ЛитМир - Электронная Библиотека

Повязка была наложена наспех. Кроме того, Алекс так и не научился прилично держаться в седле науга, и потому сейчас чувствовал себя куда хуже, чем хотел показать.

Вечер дышал холодом. Поначалу это было даже приятно.

- И кто те счастливчики?

- Я, ты... еще кто-нибудь, кто хорошо может управлять зверем... Алох пусть ведет остальных в кочевье, возможно, пещеры придется защищать.

- Да, ты уже говорил. Есть будешь? Самое время перекусить и собираться. Сейчас солнце сядет.

Алекс перевел взгляд на зубцы скал. Солнце плавало в луже расплавленной меди. Надо спросить у кхорби, что они думают про погоду...

Алекс так и сделал. И решил, что долго отдыхать нельзя. Если кхорби правы, и к утру поднимется ветер, то времени едва хватит, чтобы основной группе добраться до убежища в скалах. Отсюда до руты ближе. А тем, кто двинется в кочевье, придется еще обходить поселок. На всякий случай.

Велли никак не мог разобрать, дышит побитый пустынник, или нет - казалось, прошло уже несколько часов, а он так и не пошевелился. Что, если в смерти рыжего обвинят его, Валентина Риммера?

Да, но ему ничего не сказали... велели просто караулить дверь. И кстати, не уточняли, что дверь караулить нужно именно снаружи. Так что он имеет полное право на этот диван.

Дышит все-таки или нет?

Велли на всякий случай вытряхнул из чехла бинк и, нацелив в голову пустыннику, легонько пнул его ногой.

Эффект оказался неожиданным: пустынник вдруг согнулся пополам и начал кашлять. Безудержно, страшно, сотрясаясь всем телом. Кроме того, Риммер, наконец, увидел его лицо. Правый глаз заплыл до состояния узкой щелочки, всю ту половину лица закрывал огромный синяк. Подбородок в крови. Отвратительное зрелище.

Валентин против воли вспомнил, как его самого били возле палатки Эннета и, вздрогнув, отвернулся.

Через какое-то время кашель стих, перетек в частое хриплое дыхание. Раздались какие-то скребущие звуки.

Оказалось, пленник пытается подняться. За этими попытками наблюдать оказалось не то, чтобы приятно, а как-то утешительно. Прав был взводный. Никуда он не убежит.

Дождавшись, когда пустыннику кое-как удалось встать на колени, Велли поднялся, и точным пинком отправил его дальше лежать на полу. Правда, на этот раз рыжий упал на бок, и Риммер не успел отвернуться - их глаза встретились.

Облизнув враз пересохшие губы, Велли спросил:

- Узнаешь меня?.. Ну? Помнишь меня?

Рыжий сплюнул темным на ковер, и вновь попытался хотя бы сесть. Валентин позволил ему это.

- Вижу, узнал. А я тебе говорил, что вы пожалеете, что пытались нам помешать? Говорил?

Пустынник словно не слышал. Вытер губы о собственное плечо - на рукаве остался смазанный отпечаток из крови и грязи.

На Велли накатило вдохновение. Он подошел к автомату в углу и нацедил стаканчик воды. Вернулся в кресло и сделал маленький глоток. Он наверняка знал, что пустынник захочет пить. И надеялся, что тот скажет об этом. Но пришлось разочароваться - тот молчал.

Почему-то показалось важным заставить рыжего проявить слабость. Ну что он, железный? Или, может, самоубийца?

Велли наклонил стакан, тонкая струя воды пролилась ему под ноги.

Не то, чтобы это не вызвало никакой реакции у пленного - он изогнул здоровую половину рта в подобии ухмылки. Дескать, что еще придумаешь?

Это взбеленило Валентина, он вскочил, и уже от души саданул ногой по ухмыляющейся роже. Попал. Но тут же вспомнил о том, что рыжий, возможно, нужен Эннету, и отказался от продолжения. Вышел и плотно прикрыл за собой дверь.

Он не видел, как Саат, через какую-то минуту вновь приподнялся с пола. Несмотря на то, что руки у него так и оставались связанными за спиной.

Да что он такое о себе возомнил, этот бродяга? Хочет показать, что крут? Что герой? Да какая разница! Должно же быть что-то, что его проймет? И тогда сразу станет видно, что разницы между ними нет. Никакой разницы.

Вот только пытать человека Велли не сможет, это уж точно. Кем бы человек ни был.

Велли успокаивался, прислушиваясь к шорохам за дверью. Собственное бессилие его бесило, но он честно пытался понять, как это он, во всех смыслах хозяин положения, вновь почувствовал себя рядом с пленным последней гнусью. И нечем ему было крыть его молчание...

Но взводный сказал, кто-то скоро придет его сменить. И потом, возможно, ему уже не представится случая сказать... что-то такое, что разобьет молчание пустынника. И увидеть... что разницы между ними действительно никакой нет...

Велли прошелся по коридору до темной лестницы, ведущей на подземные этажи, постоял там, вернулся обратно.

Постоял немного у двери и снова решительно вошел.

Пленник за это время устроился почти с удобством. Сил взобраться на диван ему не хватило, но он перебрался в угол комнаты, и сел на пол, опершись о покатый бок одного из огромных кресел. На шум открываемой двери он даже голову не повернул.

- Красиво тебя раскрасили, - сообщил Велли в пустоту. - Но знаешь, ты еще легко отделался. Вовремя смылся в город... как ты думаешь, почему я здесь, а?

На этот раз пустынник соизволил повернуться к нему лицом. Правда, тоже как-то неспешно. Словно раздумывал, а стоит ли.

- Как думаешь, что Эннет сделал с вашими, с теми, кого не убили при штурме? А?

Рыжий чуть прикрыл веки. Велли показалось, это хороший знак. И он добил рыжего новостью:

- А приятеля твоего бородатого я сам...

Договорить Велли не успел. Что-то сбило его с ног, и тут же приложило тяжелым по голове. Куда из руки девался бинк, он так и не понял. А потом что-то стало давить на шею, и он раскрыл глаза. Когда успел зажмуриться, Велли тоже не помнил.

Оказалось, пустынник душит его коленом. Причем то, что Велли еще жив, - чистая удача.

Он попытался помочь себе руками, но куда там. И тогда он закричал. Из горла вырвался хрип пополам с бранью:

- Ты, урод... отпусти... он сбежал... понял? Потом... гад...

Хватка ослабела:

- Повтори.

- Они взорвали завод и сбежали.

- Алекс?

- Ему плечо прострелили. Но когда я его в последний раз видел, он был жив.

Велли поймал себя на том, что снова все выложил. Ведь не хотел же. В своих фантазиях это он сейчас должен был с насмешкой наблюдать как этот... сдался. Что он раздавлен, и готов делать все, что скажут. И отвечает на все вопросы...

Колено с шеи исчезло.

- Спасибо за новости, Риммер. - совершенно серьезно сказал рыжий. И чуть не ползком вернулся к облюбованному креслу.

Велли поднялся. Увидел на полу свой бинк, поспешно схватил его, и направил на пленника. Кнопка плавно вошла в корпус, потом еще раз и еще. Но выстрелов не последовало. Бинк был разряжен, но пустынник этого, кажется, не видел. Хорошо, что не видел.

Подумалось, что если бы сейчас рыжий захотел, от Велли остались бы только бренные останки. Он поспешно сунул бинк в футляр на поясе.

Нужно было что-то сказать, и он спросил:

- Пить хочешь?

Старенькой полицейской машине было далеко до «Мустанга», но жаловаться не на что. Вся приличная техника сейчас на улицах, патрулирует город.

Ночная Рута разительно отличалась от себя же - чуть больше недели назад, когда никто еще даже не слышал об угрозе. Яркие витрины по-прежнему светились, но магазины были закрыты. Людей практически не было. А те немногие, что все же встретились ему на пути, двигались почти бегом.

Джет собирался провести остаток времени до начала операции дома. Возможно, это последняя спокойная ночь. Он уже хотел отправить машину в гараж, когда пискнула, привлекла внимание, рация, болтающаяся на шее.

Вызывал инспектор Гус.

- Джет, не спите еще?

- Нет. Только домой добрался. А что?

- Патруль задержал в пустыне человека. Он назвал ваше имя.

- Что за человек?

- Не знаю. Сможете подъехать к западному выезду? На месте узнаете и мне сообщите.

Джет, нечего делать, согласился и снова влез в кабину. Ехать предстояло через половину города. Спасибо еще, в машине навигатор полицейский, так что на экран выводятся не только основные дороги, но и все переулки и проезды. Через них будет короче.

62
{"b":"586624","o":1}