ЛитМир - Электронная Библиотека

– Да я его читал.

– Как? – удивился я, не без честолюбивого тщеславного волнения.

– Был в командировке и случайно прочел.

Ну, знаете, чтобы следователь читал что-то без спецзадания. Да еще в командировке, да еще в то время, когда книг вообще никто в руки не брал, тем более, следователь, и не из несуществующего уже идеологического отдела, а просто следак по борьбе с экономическими преступлениями, а журнал, в котором тогда печатался очерк, выходил тиражом тысяч пять экземпляров. Это совсем не те два миллиона в «перестройку», в новое упадочное время литературные журналы ни в одной гостинице уже не валялись и под руку не попадались, не подворачивались, да и дорого стоили, их нельзя было кстати обрести. Но в тот-то момент я ничего и не понимал. Тщеславие все затмило, думаешь ведь всегда прежде о том, что ты талант, трибун, народ-то тебя читает. Даже, вон, следаки читают. Пусть даже один следак. И совсем не предполагаешь ведь, что он не читает, он – работает. И что моя трехдневная тюрьма и была как раз, пусть припозднившаяся, но адресная реакция.
И вспомнилось сразу еще и то, что и рабочий следователь, который в первый раз вел мое дело, приглашенный для повременной работы пенсионер, старый следователь – ОБХССник, оттуда, из советской эпохи, у которого мой покойный отец, которого я упоминал уже в предыдущих очерках, сибирский советский писатель приключенческой литературы, создавая очередной детективный роман «Запах «Шипра», консультировался по поводу нашумевшего тогда у нас в городе уголовного дела. Так вот этот старый следователь тоже между делом и в порядке ответа на подаренный им журнал, обмолвился, что был знаком с моим отцом, и что он отца консультировал и представлял для чтения нужные материалы. Вспомнил, так сказать, лучшие времена. И я опять на это по тупости не обратил особого внимания. На совпадение. Ну, консультировал автора, все случается, хорошо… И только во второй мой вызов меня осенило, что и это тоже было не с проста, такое совпадение, и мгновенно понял, представил явственно, как было интересно следакам, или еще кому-то там в другом кабинете, поработать с сыном честного советского писателя, писателя не коммуниста, но вполне правоверного и воспитанного на уважении к государственной собственности, отстаивающего законность и осуждающего подлоги документов (чем теперь его сын, как большинство коммерсантов в стране, по определению и занимался, для пенсионеров, для людей старого закала, коммерция это была вообще вся преступность и подлог, и не без основания в чем-то, кстати), и столкнуть память об известном уважаемом человеке с вырожденческим мировоззрением махинатора-сына. Это ведь для них, для органов, целый роман, эпопея, захватывающие сравнительные жизнеописания, анализ разных судеб и судьбоносных дорог страны, они же там все философы и социологи, Плутархи, Дюма и Конан-Дойли, как только поставлю себя на их место, просто жутко интересно становится.
Друзья, я неверно выразился, что мы государству неинтересны, мы им неинтересны на государственном уровне, но как электорат мы для них любопытны крайне. Просто конфетки, находки, маленькие любопытные винтики в их системе . Ведь это же то народонаселение, которым они живут, с которого кормятся, и каждый из нас как отдельная поэма, всегда под присмотром, под разглядыванием, под недремлющим оком. У них там, в их учреждениях, – а у нас сейчас во внутренних органах работают два миллиона человек, это в два раза больше, чем во всех наших вооруженных силах и по одному человеку на каждые семьдесят человек в стране, так что силы имеются, – у них там пишется, плетется, составляется, шьется гигантская книга наших жизней с отдельной страницей для каждого. В их папках с фамилиями каждого индивидуума страны, хранятся наши жизни. И интересные, видимо, эти папки, много дал бы, чтобы заглянуть хоть в свою… Там целые захватывающие произведения, истории, романтические документы, наши родственники, наши жены, наши дети, места работы, биографические сведения! Интереснейшая литература! Вся система работает, вся информация о нас где-то у них аккумулируется, несмотря на ликвидацию, как бы, КГБ, все сберегается, все сохраняется и учитывается. Так что передаю вам привет, ребята! Вам там, не знаю, как вас назвать, работникам органов, из нового своего очередного опуса. Я делаю вам ручкой, мы с вами соавторы, мы с вами вместе создаем, чтобы не забывалась, историю жизни каждого из нас, каждого себя. Каждого простого человека, простого спекулянта, простого инженера, простого рабочего и служащего, канву, документальную основу всей страны. Эпоха! Входим таким образом в народную память и в вечность, пока не сгорит или не истелет в ваших сейфах бумага. Не писатели, не художники, не люди искусства и культуры, не люди, мелькающие на телевидении, простые читатели, просто зрители входят в историю в одностороннем порядке – описанные только вами, их жизни хранятся у вас, вами же составленные. А мы, те, кто умеет писать или говорить, еще и как-то полемизируем с вашими папками своими собственными трудами, своими текстами. Поэтому я понимаю вас отлично, ведь как может быть интересно подобное разночтение, разность мнений и истолкований от разных источников. Вызвать и понаблюдать. Вызвать такого по совершенно постороннему поводу, как бы за какое-то определенное криминальное, высосанное из пальца нарушение, и смотреть на него, считающего, что о нем тут ничего неизвестно, что он первый раз в их сферах возник и о нем тут никто и не слыхивал, и разговаривать с ним, видеть его уловки, его оправдания, наивные хитрости, ужимки, лживые объяснения и толкования своей жизни, не подавая даже вида, что они видят его насквозь и знают о нем больше, чем он сам о себе даже помнит, и ведь так и отпустить его, не поведав ему, зачем вызывали, и о том, что каждый шаг его жизни у них запротоколирован. И уйдет этот наивный, облегченно вздохнув, полагая, что со всем этим казусом распрощался, что это случайный эпизод ушел в прошлое и он опять неуловимо свободен на огромных просторах своей родины. Святая простота! Государство мое, я тебя люблю! За такое пристальное ко мне внимание, которое ты ко мне проявляешь. Сразу чувствуется, что все мы твои дети…
Кстати, не удивился я и год назад тому, что после моих писем в разные «инстанции» на нас «наехала» с выездной проверкой налоговая инспекция, и оштрафовала еще на два наших фонда заработной платы. И даже в связи с большим размером штрафа опять уголовное дело было заведено, автоматически закрытое, правда, потом в связи с истечением срока давности эпизода преступления. Понял опять, откуда что идет, хотя на первый взгляд все выглядело натурально и естественно.
Эксплуататор– производственник
Ну а теперь вернусь к основной своей задаче: что я там в этом мире богатых еще подсмотрел. Чего нового накопал из того, чем стоило бы поделиться…
С тех пор, как я напечатал свои бравые очерки о начале своей коммерческой жизни, прошло уже почти пятнадцать лет. И прошло уже почти двадцать с тех пор, как, повинуясь постановлениям нового капиталистического правительства, пришедшего на смену коммунистическому, сам начал плавать с море разрешенного отечественного бизнеса. Много прошло и с той поры, как я издал «Фабрику миллионеров», в которой попытался рассказать об интересных изменениях в психологии и сознании людей нашей страны, если смотреть на этих людей как бы со стороны, не особенно увлекаясь новыми экономическими теориями, очень много лет прошло со времен общего обогащения и поголовного обнищания, за этот период даже выросло новое поколение, проникнутое особым менталитетом, какой, для сравнения сказать, бытовал, наверное, в Италии в ее послевоенные мафиозные годы, воспринимающее окружающую жизнь с ее законами-понятиями уже как данность, как норму, и то, что перед деньгами ничто не устоит, да это и не нужно, все зависит лишь от размера суммы, как обыденность. Все бандитское ушло наверх, завоевало весь верхний эшелон властных структур в стране и там рассосалось, и мы вошли в фазу, когда правящая элита, похоронившая в девяностые все советские заводы, советскую технологию, советскую науку и культуру, советский военно-промышленный комплекс, да и всю экономику вместе взятую, сделав себе к теперешнему дню своей кормушкой исключительно сырьевые отрасли и ручных сырьевых олигархов, в данное время готовится, со вступлением страны в ВТО, уничтожить и те малости, какие еще по недосмотру остались от прошлого, случайно все же понавозникавшие в стране в смутные неуправляемые девяностые и не до конца похороненные в двухтысячных годах малости в виде малого и среднего бизнеса. Видимо, все для того, чтобы уж полностью освободить страну для импорта.. Элита, будучи уже вся целиком «западниками», ополчилось заодно и на все отечественные проявления национальной мысли, инициативы и предприимчивости, полностью задавило все исконно русское и так называемых остававшихся «патриотов» в своей безоглядной ориентации на штатовскую экономику и международный финансовый фонд, рекомендациям и схеме развития от которых оно, как бы ни оправдывалось, всегда следовало неукоснительно. Делая страну к внешнему миру простым сырьевым источником.
Был у нас в стране генерал Константин Павлович Петров. Им и его сподвижниками удалось создать в девяностые годы общественное движение «К Богодержавию», потом преобразовавшееся еще и в партию «Единение», официально просуществовавшую семь лет, под флагом которой генерал Петров пытался баллотироваться и в мэры города Новосибирска, где набрал, кстати, после года предвыборной работы 7% голосов электората, потом, кажется, в мэры Перьми и еще потом в мэры Петербурга.. Эта партия имела свою доктрину выхода из глобального кризиса, начавшегося еще давно, во второй половине 20 века, под названием «Концепция общественной безопасности» и ответы на все возникающие в обществе вопросы, на которые ответов ни у кого не было, ответы обоснованные, подкрепленные едва ли не сотней книг, напечатанными ею и составляющими практически библиотеку, в которых прорабатывались, по сути, все области жизни абсолютно, включая философию, политэкономию, финансы, политику, культуру, теорию управления, историю, психологию, социологию, педагогику, семейную жизнь, обобщение и анализ мировых идеологий и религий, вероучений, священных писаний, разработку методологии познания и вообще принципов жизни в русле «К Богодержавию». Целая библиотека! Вся осмысленная человеческая история. Серьезная, уважаемая группа людей – генерал Петров был, например, генералом космических сил СССР, зам. начальника космодрома Байконур, участник разработки и испытаний космической системы «Буран-Энергия» – потратила на разработку доктрины несколько десятилетий. Создала концепцию, воплощения которой нам так не достает и до настоящего дня.
В 1995 году в Государственной думе Петровым были произведены даже чтения «Концепции общественной безопасности», мысли из нее потом, не ссылаясь на источник, использовали для произведения впечатления на несведущее население и приобретения популярности многие наши политдеятели, но полностью, целостно доклад не был напечатан в массовой прессе никогда, и ссылок на партию и ее доктрину ни политиками, ни средствами массовой информации никогда не делалось. Потому что в нем шла речь о глобальных вещах, о полном переосмыслении жизни на земле, о новой точке зрения на человеческое общество, о новой форме войн, ведущихся в мире, в частности, об информационной войне, которую наша страна проиграла в восьмидесятых годах, и, может быть, еще и поэтому, доктрина эта не получила у нас в стране широкого распространения, как не нужная в этой информационной войне победителям. И еще потому, что речь в ней идет о так называемой «закулисе», глобальном неофициальном и себя не афиширующем мировом правительстве, упоминание о котором в печати всего мира тоже считается плохим тоном. Почему-то так повелось, что могут серьезно рассматриваться всякие завиральные идеи о летающих тарелках, инопланетянах, экстрасенсах, ведьмаках, Армагеддоне, о фантастических и унесенных им с собой в могилу изобретениях Теслы, даже о лоббировании и создании препятствий нефтяными монополиями на пути изучения двигателей, не использующих ископаемого топлива, или вообще бестопливных двигателей, из разряда вечных, двигателей, использующих фактор искривления пространства, все это может серьезно рассматриваться, о машинах времени можно говорить, а вот говорить о мировой «закулисе», о невидимом теневом мировом правительстве, осуществляющем по мнению многих исследователей руководство миром в течение, можно сказать, тысячелетий, о сверхправительстве, формирующем состав правительств большинства стран, влияющем на их внутреннюю политику, развязывающем в своих интересах и в нужное ему время войн и в нужное время их заканчивающем, проводящем диверсии против неугодных государств, изоляцию, агрессию, продвигающем принцип «разделяй и властвуй» – об этом говорить считается глупо и неприлично.
Это единственная партия, которая содержала в себе интригу, давала место невероятному в жизни, открывала перспективу, предусматривала пересмотр всего отношения к скомпрометировавшей себя уже экологическим и экономическим кризисом цивилизации, содержала призыв к переосмыслению привычного положения вещей, что для нас, выросших в стране, отдавшей несколько десятков лет прожектерской идее превращения «золота в нужники» (В.И. Ленин), было интересно и близко. В этом движении даже подкупала анонимная множественность авторов, взявшихся в противовес анонимности «закулисы», не афишируя себя, своим трудом помочь родине, да и всем думающим людям земли, – дать информацию, объяснить истинное положение вещей, не затуманенное ритуальным обывательским мнением так называемых простых людей и домохозяек. Очень интересная партия, за ними хотелось идти.
Сейчас генерала Петрова уже нет. После баллотирования в губернаторы Санкт-Петербуга, после проигрыша, каким-то таинственным образом крепкий, далеко не старый, показательно ведущий трезвый здоровый образ жизни человек истаял и умер. Сдается, это смерть не очень естественная. Движение не прекратилось, но партию закрыли, сайт поменялся. Что, правда еще больше усилило интерес к яркой личности этого мощного и энергичного человека и ко столько лет возглавляемому им движению. Ведь кроме него о движении и о существовании «Концепции общественной безопасности» больше чем два десятка лет не сказано было наверху никем. Говорили о всяких Чумаках, о Ходорковских правду откапывали, компромат на Путина мог издать Немцов, об убийстве оппозиционных журналистов говорить будут всюду и носиться с ними много лет не забывая, а вот о целой партии и целой библиотеке работ и исследований, ничего. А ведь это не какая-нибудь партия любителей пива, которая у всех на слуху. О «Единении» знают единицы. Очень интригующая история. Это лишний раз подтверждает обоснованность вывода их теоретиков, что средства массовой информации в нашей стране работают, к сожалению, не на нашу сторону.
Погружаясь же в изобилие их томов, приходишь к пониманию, что это единственные люди, которые занимались делом, честно, последовательно, скрупулезно, важнейшим и насущнейшим, и начинаешь стесняться своей жизни, понимая, что все, что ты ни делал в жизни – пустяки.
Так вот в этой доктрине сказано, что правители всех стран уже давно не вольны в своем правлении, они вынуждены действовать так, как требуется закулисному мировому правительству. И какую бы борьбу не вело региональное правительство с этой «закулисой», оно практически всегда, за редким исключением, вынуждено сдаваться. Способов и инструментов воздействия на региональные правительства у этой «закулисы» множество, и дезинформация, и провокации, и как бы случайные утечки «тайных» сведений, компромат, подкупы, угрозы, диверсии, холодные и горячие войны, тайные общества, секты, вероучения и, конечно же, деньги. Не вольно в своем правлении и наше правительство. Так что с него нечего взять, бесполезно и упрекать за криминал, взяточничество, за коллаборационизм и полную несостоятельность в вопросах управления. Даже если бы они хотели, в разрезе той модели, которой они придерживаются в развитии нашей страны, они ничего не смогли бы для нас сделать. Мало того, закулисой принимаются такие меры и осуществляются такие сложные ходы в осуществлении своих планов, что региональные правители зачастую даже убеждены в том, что это их планы и что именно они принимают взвешенные, осознанные и единственно правильные решения.
В то время как для народа и страны все эти решения приносят только вред и разорение.
Поэтому-то и сложилось в народе впечатление, что в государственном аппарате у нас без исключения только враги, предатели, криминал и пятая колонна, люди целенаправленно борющиеся за разорение. Причем, мы все это видим, видим, что принимаются законы, в основном, только вредящие становлению отечественной экономики, но изменить ничего не можем. Правители сами порой называют свои законы то слабо действующими, то коррупционноемкими, но, тем не менее, принимают их и продавливают, с выражением неизбежности и бессилия на лице. И ждать от них другого бессмысленно.
Не только наша, а любая страна как государство, ширилась и крепчала, становилась мощной и процветающей и делала резкий скачок вперед, а в правительстве исповедовались патриотические и здравые, понятные людям, идеи, только в тех случаях, когда во главу угла в государстве не ставились деньги. Редкие моменты в истории, когда в ходу были патриотизм, спасение страны, подъем производства, выход из депрессии. И любопытно, что при деспотичных личностях типа Ивана Грозного или Сталина, или какого-нибудь Мао Цзе-дуна, и вообще при диктатурах, можно было существовать и экспериментировать с народом в другом пространстве, проповедовать какую-то особую идеологию, нравственность, развивать автаркию, самодостаточность, можно даже было вывести государство в передовые страны и совершить экономический скачок, но когда приходили к власти либералы и начинались исповедоваться, как бы, общечеловеческие ценности, во главу угла становился только один универсальный закон: золото. После чего страна откатывалась в своем могуществе назад, подчинялась мировому правительству и становилась для него просто донором, отдающим свою кровь в виде сырья, интеллектуальной собственности и ростовщических, кредитных процентов.
Деньги, и сама сущность денег, особенно, интернациональных денег, которыми оперирует глобальное правительство, это самый главный аргумент, самое главное оружие в борьбе за власть во всем мире. А вследствие того, что глобальное правительство последние четыре десятилетия косвенным путем имеет в своем распоряжении еще и печатный станок и право официально деньги печатать, печатать доллар, уже и без золотого обеспечения и лишь под ответственность некой таинственной организации Федеральной Резервной Системы США, делает это глобальное правительство уже венчанным на мировое господство, с помощью чего уже в ближайшее время оно, видимо, приберет к рукам всю существенную экономику по всей планете, централизует управление, установит свой порядок, и будет единолично властвовать во всем мире. Что может быть и неплохо, там люди умные, и при единовластии и диктатуре часто больше порядка, больше продукции, лучше условия жизни, меньше войн. Но дело в том, что это будет власть не региональных или национальных правительств, это будет власть правительства интернационального. А какие ценности у такового? Только одни – те же деньги. Причем, сумасшедшие, баснословные, какие нам и представить нельзя и от каких люди дуреют. Других идей, кроме цифр и математических абстракций, у интернационального правительства, представляющего собою по мнению одного остроумного политолога сообщество бухгалтеров, – нет. И взяться им неоткуда. Поскольку и конкретных человеческих, явленных миру лиц, у них тоже нет. Они не обозначаются, не афишируются. Мало того, конкретных «зловредных» лиц, как таковых, даже может и не быть, а как объясняет доктрина, управление может осуществляться уже через заложенный в давние времена человеческий эгрегор, «комплекс знания глобального уровня значимости», который владеет людьми, его не понимающими и не знающими о нем, на бессознательном уровне, а людей, знающих о нем и разбирающихся в его тонкостях и механизмах, выводят во власть, в силу и на еще большее обогащение. Таких, знающих все и вся досконально, посвященных, очень небольшое, вполне определенное количество, и они посредством нашего неведения продолжают богатеть, централизовываться и укрепляться, не привнося в мир ничего, кроме страсти к увеличению дохода. Ими движет сухой эгрегор и чисто бухгалтерская профессиональная принадлежность. Это не то, что могло бы в лучшую сторону изменить на земле жизнь человеческую.
Да и на самом деле… Почти двадцать лет у нас меняются кабинеты министров, меняются высшие должностные лица, а к своей собственной экономике, к науке, к образованию, к людям отношение в реальности остается, как прежде, нулевое. Да и само государство за исключением просто считанных единиц в правительстве – ноль. И обратить внимание хотя бы тот факт, что ни один человек в правительстве за восемнадцать лет ошибок, преступных халатностей, вопиющих фактов злоупотреблений, не понес никакого наказания. Ни один. Ни одно должностное лицо, кроме мелких исполнителей. В Китае рубят головы, а у нас происходит только ротация на уровне деятелей правительства, и те же недалекие люди все равно продолжают во властных структурах находиться или уходят на почетный покой. И если уберут подобного, скажем, откуда-нибудь из РАО ЕС, и мы еще успеем порадоваться, подумав, наконец-то!… – то через пару месяцев ему все равно найдут работу в другом ведомстве, и тоже на ответственном месте. Эта элита непотопляема, и мало того, она незаменима, потому что как коллаборационистов более удобных уже трудно найти, такими не бросаются. А средства массовой информации не то что не говорят об этом, они, вообще нас, обывателей, за дураков, за ничто держат, и уже не церемонятся с нами даже, когда показывают, скажем, по ТВ, как данность , как норму , судебные разбирательства между родственниками Лужковского клана, давно прибравшему к рукам многое в столице, а сейчас прибирающему к рукам частично и страну, скажем, публичную судебную тяжбу между женой столичного мэра и ее братом, который совершенно со спокойным видом, нагло рисуясь перед объективом телекамеры, заявляет о недополученной от сестры зарплате в течение нескольких лет в размере 331 миллиона рублей в месяц. Это речь идет даже не о части прибыли, а всего лишь о его месячной зарплате! Нет, честной слово, нас, всю страну, они давно уже за лохов держат. Они нас даже не стесняются. Они же прекрасно знают, что мы уже не сможем даже возразить, ничего не сможем им сделать. 330 миллионов рублей зарплата, при средней заработной плате народа в пятнадцать тысяч рублей в месяц… Издеваются…
И всегда во все времена смут, обкрадывания и грабежа народа, его обнищания, засилья заморских руководителей, главенства всяких чужеродных течений, когда страну растаскивали, в том числе и свои же люди, по частям, спасал ее всегда от полного краха простой народ, сам находясь в нищете своих собственных лачуг и домишек, в силу того, что ему просто некуда из этой страны было деться, и за счет своей работы и своих усилий именно он не позволял стране окончательно кануть в бездну и пучину разрухи, каждый раз удерживая ее на плаву. Только сам. Конечно же, каждый раз мечтая о новых Мининых и Пожарских, но, тем не менее, только на своих плечах. Только обыкновенные люди, электорат, непроизвольно и каждодневно борясь с теми, кого они как бы избрали на правление, приспосабливаясь ко всем выморочным условиям жизни, которые те им создали, к новым заморским укладам, которые каждый раз правители вводили, к заимствованным где-то новым моделям социального устройства, только он не позволял своей стране исчезнуть.
Сейчас, мне сдается, мы пребываем в очередном подобном периоде…
Но какие я все-таки разглядел в новой жизни частности?
Успехи
Стал ли я за эти годы баснословно богат? За эти двадцать лет бизнеса. За этот период открывания предприятий и выдумывания разного рода деятельностей?..
По сравнению с Лужковским деверем, конечно же, нет.
Но, как бы там ни было, некоторые тонкости той богатой жизни мне все-таки стали ведомы. Кое с чем я соприкоснулся. Скажем, ощущение, какое испытываешь, когда твою дорогую машину пропускают на перекрестке, мне теперь знакомо. Пусть ты и объясняешь себе, что такая машина требуется тебе для соответствия деловому имиджу в определенные моменты должностных отношений, и что это иногда с практической точки зрения очень важно. Ведь живешь в их крысином мире, где тебя ценят либо по одежке, либо по машине, тем не менее, ты все равно понимаешь, что дорогая машина привносит много изменений в твою жизнь…
Понятно, «Бэнтли» я посчитал бы покупать безрассудством. Да и нет у меня таких денег на машину, да я и не буду, к ней должна прилагаться личная охрана или коттедж на Рублевке и пр. Но однако, то, что ГИБДДшники какую-нибудь американскую машину, последнюю из модельного ряда, последней марки, не останавливают за превышение скорости, я уже заметил. Убедился. Пока машина новая и этой модели еще мало в стране, американцы, скажем, только начали выпускать серию, пока эта форма еще не примелькалась и ГИБДДшники ее не узнают, не начали ее узнавать, то они даже не смотрят на тебя, вернее отворачиваются, когда ты проносишься мимо их засады на трассе со свистом. Ведь Бог его знает, кто на ней едет… Или на них новая, еще ни разу не мытая, черная краска так действует, но как бы там ни было, я проверял, обгоняешь какой-нибудь «Хундаи», тоже , кстати, нарушающий правила, его тормозят, его штрафуют, а тебя вместе с твоим черным американским чудовищем, которое еще быстрее ехало, как будто и не видят вовсе. Как будто ты невидимка.
Или как все водители молчат, когда ты случайно на заправочной станции подъешь к колонке без очереди. Если невольно получилось. А представляете, если бы ты подъехал так же на чем-нибудь попроще?
Но вот ведь в чем дело, привыкаешь ведь к ней, к дорогой-то. К хорошему всегда быстро привыкаешь, не ценишь даже потом, и мало того, ловишь себя на том, что уже и не можешь без этого хорошего обходиться, и как-то на «жигуленок» уже и не тянет…
Даже еще открытие сделал: начинаешь улавливать к себе некое заискивающее отношение.
А вот это уже крайне неприятно. Самая отвратительная сторона предмета. Одно дело, когда тебе люди подчиняются. Например, на твоем производстве. Там ты неподчинение расцениваешь уже как помеху производственному процессу. Тем более, когда за плечами опыт службы в армии, опыт армейской дисциплины, это бесследно не проходит, остается с молодости на всю жизнь, и привычка к осознанной необходимости подчиняться кому-то в определенных случаях у тебя имеется. Привычка и твоего былого подчинения командирам и теперешнего подчинения людей тебе. Ты ведь директор. Но когда совершенно посторонний человек вне твоей служебной иерархии вдруг начинает перед тобой лебезить и угодничать, или просто уважать тебя только за то, что ты имеешь деньги…просто из-за того, что у тебя много денег…
Это же испытываешь, например, когда звонишь в редакцию справиться о судьбе своей рукописи. В этом-то плане ничего не изменилось, там о твоей рукописи и не знает никто, рукопись ведь из потока, кто их читает, но стоит сказать редактору, что ты звонишь издалека, сразу оживление в голосе:
2
{"b":"586646","o":1}