если они зарабатывают столько, сколько наши. — Он как раз вспомнил о премиальной системе, которую ввел у себя на строительстве. — Но они, видимо, не умеют это ценить, — продолжал он. — Они хотят всегда одинаково хорошо зарабатывать и не понимают, что в экономике бывают хорошие и плохие времена.

Это-то его и заботило.

— В последние месяцы они создают все больше затруднений, — сказал он, — даже мне, хотя я всегда старался поддерживать наилучшие отношения с рабочими. А теперь они едва со мной здороваются. Как будто я выдумал рационализацию.

— Оставь, не порти себе такой день. — Жена указала ему на подходившего кельнера с заказанным обедом.

— Ты права, — сказал Хольтер, — какое мне, в конце концов, дело до их настроений. Ведь мое настроение никого не интересует.

— Ну, это не совсем верно, — возразила жена. — Если ты настроен плохо, то вскоре еще кое у кого настроение портится.

Он рассмеялся. Его всегда удивляло, что жена вслух говорит о том, о чем он только еще подумал.

Глава третья

Франц и Эрна ищут уединения

Обед в Лоретто пришелся им по вкусу. Франц расплатился.

— Почему и завтра и послезавтра не может все быть так, как сегодня, — сказал он.

— Ты это серьезно? — спросила Эрна.

— Серьезно? — Он встал. — С чего ты взяла?

Они перешли площадь в поисках дороги к «Лесной корчме» и за церковью обнаружили указатель.

— Поедем? — спросил он.

— Полчаса можно и пешком пройтись.

— Тогда и обратно придется пешком идти, после… — заметил Франц. Говоря «после», он имел в виду: после танцев. От своих соучеников он знал, что здесь по воскресеньям и праздникам играет отличный ансамбль из Вены.

— Подумаешь. По крайней мере проветримся, — сказала Эрна.

— Я сейчас только посмотрю, запер ли я мопед. — Он хотел было бежать к стоянке, но Эрна удержала его.

— Зачем куда-то мчаться, у нас же времени хоть отбавляй.

Сначала они вообще не увидели мопеда, кто-то оставил машину как раз перед ним. Это была спортивная машина, которую они приметили еще утром, когда она обогнала их. Франц сквозь боковое стекло взглянул на спидометр.

— Двести восемьдесят выжимает, рехнуться можно, — сказал он.

— Сиденья красивые, — сказала Эрна.

— А удобные какие! И вообще все… — проговорил он с уважением. — Самое меньшее — двести лошадиных сил.

— А в твоей?

— Что в моей?

— Как что? Ты ж небось думаешь, что у тебя тоже спортивная машина?

Эрна засмеялась, как будто удачно пошутила.

Франц удивился: то она кажется совсем взрослой, то опять девчонкой.

— В моей — две лошадиные силы.

— Это значит, погоди-ка, — она задумалась, — в сто раз меньше.

— Ну да, — отвечал он, — но зато эта и стоит в двадцать раз больше моей. А хозяин как пить дать зарабатывает в двадцать раз больше меня.

— Если ты возьмешь ученическую компенсацию… Но ведь ты с завтрашнего дня будешь получать жалованье! — сказала она.

— Я уже получаю.

— И сколько это будет? — спросила Эрна.

— От пяти до шести тысяч шиллингов, так я думаю. Это без сверхурочных.

— Очень даже неплохо.

— Да, по сравнению с тем, что ты получаешь в магазине. Но вообще-то… Ты же видишь, есть люди, получающие в двадцать раз больше.

— Это выходит, — подсчитала она, — больше ста тысяч шиллингов в месяц. Так не бывает.

— Почему не бывает?

— Столько получает, наверно, только федеральный президент.

— Значит, все-таки бывает?

— Президент, — отвечала Эрна, — единственный, кто столько зарабатывает.

— А миллионеры? — поинтересовался Франц.

— Миллионеры, — разъяснила Эрна, — они вообще не зарабатывают.

— Ах, вот как, они получают все в подарок.

— Я считаю, — продолжала Эрна, — что миллионы у них не от жалованья. У них есть фабрики или большие магазины.

— А менеджеры? — сказал Франц, начинавший терять терпение.

— Какие еще менеджеры?

— Ну сама подумай, — отвечал он, — если у кого-то есть фабрика и несколько сот рабочих, то не думаешь же ты, что он сам со всем этим управляется. У него есть менеджеры!

— Менеджеры! У нас их не бывает! — заметила Эрна. — Разве что в Америке.

— А директора и генеральные директора, как быть с ними?

— Это и есть менеджеры?

Франц искоса взглянул на Эрну. Она не заметила его взгляда, потому что рассматривала, как одеты другие женщины, встречавшиеся им на пути. В основном это были венки, и Эрна проверяла, не отстала ли она от моды. Нет, решила она, ничуть.

Франц засомневался, так ли уж умна Эрна, как он полагал. Конечно, ее отец был секретарем общины и в деревне считался «интеллигентом» наравне с доктором, священником, директором школы и обеими учительницами. Что-то, конечно, и ей передалось, тут уж спорить не приходится. Тем более его раздражало, что она предпочитает выяснять, у кого красивее туфли, а не говорить с ним о менеджерах. Но он не позволил себя отвлечь.

— Наплевать тебе на то, сколько зарабатывает менеджер, — сказал он, — главное, ты сама зарабатываешь шиш с маслом.

Этого она не могла так оставить.

— А я подожду, пока ты станешь менеджером.

— Придется подождать еще несколько лет, — отвечал он.

— Прекрати, — сказала она, — нашему брату надо радоваться, если просто хватает на жизнь.

— Вопрос в том — на какую.

Франц не сдавался. Этот разговор уже начинал действовать Эрне на нервы. Она обхватила его за шею обеими руками и прижала к себе. Он почувствовал: ей хочется прекратить разговор. Но до того разошелся, что решил во что бы то ни стало довести его до конца. Однако ее нежность польстила ему, и он ответил ей тем же.

Они добрались до «Лесной корчмы», но заходить в ресторан не стали. Танцы начнутся только в пять. Они пошли дальше по холмам, где среди редкого леса им часто попадались обширные поляны. Франц рассчитывал где-нибудь там найти уединенный уголок. Тогда они могли бы полежать в теплой траве на границе тени и света, а если уж они улягутся, все остальное произойдет само собой.

— Вероятно, и вправду нет смысла, — сказал он, — задумываться над тем, что будет. Можно, конечно, постараться, чтобы тебе сегодня было хорошо. Но как сделать, чтобы было хорошо и впредь?

Эта логика не устраивала Эрну.

— Зачем же в таком случае, — спросила она, — я учусь на заочных курсах?

— Я и сам не раз задавался этим вопросом, — сказал Франц.

Такого ответа она не ожидала.

— Сколько раз я тебе говорила, что не собираюсь всю жизнь торчать за прилавком. С годами от этого ноги вот такие делаются. — И она показала руками какие — как ствол большого дерева.

5
{"b":"586609","o":1}