ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ыльбуль к тому времени так отощал, платье его превратилось в такие лохмотья, что видевшие его люди вряд ли могли бы признать в нём внука государя.

Как раз в то время первый министр Чхан Чори решил свергнуть государя Понсана. Поэтому прежде всего приказал Чобулю из Северного округа и Соу из Восточного обыскать все горы и равнины и найти Ыльбуля.

Они добрались до берега реки Пирюха и там заметили какого-то человека в лодке. Вид у него был изнурённый и печальный, но в его облике чувствовалось какое-то необычное изящество. Решив, что это и есть Ыльбуль, они ему низко поклонились и сказали:

— Ныне наш государь в правлении уклонился от правильного пути. Потому министр государства вместе с сановниками решили его низложить. Внук государя всегда отличался скромным поведением и милосердием, любит народ и сможет унаследовать царский престол. Вот потому нас и послали встретить вас.

Ыльбуль вначале не поверил им:

— Я простой деревенский житель, а не внук государя. Вам придётся продолжить поиски.

Соу на это ответил:

— Наш государь давно утратил сердца людей и не достоин быть главой царства. Истинные слуги государства с глубоким почтением ожидают государева внука и просят его не сомневаться в их искренности.

Тогда Ыльбуль вернулся в столицу с почётным сопровождением. Обрадованный Чхан Чори поселил его в доме в южной части Чомэка и позаботился о том, чтобы никто из людей об этом не узнал.

Осенью, в девятой луне, когда государь Понсан охотился на северном склоне горы Хусан, Чхан Чори сопровождал его. Неожиданно Чори созвал людей и сказал:

— Кто согласен со мной, пусть сделает то же, что я!

И он тут же воткнул в свою шапку тростниковый лист. И все тоже воткнули по листу тростника. Так Чхан Чори узнал, что у всех одинаковые намерения. Они вместе свергли государя, заточили его в особый дом, а дом окружили войском. Затем все вышли навстречу Ыльбулю, вручили ему государственную печать со шнуром и возвели на престол.

Бамбуковая рать

Перевод А. Ф. Троцевич

Мичху[117], тринадцатый государь Силла, был потомком Ким Альджи в седьмом колене. Он происходил из знатного рода и обладал совершенной мудростью, вот потому и наследовал престол после государя Чхомхэ[118].

Ныне в народе усыпальница государя зовется «Храмом предка-основателя». Это потому, что он первый из рода Кимов стал государем, и потом все государи этого рода почитали Мичху как основателя династии.

Мичху правил страною двадцать три года, затем скончался. Его усыпальница находится к востоку от монастыря Хыннюнса.

В правление четырнадцатого государя Юре[119] люди царства Исо совершили набег на Кымсон[120]. Наше войско изо всех сил старалось защитить город, но не могло совладать с врагами. И тут вдруг на подмогу явилась необычная рать — у всех за ушами были заложены листья бамбука. Вместе с нашими воинами они бросились на врагов, разбили их наголову и тут же пропали неизвестно куда. Заметили только, что перед усыпальницей Мичху лежит ворох бамбуковых листьев. Тогда-то и сообразили, что это покойный государь послал им помощь. Вот потому-то и стали называть его могилу «Усыпальницей, явившей бамбук».

В правление тридцать седьмого государя Хегона[121], на четырнадцатом году правления под девизом Да-ли[122], в четвертой луне года кими, вдруг поднялся вихрь и понёсся к могиле Ким Юсина[123]. В нем явился какой-то человек верхом на коне, по виду похожий на военачальника, а следом за ним — четыре десятка людей, все в кольчугах и с оружием. Они тут же вошли в «Усыпальницу, явившую бамбук». Могила содрогнулась, и из неё донеслись стенания. Голос словно бы жаловался:

— Я всю жизнь помогал в делах правления и спасал царство во времена бедствий — в этом мои заслуги. И ныне, сделавшись духом, я охраняю родное государство. Моё сердце по-прежнему стремится избавить от бед и помочь в несчастьях, оно ни разу не переменилось. Но вот недавно, в год кёнсуль, моего потомка казнили без его вины. Ни государь, ни его подданные даже не вспомнили о моих заслугах. Я хочу уйти отсюда и поселиться в другом месте. Не стану более тратить силы и проявлять усердие! Прошу на это согласия государя.

Государь ответил:

— Если и мы с вами не будем охранять царство, что будет с народом? Вы уж старайтесь как прежде!

Юсин трижды просил, и трижды Мичху отказывал. Тут снова поднялся вихрь, и Юсин возвратился к себе.

Государь Хегон, правивший в ту пору, узнав об этом, испугался и спешно послал к усыпальнице достопочтенного Кима первого министра Ким Кёнсина, чтобы попросить у достопочтенного прощения. Монастырю Чхвисонса пожаловали драгоценности и поля для того, чтобы почтили заслуги почтенного Кима и совершили моление о его благополучии в царстве мёртвых. Тот монастырь возведён был на счастье после того, как Юсин покорил Пхеньян. Если бы не дух государя Мичху, не удалось бы умерить гнев достопочтенного Кима!

Никак ведь не скажешь, что невелики заботы государя Мичху в деле охраны царства. И люди, помня о его заслугах, не переставали приносить жертвы его духу наравне с тремя горами, а степень важности ритуала жертвоприношений духу Мичху возвысили даже над ритуалом самому основателю Хёккосе и могилу государя Мичху стали величать «Великая усыпальница».

Содон — Бататовый Малыш и Сонхва — царская дочь

Перевод М. И. Никитиной

Му-вана[124], тридцатого государя Пэкче, звали Чан. Его мать была вдовой, и жила она в столице на берегу Южного озера. Однажды соединился с ней дракон озера, и она родила мальчика. Назвали его Содон — Бататовый малыш. У него было столько дарований, что и перечесть невозможно, хотя жил он тем, что каждый день копал бататы на продажу, вот потому его и прозвали Бататовый Малыш.

Прослышав о том, что у Чинпхёна[125], царя Силла, третья дочь, Сонхва, редкостная красавица, он обрил голову и, явившись в столицу, угостил бататами уличных мальчишек, а они за это привязались к нему. Тогда он сложил песню и подучил мальчишек спеть её. В песне говорилось:

А царская дочка Сонхва тайком дружка себе завела.
Ночами в платьице простом бегает к Содону — к Бататовому Малышу!

Песенку мальчишек распевала вся столица, и в конце концов она дошла до царского дворца. Придворные посоветовали отправить принцессу куда-нибудь в дальнюю провинцию. Собирая её в дорогу, государыня вручила ей слиток чистого золота, и Сонхва отправилась в ссылку. Тут Содон вышел на дорогу и, склонившись перед ней, выразил желание её сопровождать и охранять. А принцесса, хоть и не знала, кто он такой, неожиданно для самой себя с радостью согласилась. Он последовал за ней, и вскоре они тайно вступили в союз. И только после принцесса узнала, что его зовут Содон — Бататовый Малыш, тогда она и поверила предсказанию, которое прозвучало в мальчишеской песенке.

Они вместе добрались до Пэкче. Тут Сонхва достала золотой слиток, подаренный матушкой-государыней, когда она уезжала, и стала думать, как им жить дальше. А Содон со смехом спросил:

— Что это у тебя такое?

— Золото, — ответила принцесса. — Имея такое богатство, можно сто лет прожить.

— А там, где я с малых лет копал бататы, такого добра полно, что глины, — заметил Содон.

вернуться

117

Мичху — правил в 262–284 гг.

вернуться

118

Чхомхэ — двенадцатый государь Силла, правил в 247–262 гг.

вернуться

119

Юре — государь Силла, правил в 284–299 гг.

вернуться

120

Кымсон — крепость, расположенная предположительно возле столицы Кёнчжу.

вернуться

121

Хегон — государь царства Объединенное Силла, правил в 765–780 гг.

вернуться

122

Да-ли — девиз правления годов 766–780 китайского императора Дай-цзуна (756–762) династии Тан.

вернуться

123

Ким Юсин (595–673) — государственный деятель и полководец государства Силла, одна из главных фигур, способствовавших объединению Трёх государств.

вернуться

124

Му-ван — правил в 600–641 гг.

вернуться

125

Чинпхён — двадцать шестой государь Силла, правил в 579–632 гг.

19
{"b":"586642","o":1}