ЛитМир - Электронная Библиотека
ЗАПИСКИ СРЕДНЕЕЙ РУКИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ
Двадцать лет в строю note 1
И все-таки я не предприниматель. Наверное, лучше мое занятие назвать так: я производитель, обеспечивающий товарами первой и второй необходимости или товарами отложенного спроса свой народ, частник, фермер, кооператор, как угодно. Но не предприниматель.. Потому что я ведь не могу поставить себя в один ряд с Полтораниным, Дерипаской, Абрамовичем, Березовским и еще двумя-тремя сотнями подобных им людей, тоже называемыми в нашей стране предпринимателями, которые как раз сами никогда никаких товаров и не производили, за них это осуществляют купленные ими управляющие, а они, по существу, занимаются только деланьем денег. Перегонкой их, отмыванием, вкладыванием, обналичиванием, прокручиванием, дележкой, рациональным и выгодным использованием, созданием банков, разделом сфер влияния, торгом с конкурентами, тратой на покупку заводов и даже целых отраслей, с их голубыми фишками, индексами Доу-Джонса, ставками, курсами валют и т.д. . Разговорами и сведениями о ком и о чем как раз и заполнены все экономические сводки новостей центрального телевидения, все политические токшоу и производственные совещания в Кремле, все рассуждения президентов и все полосы экономических разделов газет и журналов – то есть тем, как олигархи и денежные воротилы создают в нашей стране экономику! Как они транспортируют газ за границу, как намечают новые страны для нефтяной инвазии, как торгуются, борются за цену, так что далекие от предпринимательства люди давно составили себе мнение о предпринимательстве и предпринимателях именно как об Абрамовичах и Прохоровых и давно живут их проблемами, кто сколько потерял, куда вложил и кому отдал Норильск-никель, и какую где купил яхту. В то время как о моих делах и планах не увидишь ни строчки в газетах, не услышишь ни слова по телевидению, обо мне не вспомнит ни один далекий от предпринимательства слушающий радио и смотрящий ТВ человек; я не войду ни в одну сводку, ни в один финансовый план или отчет министерства промышленности, хотя как раз именно я и являюсь тем, кто все это, о чем болтают толстосумы, в стране нужное людям и производит, на которого как раз делали двадцать лет назад, в самом начале своей власти свои ставки хозяева теперешней жизни, на каждом углу трубя, что именно я, мы, такие как я и мы, и создадим новую отечественную экономику, накормим, обуем, оденем народ, откроем новые отрасли, изобретем новые производства, пополним общество высококлассными специалистами, выведем государство в передовые державы мира, и которые, на самом деле, за эти же два десятилетия в Китае, поощряемые тамошним коммунистическим правительством, сделали Китай и китайскую экономику мощнейшими, которые подняли с колен Индию, весь восток, на которых до сих пор продолжает опираться и основываться в своих планах по развитию весь окружающий капиталистический и не капиталистический мир, и которых в нашей стране наше новые хозяева и правители, лишь получив власть в свои руки, намертво забыли, похоронили, чуть ли не упразднили, по крайней мере, бросили на произвол судьбы, заставив самих пастись как Бог на душу пошлет, отдали на разграбление рэкетирам и, не желая отставать, еще и обложили в довесок несусветной данью, видимо, чтобы мы вообще умерли от напряжения, лишили всякой поддержки, кредитов, фондов, переключив свое внимание только на лидеров макросферы, владельцев сырья, олигархов, и на дележ сфер влияния и таможенных сборов с ними, чем и превратили за эти двадцать лет страну, при всем их высокопарном оптимистичном вранье по телевизору, под продолжающуюся утечку из страны невостребованных мозгов, все так же не находящих у нас приложения достижений, трудоспособного населения в виде последних ценных специалистов, под постыдную пустопорожнюю болтовню в страну малоразвитую и отсталую. За которую стало просто стыдно.
В свое время я даже посылал председателю правительства РФ М.Е. Зубкову письмо, из которого приведу выдержки
15.05.07
Уважаемый господин председатель… <………>
…С какой грустью и даже болью возвращаешься теперь в свою страну из когда-то заштатной юго-восточной Азии, куда съездил ты, скажем, на отдых. За те двадцать лет, за какие наши власти всего лишь говорили о будущих плодах новой экономики и смело и революционно продвигали в жизнь демократические ценности, вся юго-восточная Азия, я не говорю об остальном продвинутом мире, который и так был впереди, обогнала нашу страну на десяток лет вперед. И это касается не исключительно туристического бизнеса, с которым мы соприкасаемся, направляясь туда отдыхать. И который тоже на голову нашего турбизнеса выше. Это касается всех сфер тамошней жизни, а главное – экономики. Наша экономика в качестве бедной родственницы туда приходит уже за высокими технологиями.
Оставим в стороне Китай, это такая боль, с которой уже свыкся западный мир, пророча через несколько десятилетий Китаю лидерство и мировое господство. Это идет речь о тех китайцах с горсточкой риса на день, о которых нам твердили в свое время в школе… Но ведь и остальная Азия развивается как на дрожжах.
Оказывается, чтобы государство преуспевало и богатело, становилось индустриально и технологически продвинутым, а люди жили счастливо и богато, да еще и нравственно, совершенно не обязателен этот пресловутый демократический путь, кстати, при демократии как раз для безнравственности-то, оказывается, слишком много места. Опять нас обманули, подсунув никому уже не нужный залежалый товар, еще и взяв за него полную цену. Опять мы за политику заплатили полной разрухой, в то время как тоталитарный коммунистический Китай или, там, монархический и до мракобесия религиозный Таиланд показывают чудеса развития и повышения уровня жизни. И главное, нравственность у них тоже на высоком уровне, а верующих столько, что православие в сравнении с их буддизмом отдыхает. И рождаемость прекрасная, и с приростом населения нет никаких проблем. И уверенность в завтрашнем дне. И главное, тоталитарные правители о народе думают. Ведь думают!..
У нас же с нравственностью одни проблемы, уверенности в завтрашнем дне нет никакой, а что до правителей, то по меткому замечанию Анастасии Снежиной в ее «Женском романе» у нас во власти одни коллаборационисты. Которые, и на самом деле, работают на кого угодно, только не на собственный народ. Все, что ни делается у нас, какие бы даже, казалось бы, хорошие законы правителями ни принимались, почему-то все они сразу срабатывает против народа. У нас процентные банковские ставки не то что выше, чем в юго-восточной Азии, где контролируемые государством ставки неуклонно стремятся к нулю, а такие, каких нет вообще больше нигде в этом обетованном рыночном мире. Даже сравнить не с кем. У нас работают, процветают и растут только банки, исключительно банки, но не производство и валовой продукт, мизерными темпами которого так гордо бахвалится теперешнее правительство. Стоит ли спрашивать после 15-20% кредитных годовых, почему у нас приближающаяся к этим процентам инфляция, такая огромная продолжающаяся из года в год? При том, что рубль пока еще более даже стабилен, чем доллар… (2007 год)
В юго-восточной Азии, где дармовых непроизводственных доходов от продажи собственной нефти нет, раз не имеется у них больших месторождений, малый бизнес вообще не платит никаких налогов и регистрации для его деятельности практически не требуется, а средний бизнес – платит какие-то крохи, по-настоящему крохи. И ведь страны эти не разоряются от недобора, напротив, богатеют, производство ширится, и товары от этого производства идут в нашу же страну. А наша страна, получающая кроме мародерских налогов со своего населения еще и дармовые доходы от экспорта сырой нефти за границу и угоняющая эти доходы в Штаты в так называемый стабилизационный фонд, весь бизнес, и малый, и средний без разбора, нагружает, помимо массы бюрократических препон и обязанности давать обнаглевшим до невероятности чиновникам взятки, таким количеством налогов, что даже член правительства Сергей Иванов в свое время нашел себе повод для пиара, эти цифры по телевизору озвучив: «НДС – 18%, налог с имущества 2,6%, налог с прибыли 28%, и еще 16% таможенный сбор!…». О каком малом и среднем бизнесе может после этих цифр идти речь? И о какой порядочности и честности в среде предпринимателей можно разговаривать, если они всегда находятся с властями, стремящимися всеми способами их погубить, бесконечную войну? Государство, бесчестные заворовавшиеся правители, смешали и честных предпринимателей, и себя, и бандитов-олигархов в одно, заставив первых, как и себя, как и бандитов, совершать постоянно безнравственные дела. Чтобы выжить, чтобы спасти свое производство, – еще раз повторяю, по заверениям тех же властителей, основу отечественной экономики, – чтобы снизить налоги и сделать их хотя бы не съедающими получаемый предприятием доход целиком, первым постоянно приходится ловчить, жульничать, скрывать реальные источники получения прибыли, вести двойную бухгалтерию и постоянно бояться тюрьмы. Что само по себе развращает, предприниматели постоянно чувствуют себя преступниками и вынуждены думать не о производстве, а лишь об угрозе налета налоговой инспекции. Так все и происходит у нас в стране: государство садит предпринимателей за решетку, а предприниматели борются с государством за создание отечественной экономики. И, тем не менее, посмотрите, за 16 лет новой жизни в стране не построено ни одной новой ГЭС, не закончено ни одной федеральной дороги, не построено ни одного самолетостроительного завода или любого другого крупного, о котором стоило бы говорить, промышленного объекта. Не создано ни одного нового города или нового научного центра. Не открыто ни одной новой производственной отрасли. Кроме нефтяной области и банковской сферы нет развития ни в чем абсолютно. Наука в загоне, образование в загоне, промышленность отсутствует, высоких, обещанных западом, технологий нам так никто и не дал, свое тоже мы все растранжирили и последняя наша гордость, космонавтика, и та дышит на ладан – и рядом невероятными темпами развивающийся азиатский юго-восток с городами-сказками, с самыми современными технологиями, с красавцами заводами, до которых нам не дожить, и лица счастливых людей! От бессилия и боли за свою страну просто хочется плакать.
Но это я увлекся. Литератор все ж таки…
Уважаемый господин Председатель, обращаюсь к Вам за помощью. В данном случае как предприниматель….
Основное мое предприятие – …………….. в г. Н., занимающееся производством бытовых изделий. Наш сайт……………. Очень небольшое предприятие по сравнению с гигантами сырьевой отрасли, с небольшим оборотом, с небольшим доходом, с небольшим производством. Но, тем не менее, мы для своих потребностей налаживаем производство алюминиевых профилей, создав для этого оригинальное оборудование, соотносимое с огромными промышленными гигантами, но малогабаритное и менее энергоемкое, для чего произвели существенные конструкторские изыскания, использовав для этого высокой квалификации работника, бывшего главного конструктора завода «Тяжстанкогидропресс», завода в свою очередь тоже бывшего главным предприятием за Уралом по производству прессов, имевшего при социализме всесоюзную известность. Флагман тяжелой индустрии, который сейчас, как зеркало всей нашей промышленности, перестав производить пресса и вообще какие-либо серьезные станки, льет для «поддержания штанов» слитки твердых сплавов и отправляет их во Францию. Завод как зеркало всей промышленности. Заказов нет, наука отсутствует, завод в стагнации, высокой квалификации работников не осталось, да и вообще рабочих стало в десять раз меньше. В то время, кстати, как в Китае делается и запустится уже через год-другой «Город прессов», в котором гидравлических, изготавливающих алюминиевый профиль, прессов будет около двухсот. Столько нет у нас в стране по всем заводам. Весь мир, занятый алюминиевыми профилями, уже вздрагивает от мыслей о предстоящей конкуренции. Только нашим правителям все нипочем.
Малогабаритный пресс – это была мечта юности конструктора, сейчас пребывающего уже на пенсии, и мы ее воплощаем. Оригинальная идея, оригинальное исполнение, таких прессов вообще не делалось, осуществляем мы это на собственные скромные средства, но с энтузиазмом, поскольку это изобретение. Поскольку это вызывает интерес, хотя бы чисто творческого характера. Вниманием должностных лиц и высших государственных чиновников мы не избалованы, да это и хорошо, иначе бы те давно погубили бы, как всю науку и промышленность в стране, и нашу маленькую идею на корню.
Так вот, барахтаемся мы со своим малым изобретением и своим немасштабным, по сравнению, конечно же, с грандиозными государственными планами, делом, и, казалось бы, не обращай уж тогда совсем государство внимание на нас. Занимайся своим грандиозным. По крайней мере, разговорами о грандиозном. Но ведь нет, чиновники государства именно нами и занимаются, именно нам, таким как мы, и ставят палки в колеса, нас контролируют, нас нагружают всякими требованиями и обязанностью получать разрешения и лицензии. Скажите, им больше нечем заняться, кроме того, чтобы мелкий и средний бизнес душить? Зачем, например, нас обязали получать лицензию на сбор, переработку и реализацию лома цветных металлов, в то время как мы не занимаемся утилизацией лома, а покупаем лом алюминия для своих нужд, связанных с литьем слитков и прессованием из них алюминиевых профилей, у предприятий, собирающих лом и уже имеющих эту лицензию? Прежде мы получали от Лицензионной палаты разрешающие письма. Но в новом постановлении Вашего правительства от 14.12.2006 года «о лицензировании деятельности по заготовке, переработке и реализации лома цветных металлов» подобных разъяснений не прописано, и наш городской департамент развития промышленности и предпринимательства получать лицензию обязывает. Мы не единственные в стране, покупающие лом у принимающих организаций, ответьте, зачем нам, производителям, лишние хлопоты, зачем трата лишних денег, причем, немалых, на ненужное нам оборудование, положенное для предприятий, занимающихся приемом лома и имеющих подобную лицензию, трата времени на обивание порогов у бюрократов, зачем опять новая лазейка для выжимания взяток, зачем нам опять жить под страхом прихода очередной инспекции и закрытия производства, а то и обвинения в незаконной предпринимательской деятельности? Для чего такое постоянно делается у нас в стране?
Имея личную заинтересованность, обращаюсь к Вам и надеюсь на Вашу помощь, Михаил Ефимович. Копии переписки с Лицензионной палатой и с департаментом по развитию промышленности и предпринимательства прилагаю.
С уважением и пожеланиями всего доброго лично Вам, как председателю родного правительства,
А.Михеев, литератор-предприниматель.
Надо ли говорить, что из аппарата правительства 14.06.07 г. Письмо «в соответствие со статьей 8 Федерального закона от 2 мая 2006 года «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» благополучно переправлено опять в департамент развития промышленности и предпринимательства нашего города, а оттуда со ссылкой на то, что вышеуказанное положение было принято «с целью приведения в соответствие с федеральным законодательством», поступил очередной ответ о необходимости получать лицензию на ненужную и постороннюю предприятию деятельность. И в добавление еще и был дан совет не отвлекать правительство от работы.
После чего уже безотлагательно пришлось искать способ получения данной лицензии, которая в нашем городе стоит очень дорого в связи с тем, что, по непроверенным, подчеркиваю это, причем, для самосохранения я и не проверял, и не собираюсь проверять и даже готов посчитать это вымыслом и наговорами, по непроверенным данным сбор цветного металла контролирует один из членов семьи отцов города. Но, тем не менее, через связи и нужные знакомства, – а я все-таки в прошлом литератор, – нашел способ получить лицензию за взятку всего лишь стоящую размера месячного фонда заработной платы нашего предприятия. Много? Если брать все в сравнении, то по-Божески….
Скажу больше. Для изготовления наших бытовых потребительских изделий мы используем еще и полипропиленовые комплектующие. И вот наши московские партнеры, знакомые по московским ярмаркам, с которыми мы ничего не делим, и им не надо было скрытничать и что-то напрасно говорить, как–то приезжали в наш город и заглядывали кстати к нам. Молодые ребята, с задором, с честолюбивыми устремлениями. Приезжали к моему исполнительному директору. У них там своя тусовка на Московских ярмарках складывается, одного направления производители встречаются, вместе пьют, рассказывают байки и новости о своем производстве, в разумных пределах конечно, друг друга подначивают, задирают, пугают конкуренцией, но держатся все же одной семьей. Их не так уж много в стране, производителей нашей продукции, как не враждуй и не конкурируй, все равно тянет близких производителей друг к другу. Так, вот, они рассказали, что собрались они поучаствовать в открытии производства полипропилена. Ведь нефтедобывающая страна, а, покупаем полипропилен за рубежом, своего не хватает, мало перерабатывающих предприятий. По пальцам пересчитать, а спрос на полипропилен сумасшедший. Начали прорабатывать идею, вышли на правительство, и оказалось… представляете, вот и помощь экономике-то… , что в этом будет им отказано. Не по зубам. Оказалось, что в правительстве есть человек, советник президента или член правительства – кто именно я на свое счастье забыл, и восстанавливать фамилию, конечно же, опять не буду, ни при каких обстоятельствах, – который держит под контролем (чувствуете термин?) это производство в стране, эти несколько предприятий, с этого «имеет», и лишних предприятий их группе не требуется. До наших партнеров было доведено, дано было им понять, что лучше не трогать эту тему, и они поняли это шестым чувством, всей своей кожей, это чувствуется безусловно, что им объяснили: если они хотят жить. Да вот, читатель, именно таким образом, до такой степени. Если хочешь жить. Такая обстановка существовала и существует. Ничего не ушло в прошлое. Вы думаете, кто-то положил конец налетам 90 годов, рейдерским захватам предприятий или отстрелу неугодных директоров? Да просто об этом перестали сообщать по телевизору. И, конечно же, наши знакомые предприниматели спрятались в свою норку. Вот и задумайся после такого о разглагольствованиях правителей по поводу преуспеяния и развития страны, помощи малому и среднему бизнесу…
Уважаемый, смотрящий бравые отчеты наших деятелей по телевидению, читатель. Я не буду настаивать на достоверности вышесказанного. Я от этого всегда откажусь. Ради выживания своего производства. У меня ведь все-таки художественное произведение, и тут всегда можно спрятаться за вымысел, за преувеличение. Я откажусь от факта, но не от обобщения. Это не преувеличение. Так было и так есть. При всей красивой вывеске и говорильне у нас продолжает оставаться государство бандитским, каким оно сложилось двадцать лет назад. И когда вы смотрите на достаточно милые и благообразные лица наших правителей, собирающиеся на заседания, – представить только, ведь на самом верху, в Кремле! Ох, не успокаивайтесь, не покупайтесь, не обманывайтесь их благообразием. Каким-то из этих лиц, и ты никогда не знаешь, и не узнаешь, как это произойдет, ты можешь просто-напросто быть заказан. Жизнь человеческая в стране не стоит ничего. Вернее, тут я не совсем прав, стоит. Но знаете, стоит какую малость? Знаете, как мало мы все стоим, попробуй перейти кому-то дорогу, какие-нибудь там несколько тысяч долларов, и все. Страшнее, чем было при социализме, во сто крат. Не жил во времена репрессий. Но я думаю, обстановка не лучше…
И что можно в этих обстоятельствах наша экономика дать?..
Я даже откликнулся однажды на призыв газеты комсомольская правда, в которой открылась рубрика «можно ли стать богатым в нашей стране честно?», и газета обратилась к читателем с этим вопросом, я всегда на такие вещи попадаюсь, профессия такая, хлебом не корми дай поговорить. Хотя и понимаю всегда, что это из пустого в порожнее…
13.05.08 (Как заработать большие деньги в России?)
Уважаемая редакция!
Охотно откликаюсь на ваш призыв поделиться с «Комсомолкой» секретами, как честно заработать большие деньги и стать богатым в России. Все условно, и понятие богатый человек конечно очень растяжимо. Богат и предприниматель Березовский, и, судя по вашим опросам населения, считается, что богатыми являются и актеры кино, и массажисты, и топ-менеджеры, и даже строители. Я, не будучи Березовским, но, являясь все же предпринимателем, во всеуслышание старался себя богатым называть еще в очерках «Записки мелкого предпринимателя», в которых описывал всего лишь свои первые шаги на этом поприще и которые печатал в журнале «Новый мир» в далеких 1996 и 1997 годах. Позже я настаивал на этом, публикуя свои « коммерческие опыты» еще и в журнале «Континент», а в 2005 году издал даже книгу «Фабрика миллионеров», одно название которой уже само по себе говорит как бы о моем статусе. Так что согласимся все же с допущением, что я отношусь к людям богатым, имеющим доход намного больше прожиточного минимума. Но поскольку я не только предприниматель, создатель нескольких доходных предприятий по производству товаров народного потребления, товаров совершенно не гуманитарного, а чисто бытового, потребительского плана, но я еще и гуманитарий, литератор, прозаик, продолжающий писать и печатать романы на постороннюю коммерческой области тему, и поскольку я и до своего предпринимательства тоже бы литератором и это свое занятие продолжаю считать в своей жизни основным, более для меня интересным, вследствие всего этого я и в коммерческой сфере и в кругу богатых людей являюсь человеком тоже двуличным, не до конца искренним коммерсантом, не до конца искренним богатым, человеком как бы посторонним этой деловой сфере, человеком с подвохом, удобным, кстати, для небогатой части населения, этаким для них партизаном, шпионом, лазутчиком в тылу врага, не до конца растворившимся в соответствующей новому моему статусу среде, умудряющимся что-то в ней еще замечать, подмечать, подглядывать, запоминать, записывать, а потом доводить информацию до кого следует. То есть до своих читателей. В общем, этакий сексот, нехороший человек, путающийся у правильных людей под ногами и мешающий своей рефлексией им быть до конца непосредственными и искренними. К тому же я еще и честный коммерсант (этакий оксюморон!), что уже вообще ни в какие ворота не лезет. По крайней мере, коммерсант, старающийся быть честным и не взявший за данность то, что залогом получения миллионов обязательно должны являться нечестность и воровство. Я вообще с самого начала своей коммерческой деятельности задался мыслью о неком эксперименте: стать миллионером честно!.. Это было для меня более увлекательным занятием, чем просто деланье бабок.
Так вот я вынужден заявить, отталкиваясь от собственного опыта, опыта так сказать, честного коммерсанта, начавшего деланье денег не с приворовывания сырьевых отраслей и использования партийный связей, которых у меня никогда и не было, не с рэкетирства и бандитского разбоя на большой дороге или захвата предприятий путем искусственных банкротств и убийств прежних директоров, а с честного создания собственного предприятия по производству нужных людям товаров, то есть с того, о чем уже двадцать лет продолжают болтать наши власти, как о залоге подъема всей нашей экономики, называя это созданием отечественного малого и среднего бизнеса. Так вот, я вынужден со всей ответственностью заявить, что в нашей стране никакого малого, среднего, я уж не говорю про крупный – который весь насквозь криминальный – бизнеса честно создать нельзя, в этом население страны право на сто процентов, а стать честно миллионером просто по определению невозможно.
А.Михеев, коммерсант-литератор.
Ну и чтобы уж до конца довысказать обиды…
Мне ни разу за мое существование коммерсантом власти не оказали помощь – которую, как бы, президенты демонстративно расшвыривают нашему брату по всей стране, всегда, сколько я ни обращался в нужные фонды, для меня денег уже не хватало, лимиты были исчерпаны. Почему-то их никогда нет, даже когда приходишь еще в феврале, почему так происходит, не знаю. Но уже на весь год они к февралю выбраны! И не хватает их не одному мне. Это характерно. Чтобы получить помощь, надо опять же с кем-то делиться или иметь свою руку. Правительство помогает оплачивать многомиллиардные долги банков, как бы спасая их деньгами от банкротств, которые сразу угоняются банками за запад, а по десять обещанных тысяч долларов малому бизнесу все как-то не в силах дать. Наш малый и средний бизнес никого не интересует. Я вот лично правительству и президенту совершенно не интересен.
Для нас никогда не было помощи, даже в самый сумасбродный вольный период перемен в 1992 года. Не то, что свободы, даже равноправия для нас никогда не существовало, всегда кто-то близкий к номенклатуре, к бандитам, к должностям, оказывался правее нас, оказывался в более выигрышном положении. Я помню. Скажем, помощь оказывалась евреям государством Израиль. В то начало девяностых, когда на свое «дело» абсолютно негде было денег взять, их не было ни у кого, а банки кредит давали только под обоснованные бизнеспланы, под очевидное доказательство выгоды и детали твоей затеи, что значит поделись своей идеей и коммерческой тайной с ними, в то самое время разные израильские фонды начинающим предпринимателям-евреям в нашей стране давали кредиты очень легко и охотно. Какие-то израильские фонды оказывали своим людям продуктовую помощь, потому что было голодное время, какие-то продуктовые пайки и посылки, и в то же время свободно давали евреям, начинающим свое дело, деньги на развитие. Ни у кого не было денег, они были только у них. Вот, и подумать после этого, сколько ж нужно иметь в себе самообладания, чтобы не стать антисемитом! Нам же, оставшимся, наше государство не давало ничего. Все это я помню. Эти мелочи нигде не обсуждаются. Идет только великое обсуждение новых экономических реформ, доктрин, которые опять исключают содержание. То есть нас. Производителей. Тех, для которых эти доктрины и пишутся. Только о тех, кто участвует в этих доктринах исполнителями, никто не думает…
Так что слово предприниматель давно опошлено. Замарано. Запачкано. Точно как и слово бизнесмен. До смешного, потому что особенно любят себя называть бизнесменами наши бывшие бандиты. Награбят, наворуют, сколотят себе убийствами хорошую сумму денег, ничего не понимая ни в торговле, ни в производстве, откроют свое ООО , сядут в офисе, напялят на себя костюм, а еще и золотую цепь … И: «Я бизнесмен!»…
Кстати сказать, в это как-то сразу верится. Потому что бизнес это есть то, что вокруг происходит, и что этот бандит своим видом символизирует. Все правильно. Эти два слова, предприниматель и бизнесмен, и еще слово «понятия», по которым они и живут, это и есть сфера нашего бизнеса, нашего предпринимательства. Я же просто труженик, пусть я тоже эксплуататор, но я трудящийся, я произвожу товары для удовлетворения народных нужд, я промышленник. Я производственник.
Опасения
Может возникнуть у читателя вопрос, а не рискую ли я своим делом, вот так вот выставляясь на обозрение, выделываясь, рассылая письма в разные инстанции и тиская в печать свои двусмысленные произведения. Не берут ли меня под наблюдение, не насылают ли кого, не стращают, не расплачиваюсь ли я за содеянное? Ведь я не журналист, которому нечего терять, кроме места работы (про жизнь я не говорю, тут мы все в стране равны, и ученые, и директора заводов, и предприниматели, и писатели, и простые читатели, и с тем, что она ни у кого ничего не стоит, надо уже свыкнуться и угрозу ей не брать в расчет, по крайней мере, не учитывать как аргумент в полемике), к тому же журналиста после увольнения могут взять на работу в другом издании, в другой газете, а преследования ему даже иногда идут на пользу, создают нужный имидж, но ведь я–то собственник! Я рискую потерять годами «нажитое», созданное огромным трудом (тут я даже соглашусь без рассуждений, что, кроме удачи, у всех что-то создавших в их детище обязательно вложен еще неимоверный, стоящий здоровья, нервов, разнообразных жертв, напряженнейших стрессовых лет огромный труд)? И не угрожают ли мне, не намекают, что сидел бы лучше и не высовывался, где ни попадя , не зарывался излишне?
Честно скажу, не угрожают и не преследуют. На это надо смотреть трезво и не переоценивать свои подвиги. Ведь все, что я ни делаю, это только моська лает на слона, это как будто я слегка тычу длинной палкой медведю в брюхо, напрашиваясь на реакцию, а неповоротливый медведь, этакая махина-государство, лениво не то, что не отмахивается, но даже и глазом не косит, и, скажем, когда я посылаю Владимиру Путину одну из своих книжек с критикой нашей, вернее его, государственной машины, еще и с задиристым нравоучением-посвящением, то дожидаюсь этим лишь ответа не из ФСБ, а из секретариата Президента от какого-нибудь мелкого клерка, в котором он отписывает, что книга моя благополучно получена и благополучно присоединена к президентской библиотеке. Обращать особое внимание на наши волны правителям нет смысла, мы для них никто, мы никак не влияем на ситуацию. Я еще раз хочу подчеркнуть, мы, малые и средние величины, хотя и являемся движущейся силой и костяком страны, абсолютно никому не заметны и власти не интересны.
И в то же время ничто не остается безответным!.. Ничего не проходит бесследно. И реакция все равно имеет место быть. И именно такая, какой и опасаешься, и о какой читатель догадывается. Ты все равно расплачиваешься за содеянное …
Например, я долго тешил себя мыслью, что мои опусы остаются незамеченными, например, называл описанное мною в одном из прошлых текстов посещение СИЗО в качестве подследственного случайностью, абсолютно не связанной с моей публикацией очерков «Записки мелкого предпринимателя» в 1996 году, этаким веянием времени для предпринимателей. После публикации я долгое время трусливо ждал, что что-то будет, что мне перекроют кислород в моем предприятии и как-то пресекут мое неподобающее поведение. Прихлопнуть мелкого предпринимателя ведь очень легко, он весь как на ладони, он не в бегах по стране, у него есть привязка, цех, производство, ведь мне и откупиться нечем, мы в разных весовых категориях с ними, поэтому я долгое время дрожал и ждал каких-то налоговых наездов, проверок, каких-то «подстав», сто раз себе говоря, что не надо бы дразнить зверя, и чего вечно лезть на рожон, удовлетворение от ощущения себя героем совершенно не перевешивает риски, связанные с будущностью моей семьи и детей, да и себя самого любимого. Пусть даже твой героизм и окрашен благородным стремлением к истине и является последним, за счет чего ты все же продолжаешь выполнять данное в свое время, в самом начале своей коммерческой деятельности, себе обещание не привязываться к собственности и деньгам слишком сильно. Ждал, ждал, потом даже забыл о своей тревоге, поскольку прошло четыре года – реакция у этого толстокожего чудища-государства очень замедленная – и уже решил, что можно успокоиться, обо мне забыли, мои откровения о неуплате налогов и призывы к воровству, опрометчиво упомянутые в очерке, не были никем из органов услышаны, замечены, и угроза канула в воду, и то, что меня вызвали в прокуратуру четырьмя годами позже, я совсем не связал с теми публикациями. Ведь свобода слова, демократия… Даже когда определенное время, очень небольшое, правда, в тюремной камере посидел, и то не связал это с прошлым, совершенно о другом думал, другие причины искал, абсурдность государственной системы исследовал. Безадресность ее, безличность, конвейерную по-Кафке механистичность. И только уже много позже, еще года через три, когда меня вызвали в прокуратуру повторно, чтобы возобновить мои показания о забытом уже мной «криминальном» эпизоде, в котором я на этот раз уже фигурировал только как свидетель, я по почерку и по тем же допрашивающим людям и по тому, что вызов следовал опять за очередной моей ненужной публикацией, причем, в совершенно незаметном издании, в провинции, в глуши, понял все же, что все взаимосвязано, и ничего незамеченным не остается, даже самый мелкий пустяк, что бы ты ни делал и где бы ни был, все срабатывает, ничто не забывается, и не существует никакой безадресности и безличности.
И в этот второй вызов для меня уже было яснее ясного, что нет тут места абсурду, что обо мне помнят! И знают! И советуют, делятся таким путем своими соображениями… Все сопоставилось у меня, всплыло в сознании, и даже то, что старший следователь, оказалось, читал мой журнал с этим забытым мной уже очерком, тоже вдруг всплыло на поверхность. Я тогда, в первый вызов, сознательно назвался писателем в попытке расположить следователей к себе, полагая, что это сможет мне как-то помочь выпутаться из двусмысленной ситуации, возвыситься над меркантильностью какого-то там спекулятивного, связанного с преступными намерениями дела, надеясь, что на меня взглянут с большим уважением и снисхождением, и подарил им экземпляр журнала, на что старший следователь сразу сказал:
1
{"b":"586646","o":1}