ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не задумываясь, достал #macbook и вставил флешку в разъем. Всего один файл, Knyaz_e.avi. Видео на 45 минут. Щелчок — и послушно развернулось окошко @Videolan, в котором я с удивлением увидел собственную кухню и себя самого. В глубине кадра, оседлав табурет, сидел тот самый тип — неопознанный богемный мужик с фотографии. Он курил, выпуская дым к потолку и увлеченно вещал:

— В основании каждой культуры лежит набор базовых элементов. Они носят универсальный характер и не меняются. Ну, вот, например, лабиринт. Это замысловатая и упорядоченная кривая, которую изображали самыми странными способами. Земледельцы Междуречья вытаптывали схему лабиринта на свежевспаханном поле перед посевом зерновых. Традиция была жива в некоторых местах еще тридцать лет назад. Никакого разумного или магического объяснения этому действу нет. А это целая система обрядов: три дня очистительных молитв, потом сутки без сна. Потом под особую музыку, которая не исполняется ни при каких других обстоятельствах, в особой одежде, которую ткали и шили в течение года строго в рассчитанное время и которую сожгут сразу после обряда, люди, отобранные по каким-то тщательно скрываемым от посторонних критериям, будут много часов исполнять нечто похожее на танец, чтобы на свежевспаханном поле появился определенный контур. Причем непонятно, как они ориентируются в процессе танца, чтобы линии были четкие, плавные… Лабиринт Минотавра…(Слышно, что я что-то спрашиваю, он мне что-то отвечает, но слов не разобрать)… Только не надо смотреть на схему, стоит учесть все то, что на схеме не отражено. Есть версия, что любой лабиринт — даже нарисованный на бумаге — это потенциальный портал в другие миры. Или измерения. Тут по-разному можно трактовать…

Пока шло это гонево непонятно о чем, еще недавно насмешливая @T_Сhrysanthemum вдруг резко села рядом со мной, вцепилась в мою руку мертвой хваткой и, не отрываясь, смотрела на экран.

— Что касается Вавилонской башни, то это сказание о первом глобальном начинании человечества, о вызове, брошенном богу людьми, то есть история о Проекте как таковом. С тех пор человечество продолжает «творить столпы», которые иногда рушатся с оглушительным грохотом.

Картинка постепенно начала рассыпаться на пиксели, как при сильном сжатии, пошли какие-то помехи, рябь и шум, и вскоре все оборвалось.

— Эти два мифа идут красным пунктиром через всю историю человечества, и они связаны друг с другом напрямую, — пробормотал я еле слышно, чуть шевеля губами, проговаривая слово в слово то, что не записалось на камеру, но, тем не менее, было когда-то произнесено незнакомцем. Я мог поклясться, что помню весь тот разговор наизусть, и одновременно я точно так же был уверен, что никогда раньше его не слышал.

@T_Сhrysanthemum с удивлением воззрилась на меня.

Я вздохнул.

— Вижу, ты мне снова не веришь, что это не мои воспоминания, а того, второго. Иногда они всплывают против моей воли, как сейчас. Ладно, мне пора.

Я поднялся с места и протянул руку к ноутбуку, чтобы закрыть крышку, но как раз в этот момент изображение на ролике, который все так же продолжал проигрываться, частично восстановилось, и прорвался вопрос, заданный моим запинающимся голосом:

— … значит, 12 октября 12 года этот… лабиринт, то есть, портал… будет активен?

Моя рука так и зависла у экрана. Но это уже был конец записи: через пару секунд файл закрылся. @T_Сhrysanthemum продолжала невидяще смотреть на экран, отрешенно думая о чем-то своем. Когда я захлопнул крышку ноутбука у нее перед носом, психологиня даже не вздрогнула и не перевела взгляд. Затем меланхолично произнесла, глядя все так же перед собой:

— 12 октября наступит через десять дней. Так скоро.

Глава 15

Специалист

Прав был Френсис Бэкон: нет ничего страшнее самого страха. И больше всего пугает то, как предчувствие леденящего ужаса начинает превращать хомосапиенса в обезумевшее животное.

Катастрофически быстро.

Мне все же удалось удержаться от панического желания швырнуть ключи в моего нежданного гостя и выскочить прочь из собственной квартиры.

Потому что это было бы крайне не разумно.

Сосчитав про себя до пяти по-корейски, а затем — по-китайски, я разулся, снял куртку, повесил ее в шкаф на плечики и прошел в комнату.

Наконец-то я смог отчетливо разглядеть моего таинственного преследователя. Он был похож на царя Леонида из фильма «300 спартанцев», только выглядел старше актера @Gerard_Butler. Если бы не инвалидное кресло, я вполне мог бы его представить моего визитера предводителем мускулистых античных отморозков: карие глаза, прямой правильный нос с широкими крыльями ноздрей, черная борода, частично скрывающая тонкий шрам на левой скуле — его облик излучал силу и какую-то непередаваемую словами значительность.

На коленях Господина Второго лежала тонкая черная папка — точь-в-точь такая, какую я видел в кабинете Марка.

Мужчина улыбнулся и указал рукой на мое собственное кресло. Он держался так, как будто был у себя дома. К моему удивлению, это мелкое нарушение этикета не вызвало у меня даже тени возмущения: все выглядело настолько естественно, словно и впрямь этот чернобородый тип был здесь хозяином.

— Чем обязан? — сухо спросил я. — Может быть, ты хотя бы назовешь свое имя? Я понимаю, что проникновение в чужую квартиру — не повод для знакомства, но все же: кто ты?

Я намеренно перешел на «ты»: как-то глупо выкать человеку, который без спросу вломился в твое жилище.

— Твою тираду вполне можно было бы сократить до двух последних слов. Согласись, что в такой ситуации это скучный вопрос, — он говорил бесстрастно и расслабленно, словно пребывал в сильной задумчивости.

— Сделай одолжение, представься. Конечно, вежливость — это скучно, но хотелось бы понять, с кем я говорю, — ядовито улыбнувшись, процедил я.

— Ни одно из двух моих имен ни о чем тебе не скажет, но ты прав: иногда надо соблюдать приличия. Итак, меня зовут Алексей Крымов. Вот и познакомились, — он изобразил ответную улыбку.

— Как насчет второго имени?

— Всему свое время.

— Как ты проник в мою квартиру? — спросил я, усаживаясь в свое кресло и стараясь держаться непринужденно.

— Еще один скучный вопрос. Послушай, @Knyaz_E, давай не будем ходить вокруг да около. Я знаю, что ты сейчас под колпаком. И знаю, почему тебя отпустили. Неужели ты не хочешь спросить меня о чем-то действительно важном? — судя по легкому раздражению в интонациях, мой собеседник, похоже, начал терять терпение.

— Пока что я до сих пор не имею понятия, кто ты и чьи интересы представляешь.

Он нетерпеливо кивнул и протянул мне папку.

Я заметил на внутренней стороне его правой ладони идеально круглый шрам от ожога. Он перехватил мой взгляд и усмехнулся.

— Возьми. Прочитай, а потом продолжим разговор. Так будет быстрее.

Папку я взял с опаской, ожидая, что в квартиру ворвутся люди в масках, вооруженные автоматами: «Всем оставаться на местах!». Или со шприцами, заряженными отключающей сознание дрянью.

К счастью, ничего такого не случилось.

— Что это?

Он не ответил.

Первая страница, слегка пожелтевшая от времени, была исписана мелким убористым почерком.

«Это случилось в 1997 году, когда я еще не работал в Конторе. Некто К-в, сотрудник первого отдела, побывал в одной восточной стране. В загранкомандировке, ага. Не знаю, чем именно он там занимался, поскольку первый отдел, будучи «белой костью» Конторы, своеобразной кастой избранных, всегда надежно хранил свои секреты. В тех материалах, что позднее попали в мои руки, детали операции не раскрывались, да и не в них суть».

— Так что же это? — настойчиво повторил я.

— Допустим, дневник одного твоего старого знакомого. Который думал, что его сжег. Не спрашивай, как это попало ко мне. Просто прочти, — спокойно и даже как-то лениво ответил Крымов

«Интереснее другое. Из своей поездки К-в привез два одинаковых по размерам, круглых и черных шарика для медитаций. На одном из них было стилизованное изображение дракона, на другом — феникса. Каждый из шариков по величине примерно соответствовал мячику для пинг-понга. Ничего особенного, такие сейчас можно увидеть в любом магазинчике, торгующим эзотерическим барахлом: две небольшие металлические сферы, покрытые лаком, а в каждой — колокольчик. По словам К-ва, он купил их за копейки на одном из тех рынков, где праздные туристы приобретают псевдодревние безделушки. Как дело обстояло в действительности, никто так и не выяснил: спустя четыре дня после своего возвращения оперативник скончался прямо на рабочем месте в своем кабинете, сжимая «дракона» в левой руке, а «феникса» — в правой. Официально было объявлено, что сотрудник разведки застрелился из табельного пистолета. Но вот согласно засекреченному заключению эксперта, которое я лично изучал, став сотрудником «инквизиции», оперативник скончался в результате «возникновения очага кратковременной и интенсивной гипертермии в области сердца и верхней части желудка». Проще говоря, товарищ в буквальном смысле сгорел, словно внутри у него вспыхнул и тут же прекратился небольшой пожар с температурой пламени порядка 400 градусов по Цельсию. В отчете патологоанатома было указано, что кожа на ладонях К-ва почернела и обуглилась. По этой причине хоронили его в закрытом гробу. А почему — коллегам К-ва так и не объяснили. По Управе поползли фантастические байки о внедренных в штат исламских террористах, об астральных террористах и даже о террористах-инопланетянах, кровожадно убивающих наших оперов. Начальство впало в ярость, породив глупейшее распоряжение о пресечении нелепых слухов, а также дисциплинарных мерах взыскания по отношению к распространителям недостоверных сведений. На том все и закончилось. Впрочем, старожилы Конторы, с которыми я потом общался, в подробностях живописали, как в Управу явились два молчаливых спеца в костюмах химзащиты, поместили шарики в контейнер и увезли в неизвестном направлении на бронированном джипе».

32
{"b":"586611","o":1}