ЛитМир - Электронная Библиотека

Сразу оказалось, что и схватиться есть за что, и бежать по борту к серым, растрескавшимся камням не так уж сложно. Через минуту он смотрел, как со скрежетом и грохотом камнепада вниз летит разломившийся пополам старый корабль.

- Я думал, нам конец, - изумился молодой патрульный и вдруг засмеялся.

- Тебя хоть как зовут, парень? - раньше как-то повода не было спросить.

- Роджер.

- Ну что, Роджер. Полезли? Доктор, вы вперед. Мы сзади подстрахуем.

На Мусорном берегу их встретили только две бродячие собаки. Люди наблюдали за трагедией с кораблей, а это выше. Намного выше.

Блаз

На катер, удобную точку обзора, пробраться не удалось. Надо было подумать об этом раньше. Блаз, покружив по окрестностям, все же поднялся на уступ, с которого все было неплохо видно. Правда, фигуры людей казались маленькими и игрушечными, но зато ничто не загораживало обзор.

Успел увидеть, как патрульный пост подле крейсера опустел, и на борт начали подниматься простые горожане. Это было плохо, очень плохо, и Блаз даже потянулся к фонарю, но оказалось, что впустили всего десятка три зрителей. Остальные не стали покидать уже облюбованные места.

Как на концерте. Или в театре. Наверное, люди соскучились по зрелищам. Наверное, устали от кухонь и долгих зимних разговоров...

Появился конвой с заключенным. Все шло, как должно идти, но отчего-то на душе скребли кошки. Словно где-то в расчеты закралась ошибка. Словно что-то пошло изначально не так.

Потому-то Блаз не стал отменять приказ. И потому он, не дожидаясь казни, покинул свой пост. Он торопился на верхние улицы. Туда, где на удобном, почти плоском основании расположились суда Наследников. Прочные хорошо охраняемые суда. Сейчас их обитатели на линкоре. Сейчас Наследники наиболее беззащитны перед его бойцами.

На ходу Блаз вытянул из-за голенища красную ленточку и повязал на левый рукав. В суете боя легче легкого спутать своих с чужими, а такие ленточки помогут не ошибиться.

Уже добравшись до «Памяти Орра» он услышал звук взрыва и протяжный скрежет, свидетельствующий о том, что безумная затея Микеля удалась. А значит, нужно еще больше спешить.

Вверх по сходням, к охранному посту под килем «Святой Габриэллы» он поднялся почти бегом. И едва успел к началу атаки.

Он увидел, как распахнулись люки, как по веревкам вниз заскользили его воины, его бойцы армии свободы, как дружно они побежали вперед, туда, где из укрытий начали выходить привлеченные шумом служаки из личной охраны Наследников.

Блаз был уверен, что справиться с ними будет легко.

Он и сам оказался на гребне атаки и одним из первых вступил в перестрелку. Враг, начавший было бессистемную пальбу, отступил, как и предполагалось. На свежий снег брызнула первая кровь. Красное на белом - красивое сочетание. Красивое и зловещее. Но сегодня оно принесет беду только Наследникам и тем, кто вздумал их защищать.

И тут внезапно по его отряду с верхних палуб открыли огонь совсем другие люди. Зазвучали короткие, отрывистые приказы. Гулко раскатился в узком коридоре между судами ружейный залп. Двое упали, захлебываясь кровью.

Это был удар. Неожиданный и подлый. Блаз даже не сразу понял, что случилось. А когда понял, заорал:

- Под киль! С линии огня!

Услышали его немногие.

Атака продолжилась. А в голове шумело, как водопад: «Нас ждали. Они знали, что мы придем! Кто-то нас предал...»

Красное на белом - обманное сочетание.

Выскочили на открытую местность. Впереди, под бортом очередного судна, их встретили. Патрульные выстроились наизготовку, и дали залп, лишь только люди Блаза оказались на виду.

Еще двое. Посчитал он. Ничего. Сейчас с запада по верху должны подойти отряды Жероля.

Перезарядить ружья патрульным никто давать не собирался. Под чей-то хриплый вопль «В атаку!» бойцы кинулись врукопашную. Блаз сжимал пистолет и бежал вместе со всеми, как рядовой, как один из бойцов собственной армии. Влажный воздух, запах ржавчины, как запах крови... он подчинялся приказам командира отряда бездумно и легко, заранее зная, что отступать нельзя. Даже если силы не равны.

И когда вдруг почувствовал, как подломилась правая нога, как обожгло ее горячим, словно кто-то плеснул кипятком, ощутил только досаду: не продержался до окончательной победы, не добрался до «Белого льва», не увидел, как с его мачты сорвут зеленый флаг с хищной мордой и не поднимут красный треугольник нового флага. Того, что будет знаменовать начало эпохи справедливости и свободы...

Блаз не был смертельно ранен, но бежать вперед с простреленной ногой не мог. Кто-то помог ему подняться и усадил в тени огромного валуна, служившего опорой одного из кораблей.

Впереди продолжали раздаваться звуки боя. Где-то далеко, под скалой, разваливался подорванный линкор.

«А вдруг все напрасно? - думал Блаз зажмурившись. - Вдруг они все-таки победят?.. что будет тогда? Что ждет нас... город?»

Нет, Наследники победить не должны. Это неправильно, это нечестно: их время вышло! Нужно сражаться. Он, опираясь на камень, поднялся. Проверил, заряжен ли пистолет, и заковылял туда, где все еще не стих бой. По плану, его бойцы должны занять «Белого льва», закрепиться там и уже оттуда продолжить захватывать другие корабли Наследников. На этом фрегате, строившимся когда-то по «воздушным» чертежам, как стало точно известно, хранится довольно большой арсенал, есть даже несколько дальнобойных пушек. Если завладеть всем этим, можно считать, что победа в кармане. Вот только, никто не брал в расчет патруль. Ведь все знали - патрульные будут на казни...

И тут близко, в нескольких метрах, раздался взрыв. Звякнула рында, и кто-то раскатисто приказал в рупор:

- Всем стоять! Сопротивление бесполезно, вы окружены!

Видимо, стоять никто не собирался. Стрельба только усилилась. А потом Блаз увидел, как тем же путем, которым всего несколько минут назад двигались вперед, отступают его люди. Отступают организованно, никто не бежит. А значит, надежда все-таки есть...

- Наши заняли «Габриэллу», - сообщил командир отряда. - Отступаем туда.

«Габриэлла» - хорошее, прочное судно. Но вот долго ли оно сможет выдерживать осаду? Блаз не знал.

Но позволил двоим бойцам помочь ему идти.

Глава 8

Эри

Доктор убедил ее не ходить. Эри сама понимала, что не надо, что правильней ждать в музее или даже остаться на Корабельной.

Но не смогла. Вышла на площадь, потом спустилась к «маяку» и там некоторое время ждала, вглядываясь в силуэт линкора.

Корабли казались вымершими. Она нервно перебирала лямки сумочки, но стоять было невыносимо, и Эри дошла до дома капитана. Хотела подняться на борт, но не решилась. Там на носу стоял мрачный патрульный с застывшим лицом, Эри таких боялась.

Вчера в музее она удивилась тому, что со дня смерти Даниэля прошел почти месяц, а там ничего не изменилось. Новый смотритель хмуро сказал, что сам распорядился оставить все, как было. Как будто это музей теперь не только всего флота, но еще немного и личный музей его предыдущего смотрителя.

Их провели в кабинет. Там Даниэль работал. Когда Варков спросил, чем же именно тот занимался, смотритель стушевался и не смог подобрать правильный ответ. Сам-то он только открывал музей, водил экскурсии и следил за порядком.

Эри уже была здесь однажды - Грегори привел ее как-то раз сюда на целый день. Они не только осмотрели основную экспозицию, но побывали еще в библиотеке и в запаснике. Тогда от избытка впечатлений она ничего не запомнила, а сейчас с удовольствием узнавала знакомые вещи. И эти знакомые вещи говорили ей порой совсем другое.

- Доктор! Смотрите, письмо!

- Да. Тут написано, это один из ранних отчетов нашего капитана.

- Да нет же! Неужели вы не видите?! Это тот же почерк, что в письмах, которые я вам показывала.

14
{"b":"586623","o":1}