ЛитМир - Электронная Библиотека

- Поверить не могу. Они меня нашли, - мрачно пробурчал я. Глянул налево, потом направо, проверяя всё вокруг в поисках затаившейся угрозы. - Не знаю как, но они это сделали. Я вернулся в мир меньше месяца назад, а они уже меня нашли.

Уилл Борден, инженер и вервольф, поставил тяжёлую коробку с книгами на кухонный стол и посмотрел на меня с беспокойством. Потом подошёл поближе и глянул на письмо у меня в руках, после чего фыркнул:

- Да ты скандалист.

- Я серьёзно! - возопил я и потряс письмом. - Меня преследуют! Моё собственное правительство!

- Это вызов в суд присяжных, Гарри, - сказал Уилл. Он открыл холодильник и раздобыл себе бутылку эля от Мака. Ему пришлось обогнуть несколько коробок, чтобы добиться этого. Не думал, что у меня на острове было много вещей, но удивительно, сколько коробок понадобилось, чтобы все их вместить. Перевозка с острова в квартиру Молли заняла большую часть дня. Сейчас она редко её использовала и дала мне тут пожить, пока я не найду собственное место, где смогу окопаться.

- Мне это не нравится, - буркнул я.

- Паршиво, - сказал Уилл. - Но ты его получил. Слушай, в любом случае, вряд ли тебя выберут.

- Вызов, - я воззрился исподлобья. - Долбаная команда. Если они хотят увидеть настоящий призыв, я могу им это устроить.

Уилл ухмыльнулся. Он был моложе меня, ниже среднего роста, и сложён, как полузащитник.

- Как смеют они вторгаться в одиночество могучего чародея Дрездена!

Фыркнув, я бросил бумагу на верх коробки с нераспечатанными конвертами - моей почтой, накопившейся более чем за год. Мусор, по большей части. Кое-что до сих пор пребывало в почтовом отделении. Многое было возвращено новым владельцем моего старого адреса, где ранее располагался пансионат миссис Спанкелькриф, а теперь - Общество Лучшего Будущего. Я слишком плохо переваривал его владельца, но Баттерс забрал почту для меня.

- Может, я не появлюсь, - сказал я и сделал паузу. - Что будет, если я не появлюсь?

- Тебя могут задержать за неуважение к суду, или оштрафовать, или посадить в тюрьму, или что-то типа, - сказал Уилл, задумчиво почесав подбородок. - Теперь, когда я думаю об этом, они, вроде как, не уточняют, что именно будет.

- Старые добрые угрозы типа “сам-придумай-что-с-тобой-сделают”.

- Они не мафия, Гарри.

- Да ну? - поинтересовался я. - Плати деньги за защиту каждый год, и да поможет тебе Бог, если ты этого не сделаешь.

Уилл закатил глаза, вытащил из холодильника ещё одну бутылку, открыл её и передал мне.

- Мак прибил бы тебя за то, что ты пьёшь это холодным, и так далее, и тому подобное.

- Сейчас жарко, - сказал я и сделал большой глоток. - Особенно для такого начала года. И он бы просто разочарованно хмыкнул. Проклятое правительство. Как будто у меня других дел нет.

- Стоит ли того правосудие? - спросил Уилл.

Я глянул на него.

- Так как?

- По большей части, - ответил я. С опаской.

- Вот потому правовая система и существует.

- Какое отношение имеет правосудие к правовой системе?

- Ты правда хочешь грохнуть всё и начать заново с тысяча семьсот семьдесят шестого[1]? - поинтересовался Уилл.

- Не особо. Я читал книги.

Он развёл руками.

- Суды несовершенны, - сказал Уилл, - но по большей части они работают.

Он дотянулся до коробки и достал повестку.

- А если ты взаправду думаешь, что они не работают, то, возможно, стоит что-то с этим сделать. Если бы ты только мог каким-то способом напрямую поучаствовать…

Я с угрюмым видом выхватил у него письмо обратно.

- Самый умный, да?

- Ты, типа, одинокий волк по натуре, Гарри, - сказал Уилл. - А я больше существо стайное. Наши умы в разных областях, только и всего.

Я прочёл чуть далее.

- Там ещё и дресс-код? - возмутился я.

Уилл прикрыл рот ладонью и закашлялся, но я видел, что он смеётся надо мной.

- Так, - утвердил я. - Никаких галстуков.

Уилл опустил руку, тщательно удерживая серьёзное выражение на лице.

- Viva la revolution.

* * *

Итак, я направился в суд.

Это означало поход в центр города к зданию суда Центра Ричарда Дж. Дэйли[2], чьё имя не слишком-то внушало мне веру в свершение справедливости. Ах да. Я был здесь не для того, чтобы создать беспорядок. Я был здесь, чтобы сохранить беспорядок.

Поднявшись на семнадцатый этаж, я отдал свою карточку вместе с примерно хреналлионом других людей, ни один из которых явно не восторгался пребыванием здесь. Я получил чашку отвратного кофе и кривился на неё по мере ожидания. Потом заявился парень в чёрном гавайском балахоне и пересказал сюжет “Моего кузена Винни”[3].

Ну ладно, это была мантия, а парень был судьёй, и он передал нам краткое описание системы судебного разбирательства, но в таком виде это звучит куда менее интересно.

Затем они начали называть имена. Сказали, что понадобится только половина из нас, и когда они ушли на какое-то время, я уже подумал, что мне повезло и можно топать домой, но тут какой-то клерк назвал моё имя и мне пришлось тащиться вперёд, чтобы присоединиться к шеренге других присяжных.

Потом были очереди и вопросы и куча ожидания. Короче говоря, я оказался сидящим в ложе зала суда округа Кук, когда колёса правосудия взялись за перемалывание парня по имени Гамильтон Лютер.

* * *

Дело вел один из новых помощников окружного прокурора. Раньше я внимательно следил за людьми из этой сферы, но когда ты некоторое время мертв, а потом обитаешь в изгнании, то приоритеты несколько смещаются. В любом случае, когда ты живешь в городе с репутацией “политическая коррупция в каждом деле” типа Чикаго, и твой бизнес подчас близок к нарушению закона (а иногда уходит за рамки законности миль этак на двадцать), то разумнее всего не спускать глаз с госслужащих. Большинство из них были, на мой взгляд, вполне порядочными. Ну, для обычных политиков. Обычно это означало “достаточно слов и обещаний для выступлений, привлекающих политических спонсоров, и достаточно честности, чтобы к концу дня выполнить хоть часть обещанного”.

Все же, время от времени, вы получаете госслужащего, который полностью кормится из чьего-то кармана. Часть из них на содержании у парней в богатых костюмах. Другие подкармливаются у профсоюзов. Остальных прибрали к рукам корпорации.

Прокурору было чуть меньше тридцати. Чистенький, тщательно выбрит, выглядит немного отвлекшимся, собирая лежащие вокруг него записки и папки, с помощью весьма привлекательной ассистентки. Серый костюм сшит на заказ, может, даже слишком хорошо сшит для недавнего выпускника юридической школы, на шее темно-бордовый галстук из дорогого шелка, в нагрудном кармане платочек в тон. Картину завершали большие уши, гигантский кадык и выражение мучительной серьёзности на лице.

С другой стороны прохода, за столом ответчика, можно было увидеть резко контрастирующий образ. Мужику было за пятьдесят и если он когда-либо был в колледже, то разве что по спортивной стипендии за немалые успехи в реслинге. Его плечи были как у матерого лося, руки бугрились мускулами и заканчивались кулаками размером с кувалду. Темная кожа на костяшках была покрыта белыми рубцами от старых ран, полученных явно не на ринге, а где-то в драках в подворотнях. Голова налысо выбрита. По краям уже виднеется щетина, но макушка блестит. Тяжелый, как у неандертальца, лоб, нос с давних пор ломали минимум дважды в год, костюм дешевый и плохо сидит. Рядом на столе лежат несколько папок и пара толстых книг. Мужчина выглядел мрачно, неловко и то и дело бросал нервные взгляды через проход.

Если этот парень адвокат, то я эвок. Но сидел он один.

Так где же его публичный защитник?

- Всем встать! - возгласил большой мужчина в форме внушающим уважение голосом. - Суд начинает свое заседание под председательством Её Чести Мэвис Джефферсон.

вернуться

1

В 1776 началась война за независимость и была принята небезызвестная Конституция.

вернуться

2

Центр Ричарда Дж. Дэйли – первоначально Чикагский городской административный центр. Переименован в честь мэра Ричарда Дж. Дэйли через несколько дней после его смерти. Также известен как Дэйли Плаза (так называется его внутренний двор). До постройки Центра Джона Хэнкока был самым высоким зданием в Чикаго.

вернуться

3

«Мой кузен Винни» – фильм Джонатана Линна, вышедший в 1992 году. Основной сюжет крутится вокруг Винни Гамбини, мечтающего стать адвокатом, чьего кузена ошибочно обвинили в убийстве.

1
{"b":"586610","o":1}