ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ладно. И что?

- Хищник, охотящийся в центре города? Они не склонны открыто хватать маленьких девочек с улицы, ведь кто-то может увидеть происходящее.

- Вроде Лютера.

- Вроде Лютера. Но этот хищник не действует по шаблону. Он не охотился на бродягу, спящего в заброшенном здании или на тех, кто шатался по переулкам в поисках наркоты или на проститутку - ни на одну из обычных целей. Он нацелился на нечто рисковое. И собравшись это сделать, он должен был просчитать каждый сопутствующий фактор.

- Ты думаешь, что он следил за ней.

Я кивнул.

- Выследил, выучил её привычки и поджидал.

Уилл покосился по сторонам переулка.

- Почему ты так думаешь?

- Потому что так поступил бы кто-то из Зимних, - сказал я. - Как сделал бы я, если б мне пришлось украсть кого-то из оживленной части города.

- Ладно. Это совсем не стрёмно или типа того, Гарри.

Я ощерился.

- Не так много разницы между волками и овчарками, Уилл. Ты это знаешь.

Он кивнул.

- Так мы ждем тут, чтоб проверить, ходит ли она еще этим маршрутом?

- Если она все ещё тут ходит, она будет торопиться и волноваться. Это её выделит.

- Знаешь, кто ещё стоит на оживленной улице Чикаго? Лесной волк.

- Предусмотрено, - сказал я и извлек свёрток ткани из огромных карманов моего пыльника.

- Да ты шутишь, - сказал Уилл.

Я улыбнулся.

- А что в гитарном чехле?

Я улыбнулся шире.

* * *

Несколько минут спустя я сидел на тротуаре, подпирая спиной здание, с потрепанной гитарой на коленях, раскрытый чехол лежал передо мной с горсткой мелочи и старой вытертой долларовой купюрой в нем. Уилл расположился рядом, одетый в жилет служебной собаки, положив морду на передние лапы. Он издавал легкое ворчание.

- Все будет хорошо, мальчик.

Уилл нахмурился.

- Просто держи нос наготове, - сказал я и начал играть.

Я начал с “Hurt” версии Джонни Кэша, потому что она очень простая. Я спел под неё. Я не очень хорош, но я попадаю в ноты и держу ритм, так что более или менее это работало. Я продолжил песней “Behind Blue Eyes”, и затем - “Only Happy When It Rains”. Потом я сыграл “House of the Rising Sun”, и полностью искаженную “Stairway to Heaven”.

Не было особо сильного пешеходного движения в этот будний вечер на улице, не особенно оживленной в конце марта, но никто не смотрел на меня дважды. Я заработал два с половиной бакса мелочью в первый час. Жизнь музыканта не так уж и проста. Патрульная машина проехала мимо, и коп адресовал мне пристальный взгляд, но не остановился и не выгнал меня. Вероятно, у него были дела.

Начало темнеть, а я повторил свой скудный набор пять или шесть раз, уже начав подумывать о том, чтобы сдаться. Девочка, если она всё ещё придерживается того же маршрута, определенно не стала бы бегать по городу после наступления темноты.

Я как раз пел “how you’d get the message by the time I’m through”, когда Уилл внезапно поднял голову, сфокусировав взгляд.

Я проследил направление его взгляда и заметил девочку как раз нужного возраста, выходящую из автобуса. Она сразу же пошла прочь, вниз по улице, оставаясь на другой стороне улицы, по направлению к станции электрички в квартале отсюда.

- Что мы имеем, - сказал я. - Ребенок, использующий постоянный маршрут, подвергается нападению в Чикаго, ребенок, вероятно, пользуется общественным транспортом, работающим по расписанию. Это делает её действительно предсказуемой. Идеальная метка для хищника.

Уилл громко заворчал.

- Да, думаю, я довольно умён, - сказал я ему. - Запомнил её запах?

Уилл толкнул меня плечом и снова зарычал.

Я нахмурился и присмотрелся внимательнее, пока не заметил довольно крупного и грубого мужика, выскочившего из автобуса в последний момент перед отправкой. Он направился вниз по улице, явно преследуя девочку. Он не был маниакально сосредоточен на ней или типа того, но он не двигался, как кто-то, устало возвращающийся домой после тяжелого дня. Я распознал его темп, его позицию и его напряжение точно так же, как это сделал Уилл. Он был хищником, тайно преследующим свою добычу.

Что еще хуже - у него был смартфон. Его пальцы постукивали по нему, пока он шёл за девочкой.

- Проклятье, - сказал я. - Кем бы Блэк ни был, они были связаны. Я за жутиком. Ты ступай к девочке.

Уилл адресовал мне короткий, недоверчивый взгляд.

- Во мне почти семь футов и я страшный, а ты милый и пушистый. Ей одиннадцать, ты ей понравишься.

Уилл ответил пустым взглядом, а в его золотых глазах совсем не было веселья. У волка это выглядело тревожно.

- Я не знаю, - сказал я. - Повиляй хвостом, потрись носом или типа того. Вперед!

Должен отдать Уиллу должное, он знает, когда действия важнее вопросов. Он рванул с места, растворившись в наступающих вечерних сумерках.

Тем временем я убрал гитару в чехол, поставил обратно в переулок, встал и сфокусировался на головорезе. Чародеи и современные технологии не ладят между собой, и ничто не подыхает так быстро, как мобильник, когда чародей хочет его сломать. Я собрал достаточно энергии, чтоб выполнить задачу, не вырубая при этом свет во всем квартале, направил палец в сторону преследующего девочку мужика и прошептал “Hexus”.

Волна разрушительной энергии пронеслась по улице и прямо над мужиком со смартфоном. Вспышка света и целый поток искр из телефона - и мужик вздрогнул и уронил машинку. Большинство людей либо уставились на него, либо дико озирались вокруг. Но не он сам. Он присел в защитной стойке и принялся сканировать окружение широко раскрытыми глазами.

Он понял, что это была угроза, а, значит, имел представление, что это мог сделать чародей. То есть он был не просто головорезом. Он был достаточно хорошо осведомлен о сверхъестественном сообществе, чтобы узнать игроков и их стиль работы. Что делало его элитным наемником и значительно сужало круг лиц, на которых он мог бы работать.

Я проверил улицу, поспешил через возникшее в потоке окно и направился прямо к нему. Он заметил меня спустя секунду и без колебаний побежал. И то и другое меня впечатлило - но он побежал за девочкой, а это означало, что он еще не сдался. Я развернулся, чтобы преследовать его, прыгнул, подтянув мои колени в воздухе к подбородку, упершись руками о капот голубого бьюика, перелетел через него и продолжил бежать.

Мы забежали за угол, и я понял, что происходит.

Головорез, которого я преследовал, не был захватчиком. Он был загонщиком, призванным убедиться, что девочка не вернется обратно, откуда пришла. Я заметил девочку впереди, поторапливаемую еще тремя мужиками, и мой приятель устремился к ним, когда их увидел.

Я немного замедлился, подводя итоги. Громилы впереди заметили меня за спиной своего приятеля, и руки их потянулись под пальто. Я устремился к двери магазинчика канцтоваров, уже закрытого, и все громилы пропихнулись в свою дверь, не доставая оружие на улице.

Меня это устраивало. Я все равно надеялся убрать их куда-нибудь с улицы.

Я подождал, пока они скроются внутри, дал им досчитать до пяти, а затем двинулся дальше. Дверь, за которой они спрятались, принадлежала маленькому ночному клубу. Знак, красовавшийся на двери, гласил “Закрыто на ремонт”.

Дверь была заперта.

А еще она была сделана из стекла.

Я улыбнулся.

* * *

Я дунул и плюнул и вынес эту дверь банальной телекинетической волной. Я поддернул рукав, оголяя браслет из щитов, соединенных между собой полоской крафтовой меди, тщательно покрытый защитными рунами и печатями. Я направил часть своей воли в браслет, и руны на нем ожили, выплёскивая зелёно-золотую энергию и случайные искры.

- Так, народ! - провозгласил я, входя через дверной проем в клуб. - Вы знаете, кто я. Я пришел за девочкой. Отпустите её, или Богом клянусь, я обрушу всё здание вам на головы.

Не обрушу, конечно, пока девочка внутри, но они-то этого не знают.

Проследовало довольно долгое молчание. А потом откуда-то из недр клуба заиграла музыка. “Bad Romance” от Леди Гага.

4
{"b":"586610","o":1}