ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Тогда выступил Ыль Тучжи, левый министр:

— Рвение малого войска — добыча большого войска. Ваш подданный полагает, что войско государя сможет одолеть многочисленную китайскую армию только хитростью, а отнюдь не силой.

— А какой же хитростью мы их одолеем? — спросил государь.

— Китайские воины пришли издалека, чтобы сразиться с нами, — ответил Ыль Тучжи, — и невозможно сразу лишить их боевого пыла. Пусть великий государь закроет ворота крепости и терпеливо ждёт, когда спадёт боевой дух вражеских солдат. А тогда уж выйдем и нападём на них.

Государь принял его совет, въехал в крепость Винаам[205] и стойко оборонялся много десятков дней, но китайская армия не снимала осады.

Когда силы нашего войска начали иссякать, а солдаты были уже измождены, государь обратился к Тучжи:

— Обороняться больше невозможно. Как нам быть?

Тучжи на это ответил:

— Китайцы уверены, что в наших каменистых местах нет источников воды, и хотят длительной осадой довести наших воинов до крайнего изнеможения. Прикажите наловить в крепостном водоёме карпов, обложить их речной травой и вместе с бутылями наилучшего вина послать как угощение китайским военачальникам.

Государь внял его совету, но вместе с подарком отправил еще и письмо:

«По крайнему моему невежеству я, недостойный, совершил проступок перед Высоким государством и тем вынудил великого полководца привести многотысячное войско и терпеть лишения в этом неблагодатном краю. Не имея иной возможности изъявить добрые чувства к полководцу, посылаю эти скудные дары для ваших приближённых».

Так наместник Ляодуна уверился, что в крепости воды вдоволь и быстро её не взять. Поэтому он ответил государю так:

«Наш император повелел своему недостойному слуге повести в поход войска, чтобы узнать вину государя. Однако я прибыл сюда уже более десяти дней назад, а сути дела так и не выяснил. Полученное письмо уверило меня в вашем смирении и почтительности, а посему не осмелюсь не передать в точности ваше послание императору».

После этого ляодунский наместник снял осаду и покинул пределы страны.

Доблестные воины Сона и Симна

Перевод А. В. Соловьева

Родом Сона был из Сасана, что в округе Пэксон[206]. Его отец Симна славился силой своих рук. Он был маленького роста, но ловким и проворным.

Уезд Сасан находился как раз на границе с Пэкче, а потому не проходило и месяца, чтоб люди этих мест не нападали и не грабили друг друга. И каждый раз Симна выходил на бой, равных ему по силе не было.

В годы правления государыни Сондок[207] под девизом Инпхён из округа Пэксон послали войско, чтобы отвоевать земли, захваченные царством Пэкче. Тогда Пэкче направило туда сильный отряд, и он атаковал войско. Наши солдаты и командиры в беспорядке отступили, и только один Симна остался в строю. Он выхватил меч и, гневно сверкая глазами, с громким криком бросился в бой. Нескольким десяткам отрубил головы, враги испугались и не осмелились на него напасть, а вскоре они собрали свои войска и бежали.

Люди Пэкче называли Симна «Стремительным военачальником Силла» и говорили друг другу:

— Пока жив Симна, нам не подойти близко к Пэксону.

Сона храбростью и отвагой пошёл в отца. После падения Пэкче правитель области Ханчжу[208], владетельный князь Тою, попросил великого государя перевести Сона в крепость Адальсон[209], чтобы он оборонял северные границы страны. Весной, во втором году правления под девизом Шан-юань[210], в год ырхэ, Хансон, правитель крепости Адальсон, велел народу в такой-то день всем выйти сеять коноплю, и никто не посмел ослушаться приказа. Мальгальский лазутчик, узнав об этом, вернулся и доложил своему вождю. И вот в указанный день все жители вышли из крепости в поле. Тогда мальгальские войска, которые укрывались в засаде, внезапно ворвались в крепость и завладели всем городом, а перепуганные старики и дети не знали, что им делать. Тут Сона, потрясая мечом, решительно бросился на врага и громко закричал:

— Знайте, в Силла есть Сона — сын Симна! Поистине я не тот, кто боится смерти и думает только о том, как бы спастись! Кто хочет со мной сразиться, выходите!

И он в ярости бросился на врагов, но никто не рискнул с ним сразиться, и только пускали в него стрелы. Сона тоже стрелял. Стрелы летали как рой пчел, и Сона был утыкан стрелами весь, словно ёж. И только тогда он упал и умер.

Жена Сона была дочерью из уважаемой семьи, которая жила в уезде Карим[211]. Ещё раньше, когда крепость Адальсон соседствовала с вражеским государством, Сона не раз, бывало, уходил один, а жена оставалась дома. Люди округа, узнав, что Сона погиб, оплакивали его. Жена, рыдая в голос, отвечала им:

— Супруг всегда говорил: «Мужчина должен умереть как солдат! Неужто придется мне умереть, лежа на циновке, на руках у домочадцев?» И вот он погиб так, как хотел!

Государь, услышав об этом, омочил слезами воротник и сказал:

— Отец и сын были неустрашимы на службе у государства. Поистине можно сказать, что преданность и служение долгу передаются из поколения в поколение!

И он наградил Сона посмертно чином третьей степени.

Мужество Хэрона и его отца Чхандока

Перевод А. В. Соловьева

Хэрон был родом из Моряна[212]. В своё время его отец Чхандок на всю страну прославился мужеством и многими талантами. На седьмом году правления под девизом Конбок, в год кёно, государь Чинпхён назначил его правителем города Качжам[213], а в следующем году синму, зимой, в десятой луне, царство Пэкче подняло большую армию и напало на Качжам. Они осаждали крепость более ста дней, и государь приказал военачальникам Санчжу, Хачжу и Синчжу выступить с войсками на выручку. Они сразились с войском Пэкче, но им не удалось добиться победы, и они вернулись обратно. Тогда Чхандок с гневом обратился к своим воинам: — Командиры и солдаты из трёх областей увидели мощь врага и не решились двинуться вперёд, чтобы помочь городу, который оказался в опасности. Значит, у них нет чувства долга! Чем жить без чувства долга, уж лучше умереть, исполняя долг!

Воины, воодушевлённые его призывом, то яростно бросались в бой, то защищались. У них кончилось продовольствие, иссякли запасы воды, им пришлось есть трупы и пить мочу, но они продолжали сражаться. К приходу первого месяца весны все были истощены, город разрушен, а новые силы уже неоткуда взять, и тогда Чхандок воззвал к Небу:

— Государь доверил мне эту крепость, а я терплю от врагов поражение и не в силах её сохранить. Лучше погибну и стану злым духом, чтобы покарать и полностью уничтожить Пэкче. Верну эту крепость своему царству! — с этими словами он выбросил вперёд руки, гневно вытаращил глаза и, кинувшись к дереву, ударился об него и умер. Крепость пала, воины сдались.

Хэрону в то время было двадцать с лишним лет. Уважая заслуги отца, государь пожаловал ему высокий чин и на тридцать пятом году правления под девизом Конбок, в год муин, назначил правителем города Кымсана[214]. Ему было приказано вместе с Пёнпхумом, правителем области Хансанчжу, поднять войска и отбить у врага крепость Качжам. В Пэкче, узнав об этом, тоже подтянули к этому городу войско. Хэрон с Пёнпхумом выступили им навстречу, и, когда солдаты уже готовы были сойтись в сражении с врагом, Хэрон обратился к командирам:

вернуться

205

Винаам — крепость, столица Когурё, современный город Ваньдушань, расположен на территории китайской провинции Цзилинь.

вернуться

206

Пэксон — современный город Ансон, провинция Кёнги.

вернуться

207

Сондок — правительница государства Силла, правила в 632–647 гг. Инпхён — девиз её правления, годы 634–647.

вернуться

208

Ханчжу — современный город Ханам, провинция Кёнги.

вернуться

209

Адальсон — крепость, предположительно современный город Ичхон в провинции Кёнги.

вернуться

210

Шан-юань — девиз правления годов 674–676 императора Гао-цзуна (650–683) династии Тан.

вернуться

211

Карим — современный Имхон, провинция Южная Чхунчхон.

вернуться

212

Морян — современный Кочхан, провинция Северная Чолла.

вернуться

213

Качжам — крепость, предположительно находилась на территории современой провинции Кёнги.

вернуться

214

Кымсан — современный город Начжу, провинция Южная Чолла.

28
{"b":"586642","o":1}