ЛитМир - Электронная Библиотека

- Я велел тебе заткнуться и сказал, что сегодня мы точно не умрем, - кивнул Эдвард. - Я тоже помню тот день, смерть прошла так близко... мы все тогда почувствовали ее дыхание.

- Точно, - кивнул Райсор. - Ты отказался меня бросить даже тогда, когда сам был близок к тому, чтобы погибнуть. Слишком близко, чтобы думать о чем-то еще, кроме собственного выживания. Так неужели ты думаешь, что после такого я буду хоть немного сомневаться в том, как мне следует поступать? Если ты даже направишься в саму Бездну, то я пойду следом за тобой. Хочешь поставить Рейнсвальд на колени, тогда пошло оно все демонам, я помогу тебе в этом.

- Спасибо, - кивнул Эдвард, почувствовав искренне облегчение. - Мне действительно очень важны твои слова. И у нас осталось меньше сорока пяти часов, чтобы изменить историю, и мы сделаем это вместе. - Он пожал протянутую руку своего друга и искренне улыбнулся. - Нас все равно никто не сможет остановить...

Определившись с основными планами и убедившись в том, что Райсор и его флот поддержат грядущее выступление, Эдвард установил ближайшие цели, чем еще раз заставил своего друга убедиться в том, что окончательно сошел с ума, но разворачиваться уже было поздно. К тому же, план действительно был эффективным и даже эффектным. Увенчайся он успехом, вполне мог войти в историю всего острова как самый жесткий, быстрый и эффективный способо действия, направленный на разгром противника без вмешательства крупных вооруженных сил и полномасштабных сражений.

***

Справедливо ли то, что сейчас происходило? Может ли быть справедливость отдельно от чести, или же эти понятия, которые могут идти только рядом друг с другом? Может ли быть справедливость вообще в этом мире, где люди не могут даже определиться с тем, что значат столь важные слова, какие должны быть их ориентирами, но на деле сами смотрят только на деньги и собственные успехи? Или же все это на самом деле не важно, и вся жизнь та же самая сплошная паутина, в которой люди рождаются и умирают, так и не находя из нее выхода.

Эдвард чувствовал, что потерял этот самый ориентир, полностью захваченный чувством ненависти к Респиру. И без него в душе останется лишь ничем не заполненная пустота, но ощущение оставалось каким-то отстраненным, словно смотрел сам на себя со стороны. И стоило лишь вернуться к более насущным делам, как оно тут же исчезало, оставляя одни холодные рассуждения. О таком вообще не стоило задумываться. Если слишком много рассуждать, то ни одна цель не будет слишком значительной, и вся жизнь в целом тогда не будет иметь никакого определенного смысла, а Эдварду жизнь сейчас была нужна. Во всяком случае, до тех пор, пока жив Респир. Ччто будет после этого, барон не хотел даже помышлять. Просто найти Респира и нажать на спусковую кнопку, глядя через прицел прямо в его сумасшедшую физиономию.

- Барон, мы выходим на боевые позиции и через несколько минут будем в зоне поражения их защитных орудий, - из раздумий его вывел голос флотского офицера, подошедшего на капитанский мостик с докладом, - Каковы будут ваши дальнейшие приказания?

Эдвард оглянулся на расположившихся внизу связистов, стучавших по кнопкам и настраивавших защитные щиты, системы наведения и проверяя общую готовность всех основных систем корабля. Совсем новый дредноут, спущенный со стапелей всего лишь несколько недель назад, шел в первый свой бой, после которого он и сможет получить собственное имя, если сможет самостоятельно вернуться на базу.

Целая эскадра тристанских кораблей подходила к Рейнсвальдскому феоду, еще не подозревавшему о том, что его ждет в следующие несколько минут. Герцогство Росс было совсем небольшим, находившимся на маленьком острове и существовавшим в основном из-за добычи редкоземельных металлов, какие всегда имели спрос на внутреннем рынке Рейнсвальда. И раньше принадлежало Респиру, здесь же был его дворец и, как Эдвард надеялся, могли остаться какие-либо намеки на то, куда он мог податься дальше, финальная точка его бегства, когда сбежал из королевства, опасаясь неминуемой мести со стороны феодалов. Сейчас герцогство находилось под протекторатом Гористарского графства, поскольку преемника так и не было назначено, но молодой глава дома был слишком занят, чтобы еще и уделять внимание восстановлению династии Росских герцогов, устранив столь неприятный предент. Юридически герцогом еще был Респир, как, наверное, еще продолжал себя величать, что давало достаточный повод Эдварду для нападения.

- Беглый огонь по противнику, - приказал тристанский барон. - По любым военным целям, попадающим в зону поражения. Вряд ли они смогут выставить против нас что-то серьезное, но наша задача полностью подавить любое сопротивление...

Барон знал, что почти все военные корабли графства еще старый граф Гористарский отозвал в свой флот, разумно опасаясь, что Респир может начать вести себя неадекватно, имя в распоряжении столь мощные вооруженные силы. Боевое дежурство над Россом обычно несли всего лишь несколько корветов и фрегатов с гербами Дома Гористара. Этого чаще всего оказывалось достаточно, чтобы предупредить любое нападение, с Гористарским феодом вряд ли кто-то захочет связываться, но Эдварда сейчас это не волновало. Они тоже виноваты в том, что произошло, а значит, должны понести наказание.

- Орудия к бою! - прозвучала команда, когда на сканерах отобразились иконки первых вражеских кораблей. Пять целей, ни одна из которых не была больше стандартного фрегата. Гарнизонные войска и не предполагали, что кто-то попробует нарушить покой пятидесяти часов, или же вообще не брали в расчет то, что барон Тристанский решится мстить прежде, чем будет избран новый король. Эдвард усмехнулся, поражаясь недальновидности преемника старого барона: - Стрелять на поражение! Близко не подходить, расстреливать с расстояния!

Четырнадцать кораблей объединенной эскадры Тристанского бароната и Камского герцогства отправились с верфей всего лишь десять часов назад. За это время до Росса должны были дойти новости о смерти Иинана Третьего, а силы герцогства были наверняка приведены в полную боевую готовность, но их никогда не готовили к полноценным сражениям. Лишь ополчение, да силы внутренней полиции, каких хватало для спокойствия мирных жителей, пока Респир игрался со своими наемникам с твердой убежденностью в том, что Гористарский феод защитит эти земли в случае необходимости. Конечно, нельзя не признать храбрость экипажей тех кораблей, что сейчас пошли в самоубийственную атаку на превосходящие силы противника, выигрывая время для подготовки зенитных батарей, но Эдвард не за тем выступил против всех принятых правил королевства, чтобы просто кого-то напугать.

Используя свое преимущество в численности, тристанские корабли перестроились в «лаву», охватывая малочисленную гористарскую эскадру с двух сторон и подставляя их под перекрестный огонь. Те же, наступая широким фронтом, дали торпедный залп, и пошли вперед, ведя беглый огонь из орудий основного калибра в надеже сбить хотя бы пару вражеских кораблей прежде, чем их уничтожат, однако практически все торпеды, что были выпущены, были сбиты перехватчиками или же огнем зенитных батарей. Смогли прорваться только две, но одна взорвалась от столкновения с силовым щитом корабля-жертвы, а вторая, проломив щит, врезалась в хорошо укрепленный носовой сектор, опалив многослойное бронирование, но не сумев причинить серьезных повреждений.

В ответ тристанская эскадра выпустила все имевшиеся подразделения штурмовиков и истребителей, с лету атаковавших корабли Гористаров. Более малочисленные звенья истребителей, выпущенные в ответ, не смогли долго сопротивляться и были буквально смяты превосходящими силами противника, после чего штурмовики атаковали сами вражеские суда, танцуя под сплошным зенитным огнем. Из-за этого кораблям Гористаров пришлось даже увеличить разрывы друг меж другом, чтобы случайно не нанести повреждений товарищам непрерывным зенитным огнем уцелевших орудий.

А через несколько минут сближения тристанская эскадра открыла массированный прицельный огонь из бортовых батарей и орудий главного калибра, подавляя огневой мощью практически любые попытки сопротивления. Первым из боя уже через пару минут вышел один из гористарских корветов, буквально изрешеченный и охваченный пламенем, он быстро пошел на снижение, почти что падая на анклав под ним. Еще через полторы минуты почти одновременно взорвались второй корвет и один из фрегатов. Последние два корабля, серьезно поврежденные и не способные эффективно вести ответный огонь, попытались отступить, но были буквально растерзаны штурмовиками, засыпавшими бомбами и ракетами пробоины во внешней обшивке. Первая линия обороны была уничтожена, но уже вскоре эскадра должна войти в зону действия вражеских зенитных орудий, но без поддержки с воздуха они вряд ли могли оказаться серьезным препятствием.

103
{"b":"586626","o":1}