ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Улицы, по которым шел Джек, не имели ничего общего с Альтерой. Казалось бы, население трущоб тоже не должно иметь никакого отношения к франтам, прогуливающимся по улицам Светлограда и Макситоры. Однако это были те же самые люди. Вот эти оборванцы, с подозрением глядящие Джеку вслед, вот эти опасные типы и тетки, переругивающиеся хриплыми противными голосами - те самые благородные кавалеры и томные дамы.

Хотя, конечно, далеко не все в Альтере ведут красивую жизнь. И батраки на фермах, и горняки в шахтах, и наемники, раз за разом отдающие свою виртуальную жизнь за хозяина - эти тоже здесь, и таких гораздо больше, чем кавалеров и роскошных барышень. Для многих горсть золотых, полученных в вирте за монотонный скучный труд, это основной заработок. Однако случается и такое, что счастливчик из гетто преуспевает в Альтере, покупает себе дом в столице, заводит золоченую карету, запряженную летающими маунтами. А в гетто он может по-прежнему выглядеть оборванцем. А есть и бандиты, есть торговцы дурью и сутенеры, эти тоже иногда конвертируют нажитые нечестным трудом панбаксы в игровое золото и покупают роскошную жизнь в Альтере.

Джек не хотел думать, где именно они настоящие, здесь или там, в вирте. Сам он выглядел примерно одинаково, что в Альтере, что в этом скорбном мире. Хорошо бы и здесь иметь черный меч, который режет сталь, словно масло. Но если Кривой, как обещал, сумел раздобыть патроны к револьверу, то с недостатком волшебного оружия Джек как-нибудь примирится.

Кривой Питер любил хвастать, что живет в мире со всеми. Местные предводители банд на него не наезжали, хотя собственных бойцов у Питера было не много. Просто он вел дела так, что всем оказывалось выгодно, что есть такой добрый и услужливый человек, способный достать хоть из-под земли что угодно, любую редкость. Товары поступали к нему со всех сторон - и Ходоки, вроде Джека, несли находки из Отравленных Пустошей, и ворье было не прочь сбывать добычу именно ему. И даже гуманитарка из-за Барьера время от времени поступала к Кривому. В Нью-Атриуме он был известен, как Питер Мейсон, омега-партнер нескольких благотворительных фондов.

Логово Питер устроил в развалинах католической школы святой Маргариты. В этом огрызке здания не было ничего примечательного, но рядом до Гендемии располагался большой парк, где сейчас все было вырублено и расчищено, так что могли садиться катера защитников. Главное требование любых благотворителей к своим партнерам в гетто - безопасное место посадки. Люди Питера поддерживали пустырь на месте парка именно в этом состоянии, вырубали деревца, отгоняли любопытных.

Обычно защитники просто сбрасывали контейнеры с гуманитарными грузами в полете, но некоторым эксцентричным альфа-гражданам хотелось знать, что они своими пожертвованиями помогают бедненьким и несчастненьким, им нравилось собственными глазами смотреть, как их подачки передаются омегам. Не совсем своими глазами, конечно, а в видеозаписи.

Для того, чтобы они могли тешить свое чувство сострадания, по ту сторону Барьера создавались благотворительные фонды, а по эту - объявлялись партнеры фондов. Кривой был одним из них, и Джек подозревал, что благотворительность - один из основных путей контрабанды.

Судя по пирамиде контейнеров рядом с домом, Питер недавно получил очередную партию. Контейнеры были чистенькие, сразу понятно - только что из-за Барьера. Их охраняли подручные Кривого, а двое как раз вскрывали очередной контейнер.

Джека здесь знали, один из парней сразу же побежал за хозяином. Питер, лысый, коренастый крепыш лет пятидесяти, даже вышел встретить Джека.

Он был удивительно обаятельным, несмотря на черную повязку, скрывающую глаз. Улыбался открыто, дружески. И голос Питера был на редкость приятный, теплый, обволакивающий, располагающий поверить этому милому человеку.

- Очень хорошо, старина, очень хорошо, - заворковал Кривой, пытаясь обнять гостя за плечи. Сложное дело, поскольку Питер был на две головы ниже Джека. - Ты мне нужен, Джек. Имеется работенка для тебя. Идем, обсудим. Есть хочешь?

Джек только сейчас сообразил, что целый день не жрал. Так игра захватила, что забыл перекусить. Питер привел его в свой кабинет в подвале, где уже был накрыт стол. В центре стояла бутылка самогона.

- Знаешь, - сказал Питер, наполняя стаканы, - что здесь было до Гендемии? В этом самом здании?

- Школа, - буркнул Джек. - Ты мне этот вопрос задаешь в сотый раз.

- Школа, - радостно подхватил Питер, - источник знаний! А теперь - источник хавки. Разве не прогресс?

- Как сказать.

- Сейчас пересчитываем и сортируем груз из Нью-Атриума. Завтра у меня день раздачи, весь Кластер соберется, все калеки, убогие, хромые, слепые, оборванные и грязные. И получат хавку из-за Барьера. Причем все будет заснято на видео, передано в Нью-Атриум, чтобы добренькие славненькие альфа-граждане глядели, умилялись собственной щедростью и плакали. А ты в это время будешь уже в пути.

- Резкий поворот, - заметил Джек, вскрывая банку. - Как ты быстро сменил тему. Ладно, выкладывай.

Они выпили, и, пока он наворачивал консервы из гуманитарного груза, Питер рассказывал о своем деле.

- Вчера в Пустоши вылетел катер из Нью-Атриума.

- Угу. Пожалуй, я его видел. Как раз выходил из игры, - пробурчал Джек с набитым ртом. - Дождь лил, но катер ушел в Пустоши.

- Катер не вернулся! - торжественно объявил Кривой. - В него угодила молния, или еще что-то стряслось. В общем, вынуженная посадка. Связь с экипажем потеряна. Они все мертвы, понимаешь?

- Понимаю не больше того, что ты мне сказал. Катер, молния, экипаж мертв. В чем состоит моя работа?

- Джек, не притворяйся! - с укором протянул Питер. - Ты же толковый малый, я знаю! Ты уже сам все понял. Нужно провести моих людей к упавшему катеру. Координаты я тебе скажу. Всего-то день пути туда, день обратно. Ну и там день или два, пока мои техники снимут с катера все, что можно унести. Навигационные приборы, бортовая электроника, прочее... ну, ты понял? Все, что может пригодиться.

- Оружие экипажа, - подхватил Джек.

- Тихо! - оборвал его Питер. - Никакого запрещенного оружия! Просто все, что может пригодиться. Послушай, тебе ничего не нужно делать, просто привести парней на место, потом увести обратно. И после помалкивать. Плачу двести панбаксов. Из добычи можешь взять то, что не понравится моим людям. А? Ведь условия же самые сладкие. И потом, ты задолжал мне услугу. Умник тебе помог, а? Но выходить нужно сейчас. Ну, в смысле, на рассвете. Ночью в Пустошах не ходят, я знаю. Однако с рассветом - в путь. Да, и вот твои патроны, как обещал. Два десятка! Скажи, разве ты где-то еще сумел бы их найти? Только я могу достать, и как раз потому, что мои люди появляются в нужном месте в нужное время. Вот как сейчас с этим катером.

Питер умело поддерживал свой имидж добряка и услужливого партнера, и патроны вытянул, и про Умника вспомнил - именно в тот момент, когда это было наиболее удачно.

- Понимаешь, Питер... Я бы и рад помочь, но как раз сейчас очень сильно занят. Нет, ты не подумай, что я цену набиваю, но в самом деле срочное дело.

- Я понимаю, - Кривой проникновенно заглянул Джеку в глаза, - если тебе понадобились патроны, то дело очень важное. Но уж на пару деньков можно отложить, а? Наш мир, то есть все, что от него осталось, держится на чем? На том, что хорошие люди помогают друг другу. И двести панбаксов, это же всегда двести панбаксов. А?

- Хорошие деньги. - признал Джек. - Но...

Но темное служение! И эта Погибельная Книга, которую непонятно, как добыть, и присоветованный Умником маг Сарториус, с которым так и не познакомился, и еще много всякого. Первый раз в жизни Джек наткнулся на такой квест, первый же раз! Опыт подсказывал, что дважды судьба таких подарков не делает.

- Джек, мне очень нужна твоя помощь, - настаивал Питер. - Не потому что ты лучший, это и так понятно. Мне нужен Ходок, которому нужно доверять. Именно сейчас, сегодня. Завтра будет поздно! Сам видишь, я ни к кому не обращался, только к тебе.

20
{"b":"586615","o":1}