ЛитМир - Электронная Библиотека

- Что? Этот старый пень тоже решил сюда пожаловать? Он-то что задумал? - Карийский феодал даже не думал скрывать своего удивления. Хотя у его феода с Гористарами никогда не было серьезных противоречий, отношения между ними, в лучшем случае, можно было назвать натянутыми.

- Думаю, он здесь за тем, чтобы провести сюда Респира! - решил Эдвард, отставляя бокал на поднос подлетевшего к ним официанта. Дрон пискнул и тут же умчался на кухню, пролетая над головами собравшихся и предупреждающе попискивая. Барон поправил воротник камзола и вздохнул, - Если граф взял его под свой протекторат, моя охрана не могла ему препятствовать провести его в зал. Вот только чего он этим добивается? Устроить еще один скандал? На его совести их и так больше, чем у всего моего рода! Рокфор, вы позволите, я вас оставлю... по правилам этикета мне необходимо самому, как хозяину приема, встречать герцога. И ничего не говорите Изабелле. Если она узнает, что этот псих здесь, то точно испортит себе остаток вечера, - вежливо протискиваясь между своими гостями, он принялся пробираться к парадным дверям.

По пути Эдвард выбрался из общей толпы зрителей и направился к столам с закусками, где, как запомнил, оставил несколько минут назад графа Фларского, выдержавшего длительный перелет и успевшего проголодаться. Теперь, когда все сместились к залу для танцев, в главном зале оставалось немного народу, в основном старики, уже отвыкшие от танцев, да и те, кто их не считал себя хорошим танцором. Граф, как ни странно, относил себя ко вторым, с трудом избежав белого танца, поскольку многие из молодых дворянок оказались очень даже не против станцевать с претендентом на королевский престол. Только сейчас Эдварду казалось, что людей здесь быстро прибавиться. Слишком многим будет очень интересно поглядеть на Респира, все же пробравшегося в Тристанский замок.

- Барон, куда вы так торопитесь? - граф сам увидел его, и помахал рукой, обращая на себя внимание, - Мне казалось, вы были просто очарованы танцами. Нашли что-то интереснее?

- Скорее, противнее, - возразил Эдвард, подходя к претенденту на престол, - Вы слышали, что Респир все-таки пожаловал сюда, даже зная, какой прием ему будет оказан. И мне почему-то кажется, что вы к этому тоже причастны. Во всяком случае, сам граф Гористар прибыл с ним.

- Вы думаете, он знает, что я здесь? - удивился Дэлай, отставив обратно на стол тарелку с закусками, - Забавно... Ведь я никому не говорил, что собираюсь вас навестить. Неужели вы думаете, что они следят за вами? Или за мной?

- Мои перехватчики уже несколько раз сбивали зонды без обозначений над замком, - развел руками Эдвард, - почему бы не предположить, что отправляли их Гористары?

- Но это ведь преступление! - возмутился граф, - Никто не имеет права устраивать слежку за дворянином без веских на то оснований. В Королевском Кодексе все ясно прописано по этому поводу.

- У меня нет доказательств, чтобы предъявить им обвинение. И они об этом прекрасно знают, так что остается только ждать, пока ошибутся. Может, именно этот визит и станет этим долгожданным моментом, - добавил Эдвард разочарованным тоном, - Вы пройдетесь со мной? Мне кажется, граф будет весьма удивлен, что его решили встретить с порога таким образом.

- Господа, извините, что встреваю в ваш разговор, но можно мне с вами? - спросил подошндший к ним Северед, до этого окруженный компанией из нескольких молодых девушек, привлеченных столь необычной личностью на балу, и едва сумевший от них сбежать, - Хотелось бы лично увидеть этого самого Респира, о котором столь много говорят... Он, должно быть, весьма оригинальная личность...

- Конечно, капитан, - согласно кивнул головой Эдвард, сразу же честно признавшись, не желая и дальше прятать свои эмоции, - и не рассчитывайте, что все пройдет гладко. Возможно, вам придется оттаскивать меня от этого негодяя.

- Я бы скорее позволил вам его забить до смерти, - усмехнулся капитан, отставив свой бокал в сторону и расправив плечи, - но, думаю, это не пойдет на пользу вашему честному имени. Можете на меня положиться, но думаю, если дело действительно дойдет до драки, то не столько буду ваш сдерживать, сколько влезу в самую гущу на вашей стороне.

Представители Гористарского семейства все еще стояли у входа в сопровождении взвода вооруженной охраны из Тристанской гвардии. Как заметил Эдвард, его солдаты стояли со снятыми предохранителями и готовые открыть огонь в любой момент. Офицер, явно нервничавший и державший руку на эфесе силовой шпаги, стоял рядом с Респиром, выглядевшим так, будто его уже смертельно оскорбили. Подходя, Эдвард заметил, что у герцога Росского не было даже церемониальной шпаги, как у остальных, только пустые ножны, болтавшиеся на поясе. Так что понять его возмущение можно, по правилам этикета приказ сдать оружие уже само по себе довольно серьезное оскорбление. А вот у самого барона шпага оставалась, и можно надеяться, что Респир не решится в открытую обвинять в чем-либо Эдварда без опаски оказаться насаженным на, пусть и церемониальное, но все же бритвенной остроты, лезвие шпаги.

- Барон Тристанский, - старый Гористар успел поздороваться прежде, чем Респир открыл род, следом получив от своего протеже ненавистный взгляд. И все же перебивать дядю, правителя всего могущественного клана Гористарского графства, он не решился. Странно, но, похоже, чем-то его все-таки можно остановить и даже успокоить, пусть подобное только у старого барона и получалось. Эдвард только отметил, как Респир, стоя молча рядом со своим столь могущественным родственником, на глазах краснеет и наливается кровью, вынужденный оставаться в тени.

Герцог Росский уже был готов начать скандал, как только получит возможность открыть рот. Его титулованный родственник тоже отлично понимал взрывное состояние своего протеже, потому и торопился сам начать разговор, прежде чем все перейдет во взаимные оскорбления и угрозы, что происходило каждый раз, когда Респир получал возможность добраться до тристанского барона.

- Как всегда, твой дом встречает нас со всем своим широко известным гостеприимством. К моему глубокому сожалению, мы вынуждены были отвлечь тебя от столь важных дел с совсем небольшой просьбой, на которой очень настаивает мой родственник, герцог Росский... - старый граф взглядом указал на Респира, на некоторое время очутившегося в центре всеобщего внимания и тут же вернувшего себе невероятно самодовольный вид, - Сам я приехал, чтобы поздравить вас с помолвкой и приветствовать графа Фларского, который, как слышал, тоже присутствует на этом вечере.

- Кажется мне, я не извещал никого, куда направляюсь, - громко добавил граф обвинительным тоном, и Эдвард не без удовольствия отметил мимолетное выражение растерянности на лице Гористара, не сразу сообразившего, что стоявший по левую руку от хозяина замка человек и есть один из претендентов на престол. Однако старик был слишком хитер, чтобы признавать свою ошибку, как и причину, по которой узнал о его приезде на помолвку.

- Господин, - граф Гористара чуть поклонился в знак уважения, на пару секунд спрятав от всех свое лицо, - простите своего старого слугу, но я обязан был дать знать барону причину моего приезда сюда, ибо по не зависящим от меня причинам отношения между нашими домами в последнее время несколько охладели. Потому и не смог сразу выказать вам свое уважение, будучи не приглашенным на этот приятный во всех отношениях вечер. Ваша слава, граф, бежит далеко впереди вас самих. И будьте уверены, уже весь Рейнсвальд знает, что вы оказали Тристану большую честь своим визитом в столь важный для барона день.

- Ну, учитывая тот факт, что не прошло и часа, как я ступил на землю Рейсвальда, это говорит только о том, что у здешнего дворянства невероятно длинные языки или же слишком большие уши, которыми они узнают слишком много лишнего, - довольно холодно ответил граф, не купившись на хорошо подготовленную лесть, - И, кстати, как здоровье моего уважаемого соперника, графа Розмийского? Не поскользнулся ли он еще на той губе, которую в последнее время раскатал гораздо шире, чем подобает серьезному человеку?

19
{"b":"586626","o":1}