ЛитМир - Электронная Библиотека

- Вы меня не дослушали. Позвольте мне с ней переговорить. Возможно, когда ситуация разрешится, и вы поймаете, ммм... убийцу, а я надеюсь, это случится задолго до того времени, как артистам надо будет улетать, госпожа Тэн все же не откажется у нас выступить...

- Мне бы ваши проблемы, - вздохнул инспектор, одновременно вызывая офицера, приставленного охранять Дану.

- Макс? Как у тебя дела? Все тихо? Отлично. Предупреди госпожу Тэн, что с ней хочет поговорить Роучер Келли. Да, да тот самый... хорошо. Он подъедет... через четверть часа. Да, один. Отключаюсь.

- Благодарю, инспектор! - довольно улыбнулся Келли, попрощался и покинул кабинет.

Ну, пора и нам, подумал хозяин помещения. Наконец-то!

Джет устало потер виски. Он наконец-то закончил свой второй по счету рабочий отчет. Отчет касался анализа архивных документов о судебных случаях с участием туземного населения. За последние шесть лет. Таких было мало - два десятка, даже чуть меньше.

Ему в очередной раз подумалось: ерунда все это. Никому не нужная работа, которая призвана пристроить к делу одного совершенно конкретного человека. Которого и потерять жалко, и в метрополии оставлять - хлопотно.

Здесь, на Руте, не говорят: «Земля», не говорят: «Солнечная». Говорят: «Метрополия». И в этом есть какая-то глубинная правильность. Словечко весьма точно определяет отношение местных жителей к делам внешнего мира. В нем сквозит в нужной пропорции уважение и отстраненность, и даже доля превосходства. Да... метрополия. Мир корректных, вежливых, значимых, несгибаемых чиновников, чинуш и чинушек. Мир ими созданный, ими хранимый.

А я не знал. Марта, я не знал. Мы не знали. Дрались за него. Возвращались туда, как домой. Гордились им.

Да, собственно, я и сейчас... горжусь. Ведь не оставили в трудную минуту. Дали даже возможность работать. Или, правильней сказать, не работать. Имущество вот оставили. Даже почти простили за то, что я творил, когда тебя не стало. Кстати, тому уроду, который должен был тебя охранять, ничего не было. И я до него добраться не смог. Так что, жив он, здоров и сейчас, по словам одного моего приятеля, он здесь, на Руте. Может быть даже, снова кого-нибудь охраняет.

Поймав себя на ковырянии старых болячек и распускании нюней, Джет решительно поднялся.

В таком настроении вредно сидеть дома и пялиться в стену. Если в таком настроении сидеть и пялиться, то утром можно обнаружить себя лежащим поперек кровати, в одежде и обуви и с пустой бутылкой в обнимку.

Потому что это подруга-депрессия показала бледное личико. А технология борьбы с ней, слава богу, давно отработана. Надо пойти куда-нибудь, где много людей. Желательно, незнакомых. Желательно, чтобы гремела музыка, чтобы выпивка была недорогой, а какие-нибудь местные девчонки глазели на тебя из-за дальнего столика. Потом одна, самая смелая, подойдет, и позовет танцевать. И можно будет включиться в незнакомый, но простенький танцевальный ритм, и шутить, пить, флиртовать. И забудется само, уйдет, то, что сейчас не дает покоя.

Уйдет? Уйдет. Всегда уходило.

Джет переоделся, прихватил деньги, на всякий случай заранее установил будильник на шесть утра. Усмехнулся не так давно обретенным знаниям: день на Руте на сорок семь минут короче стандарта. А год - в четыре раза длиннее. Что не мешает колонистам делить сутки на двадцать четыре часа, а год - на двенадцать месяцев. Месяцы, правда, ничем друг от друга не отличаются, потому что орбита у планеты - почти идеальная окружность, а ось вовсе не имеет наклона.

Непорядок, вообще-то. Прожить на планете две недели, и так и не узнать, где ближайшая к дому приличная забегаловка! Или неприличная. Все равно.

Ночной воздух расслоился на холодные и теплые пласты, и медленной рекой двигался вдоль улицы. Джет вступил в прохладный поток, и медленно пошел в сторону центра. Прохожих не видно. Благодать! От домов слышится музыка, голоса, запахи. Кто-то ругается, кто-то ужинает...

...а кто-то жаждет пообщаться по сети: пискнул, привлекая внимание, браслет. В такой-то час! Кто бы это мог быть?

Нужно было оставить браслет дома.

- Джет, доброй ночи! Не разбудила?

- Здравствуйте, Мелисса. Как ни странно, не разбудили. Чем могу помочь?

- У нас Дана пропала. Сбежала от охраны. И не отвечает на вызовы. Вик ее ищет, но пока безрезультатно. Если не найдет, завтра с него инспектор голову снимет.

- От меня-то что требуется?

- Ну, если вдруг где-то ее встретите, дайте мне знать, хорошо? Или, может, какие идеи появятся, где она может быть.

- Ну, у себя на яхте, например... а лучше всего спросить у Бродяги.

- Угу. Скажите еще, что она докладывает андроиду, куда пошла.

- Ваше дело...

- Джет! Но если вы ее вдруг увидите... могу я надеяться?

- Хорошо, я свяжусь.

- Отлично, пока!

Джет сделал еще несколько шагов в сторону центра, потом остановился.

Черт бы побрал звезду Интерпола! Сами не могут справиться, так нашли, на кого вешать проблемы...

И куда эта чокнутая клоунесса могла податься в такой час? Ведь знает, что это опасно.

И, кстати. Где Бродяга?

Жаль, что андроиды не выходят в сеть и вообще не пользуются виртуальными способами связи. Ведь придется сейчас ножками топать в гостиницу, искать антропоморфа. А может он и не в гостинице? Ну, это-то как раз недолго узнать.

- Мелисса, прошу прощения... вы не в курсе, где сейчас Бродяга?

- Вот он как раз должен быть на яхте. Вик сказал, что он туда отправился еще днем.

- А что за яхта? Как ее найти?

- Называется «Которосль». А позывные должны быть в диспетчерской космопорта.

- Спасибо!

Джет прикинул расстояние и решил, что пешая прогулка - дело хорошее, но время дорого. А потому лучше все-таки воспользоваться каром...

Здание космопорта Руты строилось явно с расчетом на большой поток туристов. Наверняка это эпическое сооружение возвели еще до войны. Огромная полусфера была темной и немой. Не светился ни один огонек, парадный вход тоже оказался закрыт.

Проблема решилась через минуту, когда Джет утомился ждать ответа на сигнал вызова и решил на всякий случай объехать сооружение.

С другой стороны к основному куполу примыкал еще один, маленький куполочек, вот он-то как раз оказался обитаем.

Дверь приветливо распахнулась, дежурный диспетчер согласился выделить позднему гостю канал связи с одной из яхт, находящихся на орбите.

Бродяга отозвался сразу.

- Доброй ночи Джет. Что-то случилось?

- Да нет, пока ничего. Дана не появлялась? Наши доблестные полицейские умудрились упустить ее из поля зрения. Теперь ищут.

- Не появлялась. Но связывалась со мной сорок три минуты назад.

- Так вы знаете, где она?

- Судя по тому, что она запретила мне себя искать до утра, догадываюсь.

- И?

- Она сильно нервничала. Думаю, снимает стресс в каком-нибудь питейном заведении.

- А из-за чего стресс?

- Она не объяснила. Поднимитесь на борт, я дам вам просмотреть запись беседы.

- А на словах?

- Хорошо. Она первым делом спросила, все ли у меня в порядке, и не было ли каких-нибудь происшествий. Я ответил, что ничего стоящего внимания не происходило. Она немного успокоилась. Потом велела мне никуда с яхты не отлучаться. Добавила, чтобы я не искал ее до утра, и отключилась. Я тоже считаю, что это был опрометчивый поступок. Но, к сожалению, в данном случае ничего не могу сделать: приказ был прямой и однозначный. Разумеется, буду благодарен, если вы ее отыщете. У этой девушки дар попадать в истории.

- Я свяжусь, когда что-то узнаю.

- Джет, запишите номер прямого вызова яхты. Иначе вам снова придется договариваться с диспетчерской.

- Да, конечно.

Вычислить, куда именно Дана могла направиться снимать стресс, не составило никакого труда. Она на планете меньше недели, значит, ее надо искать либо где-то в центре, либо в кафе того концертного зала, где она выступала. Последнее весьма вероятно, если учесть, что от гостиницы до зала куда ближе, чем до центра Руты.

9
{"b":"586624","o":1}