ЛитМир - Электронная Библиотека

Поврежденные и охваченные огнем отсеки блокировались противовзрывными переборками, и туда тут же направлялись команды дронов и ремонтников, заново восстанавливающих обшивку, накладывающих заплаты и тушившие пожары. От каждого попадания на пульте повреждений загорался очередной тревожный огонек, гаснувший по мере того, как пробоины запечатывались и восстанавливалось хотя бы временное функционирование отсеков, но гасли они гораздо медленнее, чем появлялись новые.

С капитанского мостика линкора весь бой больше напоминал шахматную партию, где не видно фигур противника, появлявшихся только тогда, когда до них могли дотянуться собственные фигуры. Все остальное же исчезало из поля зрения, и приходилось предугадывать действия противника, предсказывать его маневры и рассчитывать, куда самому следует ударить, чтобы случайно не подставить уязвимое место под удар противника. Эдвард чувствовал, как пот струится по лбу, но времени не было даже на то, чтобы утереться, слишком много противоречивых данных, слишком много информации о своих и чужих кораблях сыпалось из донесений, приходилось выслушивать, анализировать, отметать ненужное и выбирать главное, чтобы использовать в следующую секунду.

Вражеский крейсер с поврежденной кормовой башней, оставлявший за собой длинный шлейф плазменного огня, горящего топлива и кислорода, зашел с правого борта, открыв беглый огонь из лазерных излучателей и ракетных установок, обрушившись на дефлекторный щит, и так едва действующий, принявший уже слишком много попаданий и не успевший восстановиться. «Трайвер» был вынужден сбросить скорость и повернуть вправо, открывая ответный огонь по противнику. Несколько минут оба корабля методично обрабатывали друг друга, после чего снова разошлись, двигаясь по разным орбитам вокруг Самрийской верфи. На линкоре начался пожар на одной из батарей, где выпущенная с крейсера ракета угодила в только подготовленный для стрельбы лазерный излучатель, взорвавшись и вызвав последовательную детонацию только что подключенных энергетических батарей. К счастью, его получилось быстро локализовать, но теперь за кораблем тянулся длинный шлейф дыма.

- Передайте Старву, чтобы перешел на более высокую орбиту, его корветы нужны, чтобы поддержать Эсселя! - Эдвард командовар, практически не обращая внимания на громогласную артиллерийскую перестрелку, занятый только царившим вокруг организованным хаосом сообщений, приказаний и отчетов. - И мне нужен «Ирриат», пусть немедленно отходит на правый фланг, иначе мы рискуем упустить этот фрегат... Святое Небо! Какого черта Ирвис делает на левом фланге?! Кто будет затыкать дыру в центре? И пусть уже отзывает свои перехватчики, этот корвет уже никуда не денется, хватит на него тратить боеприпасы. - Он оглянулся на Де Кастери, стоявшего чуть выше, рядом с рулевым и корректировавшим курс из-за приближающихся торпед, только что выпущенных в сторону линкора от подошедшего слишком близко корвета. Дав залп, вражеский корабль попытался отступить, но залп сразу трех башен основного калибра пробив его корпус насквозь, вызвал цепную реакцию взрывов, сотрясших его от носа до кормы. Разбитый и загоревшийся ярким голубым пламенем от изливавшейся из разбитого реактора плазмы, корвет ушел в дрейф и начал быстро терять высоту.

- К нам снова приближается этот крейсер! - доложил один из операторов. И так поврежденный, получивший еще несколько попаданий от второго линкора, корабль с изображением улыбающегося демона на месте герба, вновь заходил на расстояние залпа, сделав крутую петлю по высокой орбите.

- Пусть подождет! У нас своих проблем хватает! - отмахнулся Де Кастери, с руганью обрушившись на рулевого, почему-то начавшего переход на более высокую орбиту. Корабли тем временем снова сошлись в артиллерийской дуэли, где почти истощенные дефлекторы практически не играли роли. Снаряды пропахивали многослойное бронирование как тонкую жесть, круша внутренние переборки и вызывая все новые и новые вспышки пламени и разгерметизации отсеков. Эдвард видел сканированное изображение крейсера на одном из обзорных мониторов, с разбитой носовой броней и жуткими пробоинами, порой в глубину до нескольких палуб. Сам «Трайвер» выглядел примерно так же, если верить панели повреждений, где загорались, гасли и снова загорались все новые и новые иконки, отображавшие пробоины и не отзывающиеся на проверочные сигналы отсеки.

Совершенно неожиданно атакующий крейсер взорвался, обдав корпус линкора многочисленными обломками, и на несколько секунд внешние камеры ослепли от мощной вспышки, из-за чего часть экранов побелела на некоторое время.

- Мы потеряли «Харзер»! - доложил один из связистов, вскочивший со своего места, упомянув один из фрегатов, пришедших из Карийского бароната в качестве поддержки, - Только что доложили!

- Матерь Земная! - ругнулся Эдвард, - Вышлите Ирвиса, пусть размажет того сукиного сына, кто это сделал! Необходимо заткнуть эту дыру как можно быстрее! И, в конце концов, добейте уже этот линкор, пока он не снес еще кого-нибудь!

Барон упомянул про последний сверхтяжелый корабль противника, серьезно поврежденный и уже вставший в дрейф, но продолжавший вести огонь. На его счету уже был один сбитый тристанский фрегат, маневрировавший и случайно угодивший под прицельный огонь его орудий главного калибра.

Шахматная партия постепенно становилась яснее, разваливаясь на отдельные участки, ходы и перестроения. Фигуры словно стали быстрее и лучше, в то время как вражеские быстро сокращались в числе, отступая к уже определенным полям, потеряв инициативу и вынужденные действовать словно по указке, оказываясь именно там, где было лучше всего для нападавших. В какой-то момент шахматная доска, на которой вместо вырезанных из кости фигурок передвигались огромные боевые корабли, а пустые поля наполняли обломки и остовы, дрейфующие в открытом пространстве, стала совершенно ясной и четкой, противник не мог больше прятать свои ходы, как не мог и реагировать правильно на всю окружающую его ситуацию. Партия завершилась совершенно неожиданно, словно взял еще одну пешку, чтобы сделать еще один ход, барон с удивлением заметил, что вражеских фигур на доске больше нет. Завершающий удар оказался всего лишь одним из череды многих, и только горящие остовы вражеских кораблей напоминали о том, что здесь еще совсем недавно происходило.

Операция была успешно завершена, план сработал так, как и рассчитывалось, не развалившись от столкновения с реальностью. И пусть было множество всяких сомнений, вопросов и неуверенностей до последнего момента, сейчас они казались уже незначительными, почти полностью растворяясь в свете одержанной победы. Конечно, были и потери, на «Харзере» был младший сын герцога Альского, еще совсем молодой парень, рвавшийся в свой первый в жизни настоящий бой, проходивший в Аверии подготовку перед отбытием в Королевскую армию. Дома, в Альсе, его ждала девушка, Эдвард помнил, как он показывал ее фотографию как-то вечером после общего собрания. Да что говорить, на «Харзере» было три с половиной тысячи матросов, солдат и членов экипажа, и почти у каждого девушки или даже семьи. Которые теперь уже никогда их не дождутся, и все из-за того, что сам он не смог миром разрешить вопрос с Вассарием, вынудившего его напасть первым.

Он смотрел на формируемую с внешних сканеров трехмерную картинку пространства перед кораблем, высвечивающим многочисленные обломки и куски обшивки, притягиваемые магнитным полем линкора и вращающиеся вокруг его корпуса как небольшие спутники. Любая война, пусть даже самая маленькая и порой состоящая всего лишь из одного сражения, приносила с собой слезы и кровь, отнимая друзей и товарищей. И, как бы он ни хотел, Эдварду придется снова и снова вести войска в бой лишь потому, что он хочет защитить хотя бы то, что ему уже принадлежит.

- Приготовьте десантные челноки, - приказал он спокойным тоном, не показывая сковавшее его грудь напряжение, - Начинаем третью фазу операции.

Только теперь он бросил взгляд на корабельные часы, показывавшие, что с того момента, как они вышли в реальное пространство прошло чуть больше одного часа, но казалось, будто минула целая вечность, растянутая и тягучая, как свернувшаяся кровь, каждое мгновение которой сейчас сияло в голове яркими следами, выжженными в памяти вспышками орудий и бортовыми залпами.

74
{"b":"586626","o":1}