ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В те годы в округе Сарян[98] жила одна простолюдинка, она была изящна и очень красива. Люди того времени прозвали её Тохва — Цветок Персика. Государь услышал о ней и повелел ей прибыть во дворец. Он пожелал осчастливить её, по женщина сказала:

— Женщине надлежит соблюдать правило — не служить двум мужьям. У меня уже есть муж, и я не последую за другим мужчиной. Даже повелитель десяти тысяч колесниц никогда не принудит меня к супружеской измене.

Государь сказал:

— А если он будет угрожать убить тебя, как ты поступить?

— Лучше пусть меня обезглавят на рынке, чем я соглашусь покориться другому, — ответила она.

— А если бы у тебя не было мужа, тогда можно? — в шутку спросил государь.

— Тогда можно, — ответила женщина.

Государь отпустил её и отправил домой.

В тот же год государь был низложен и почил. Спустя два года муж этой женщины тоже умер. Прошло десять дней, и внезапно среди ночи государь как живой вошёл в покои этой женщины и спросил:

— Ты некогда дала мне согласие. Сейчас, когда твоего мужа нет, можно?

Женщина не решилась так сразу легкомысленно согласиться и спросила у родителей. Отец и мать сказали ей:

— Это веление государя. Разве можно отказывать государю?

И они ввели свою дочь в покои. Государь оставался с этой женщиной семь дней, и всё это время дом окутывало пятицветное облако, а комнату наполняло благоухание. Через семь дней призрак государя вдруг бесследно исчез.

Женщина после этого понесла дитя. Когда истекли положенные месяцы и настал срок родить, покачнулось небо и содрогнулась земля. Она родила мальчика, и ему дали имя Пихён.

Великий государь Чинпхён[99], услышав об этом удивительном чуде, взял ребенка и воспитал его во дворце. Когда мальчику исполнилось пятнадцать лет, ему поручили должность и он стал ведать делами.

Каждую ночь Пихён тайно уходил из дворца и гулял где-то вдалеке. Тогда государь послал пятьдесят храбрецов, чтоб проследили за ним. Каждый раз Пихён, перелетев через стены Вольсона[100], направлялся на запад к берегу реки Хванчхон[101] и там забавлялся, командуя множеством духов. Храбрецы, притаившись в лесу, внимательно следили за ним. Когда сонмы духов, заслышав утренние колокола монастырей, рассеивались кто куда, юноша тоже возвращался домой.

Храбрецы пришли к государю и доложили о том, что увидели. Государь призвал Пихёна:

— Говорят, ты забавляешься, повелевая духами. Верно ли это?

Юноша ответил:

— Да, это так.

— Если это верно, заставь-ка духов построить мост через канал, что на севере от монастыря Синвон, — распорядился государь.

Пихён, получив повеление государя, приказал своей свите обтёсывать камни и в одну ночь построил большой мост. Потому люди и называют этот мост Квигё — «Мост духов».

— Есть ли среди духов такой, который мог бы, обернувшись человеком, помогать мне на приёмах и в делах правления? — снова спросил государь у Пихёна.

Пихён сказал:

— Есть такой — Кильдаль, он сможет помочь вам в управлении царством.

— Приведи его, — приказал государь.

На следующий день Пихён явился вместе с Кильдалем. Государь пожаловал Кильдалю титул, и тот стал ведать делами. И на самом деле, он не имел себе равных в преданности и прямоте.

В то время у сановника Лим Чона[102] не было сыновей, и государь повелел ему сделать Кильдаля приёмным сыном. Лим Чон послал Кильдаля воздвигнуть увенчанные павильоном ворота к югу от монастыря Хыннюнса. Каждый вечер Кильдаль уходил ночевать на этих воротах, и поэтому люди назвали их Кильдальмун — «Ворота Кильдаля».

Но вот однажды Кильдаль обернулся лисой и сбежал. Пихён послал духов поймать и убить его. Поэтому, стоит духам заслышать имя Пихёна, они тут же разбегаются в страхе и ужасе.

Люди того времени сочинили строфы, в которых сказано:

Дал сыну жизнь покойный государь.
Тот юноша Пихён — хозяин в этом доме.
О духи, что, летя, стремятся сонмом вдаль!
Под этим кровом вы не оставайтесь боле!

Местные жители эти строфы пишут на шёлке, чтобы отпугнуть духов.

Погиб из-за собственной глупости

Перевод М. Н. Пака

В двадцать первом году правления Кэро[103], государя Пэкче, осенью, в девятой луне, правитель Когурё Корён[104] напал на Пэкче и с тридцатитысячным войском осадил столицу Хансон. Государь Кэро запер крепостные ворота и не решался вступить в бой. Тем временем армию Когурё разделили по четырём направлениям, и она приступила к штурму с флангов, а потом, воспользовавшись ветром, осаждающие принялись кидать горящие факелы и сожгли крепостные ворота.

Государь растерялся и не знал, что предпринять, но затем собрал несколько десятков всадников, вырвался за ворота и бежал в сторону запада. Солдаты Когурё пустились в погоню и убили его.

Задолго до этого правитель Когурё Чансу, втайне замышлявший напасть на Пэкче, искал человека, который сумел бы пробраться туда лазутчиком. Вызвался буддийский монах Торим:

— Недостойный монах, не сумел я постичь учение Будды, но все время думаю о том, как бы мне отплатить государю за благодеяния. Потому осмелюсь просить великого государя не считать меня ни на что не пригодным и дать указание, что сделать. Все силы положу, чтобы исполнить повеление!

Государь обрадовался и дал ему тайное поручение обмануть правителя Пэкче.

Тогда, прикинувшись, будто его преследуют в Когурё за преступления, Торим бежал в Пэкче.

А государь Пэкче Кэро очень любил играть в шахматы. Поэтому, явившись к воротам государева дворца, Торим сказал:

— Ваш слуга с юных лет учился игре в шахматы и не раз входил в число самых искусных. Мне хотелось бы обрести известность возле вас.

Государь пригласил его сыграть в шахматы и убедился, что в этой игре он самый искусный в государстве. Государь оказал ему приём как самому дорогому гостю, полюбил его всей душой и сетовал лишь на то, что так поздно довелось с ним встретиться.

Однажды, будучи наедине с государем, Торим сказал:

— Хотя я и чужестранец, но государь не оставил меня в отдалении от своей милости и облагодетельствовал весьма щедро. Я же смог отплатить за это одним лишь своим искусством и не принёс пользы государю даже на волосок. И сейчас я хотел бы высказаться, да не знаю, как отнесётся к этому государь.

Кэро ответил:

— Я прошу вашего мнения, и если оно окажется на пользу стране, то большего я и не жду от учителя.

— Великий государь, страна ваша с четырёх сторон окружена горами и холмами, реками и морями, — начал Торим. — Это защита природы, а не сооружения, сделанные человеком. Вот почему соседние государства и не помышляют о том, чтобы завладеть вашими землями, а стремятся лишь услужить вам. Поэтому следует внушать трепет людям ещё и величественным внешним видом и богатством в убранстве дворца государя. Это должно быть видно каждому — и тем, кто узрит их воочию, и тем, до кого достигнет людская молва. А между тем в столице не возведены ещё ни внутренние, ни наружные укрепления, не изукрашены и не обставлены дворцовые покои, останки прежнего государя лежат во временном погребении под открытым небом, а дома ваших подданных часто рушатся от разливов рек. Ваш слуга полагает, что великий государь более не может терпеть этого.

Государь ответил:

— Великолепно! Так и поступлю!

И вскоре он повелел согнать своих подданных — государственных крестьян месить глину и возводить городские стены. Внутри стен построили дворцы и беседки, башни и павильоны — величавые и прекрасные. Затем вытащили из реки Унниха[105] каменную глыбу и возвели саркофаг, в котором захоронили прах отца, прежнего государя, а вдоль реки насыпали вал, который протянулся к востоку от крепости Сасон до северного склона горы Сунсан[106].

вернуться

98

Сарян — одна из шести общин, на которые делилось население Кёнчжу, столицы Силла.

вернуться

99

Чинпхён — двадцать шестой государь Силла, правил в 579–632 гг.

вернуться

100

Вольсон («Лунный город») — древнее земляное укрепление на восточной окраине города Кёнчжу. В плане оно напоминает полумесяц, откуда и его название.

вернуться

101

Хванчхон — река находится к западу от столицы Кёнсон.

вернуться

102

Лим Чон — государственный деятель, один из «шести князей» — приближённых государыни Чиндок-ёван (647–654).

вернуться

103

Кэро — двадцать первый государь царства Пэкче, правил в 455–475 гг.

вернуться

104

Корён — двадцатый государь царства Когурё, посмертное имя Чансу-ван (413–492).

вернуться

105

Унниха — современная река Ханган, современная провинция Кёнгидо.

вернуться

106

Сунсан — предположительно гора Кымдансан, современная провинция Кёнгидо.

17
{"b":"586642","o":1}