ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чарльз де Линт

Семь диких сестер

Charles de Lint, Charles Vess

SEVEN WILD SISTERS

Text copyright © 2014 by Charles de Lint

Illustrations copyright © 2014 by Charles Vess

This edition published by arrangement with Little, Brown and Company, New York, New York, USA

All rights reserved

© А. Сагалова, перевод, 2016

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2017

Издательство АЗБУКА®

* * *
Семь диких сестер - i_001.png
Семь диких сестер - i_002.png

И вновь посвящается девочкам с красных скал:

Анне Аннабель, ее Джулейшеству,

и, конечно, Норе – да отыщет она свою отраду среди красных скал.

Чарльз де Линт

Холмам юго-западной Виргинии, которые я вижу из окна своей студии. Там истории, подобные этой, случаются каждый божий день.

Чарльз Весс
Семь диких сестер - i_003.png

Не все ненастье, проглянет и солнышко.

Тетушка Эри Карпентер[1]
Семь диких сестер - i_004.png

Духи в лесу

Семь диких сестер - i_005.png
Семь диких сестер - i_006.png

Иные зовут его женьшенем, но нам привычнее «жив-корень». А как правильно – я не знаю. Наверняка я знаю лишь, что пчелы его не слишком-то жалуют. По крайней мере, в этих холмах.

Оно и понятно. Одно дело – свет, нектар и цветочная пыльца, и совсем другое – темные корневища, что ветвятся в рыхлой почве под сенью леса. Вот потому-то пчелиные духи и показывают охотникам за жив-корнем места, где он прячется. Что не очень честно – так поступает разве что злобный фейри, уж этот-то любит навредить и сделать вид, будто он здесь ни при чем.

Разумеется, в этих холмах много духов. А как же иначе? Ты и впрямь думаешь, что мы одни в мире? В лесах полным-полно всяких созданий. Я в свое время всех их повидала, и больших и малых.

В здешних холмах обитает Прародитель Кошек. Чаще он является в облике старой пумы с гладкой черной шерстью. Но люди из племени кикаха говорят, будто он умеет, если вздумается, превращаться в красавчика-брюнета. Я его, правда, таким не видела. Но ведь даже черную пуму повстречать – уже большое дело. Хотя тому, кто долго живет в наших местах, еще и не такое попадается. Зато я слышала, как он разговаривает.

И не смейся. Я дело говорю.

А есть еще Зеленый Парень – с ним держи ухо востро. Обитает он в ветвях деревьев, а улыбка у него широченная – он друг каждому встречному, уж будь уверена. Любит хорошую компанию. Побалагурить, языком потрепать – на это он мастер. Ты-то с ним пробудешь один денек и не заметишь, а для тех, кто ждет тебя и печалится, минуют годы.

Видишь ли, в иных местах нужно быть настороже и следить за временем. В здешних краях есть такие пещеры, куда войдешь – и окажешься в другом мире. Время там течет медленно-медленно, совсем как для Рипа ван Винкля[2]. Знавала я одного художника – он пропал на двадцать лет, а в том мире прошло лишь несколько дней.

И что с ним сталось? Он вернулся туда. Вот еще о чем невредно помнить. Такие места обладают особой властью, заставляют тебя чувствовать, будто вся твоя жизнь – ничто, если ты не вдыхаешь магию.

Да, все это чудеса – кто ж спорит? – но это и опасность. И не одна опасность, а множество. Ты лучше слушай, что я тебе говорю.

В таких местах можно не раз и не два встретить Старину Балабана, только держись от него подальше. Некоторые рассказывают, будто совладали с этим старым чертом. Но даже если сумеешь договориться с ним и соблюсти свою выгоду, все равно унесешь в себе частицу его тьмы.

Ближе всех прочих я знакома с Яблоневым Человеком, что живет в самом древнем дереве нашего сада. Знаешь, есть такая давняя песенка:

У Джима пенни давно припасен.
В жестянке у Джима хранился он.
Парень не промах Джим.
Он Дядьке из Яблони пенни дал
За сидр, какого никто не пивал.
Парень не промах Джим.
– Уплачен пенни, так лей – не жалей!
Меня угощай и моих друзей!
Парень не промах Джим.

С ним я познакомилась, когда была еще моложе тебя, но он за все эти годы совсем не изменился. Морщинистый, узловатый старичок – такой же, каким я его повстречала. Может быть, в свое время я и тебя с ним познакомлю.

Фейри? О, этих я видела немало. Не каждый день, конечно, но они все время здесь, уж будь уверена.

Когда это случилось впервые, я была совсем маленькой девочкой – они показались мне пляшущими огоньками вроде светлячков. Нет, я не бредила от змеиного укуса, хоть яд и проник в мою кровь. Я ведь и умереть могла – испустила бы дух, в двенадцать-то лет. Но Яблоневый Человек вытянул отраву безоаром, вымоченным в молоке[3].

Яблоневый Человек и Прародитель Кошек – вместе они спасли мне жизнь. Прародитель хотел получить что-нибудь в обмен на услугу, так вот я его должница. Если он явится и потребует свое, а я не смогу уплатить, долг перейдет к моим потомкам. Беда только в одном: нет у меня детей. Я последняя из рода Киндредов, – по крайней мере, так я думаю.

Как бы там ни было, в тот день вместо смерти я получила свою долю магии. Поначалу трудновато было с этим свыкнуться, но я знаю: что бы ни происходило со мной в жизни, обрывки и осколки того волшебства остались во мне навеки. И в этом нет никаких сомнений.

Человек стареет, ему все труднее различать, что случилось на самом деле, а что лишь могло произойти. Но я-то знаю. Тонкая завеса, словно погребальное одеяние, отделяет этот мир от других. И можно быть по обе стороны этой завесы – просто нужно знать ходы. Мир по ту сторону и все, кто его населяет, – существуют.

Полагаю, минуло лет семьдесят, а может и больше, с того дня, как Прародитель Кошек связал меня обещанием. Я старею. Нет, я не говорю, что час мой пришел, но он близится. Год за годом. И думается, стоит повидаться с Прародителем. Вернуть долг, пока не настало мое время уходить.

Глава первая

Семь диких сестер - i_007.png

Сара Джейн Диллард вовсе не считала, что старушка немножко не в себе, а другие именно так и думали. Правда, к бабушке хорошо относились, – если она приезжала в город, с ней всегда охотно болтали и все такое. Но вообще-то, она и впрямь была странной. Что еще скажешь о женщине, которой уже за восемьдесят, а она обитает себе одна на вершине холма, откуда даже до проселочной дороги час ходу?

Она не походила на какую-нибудь колдунью из тех, кому полагается вести одинокую жизнь в глуши. У нее имелись лекарственные травки и готовые снадобья, и она всегда первая протягивала руку тем, кто нуждался в помощи, но в здешних местах не славилась как знахарка и повитуха – это больше по части тетушек из семьи Уэлч. А она была просто старуха, существовавшая для себя и в себе. Неприветливой ее не назвали бы, но и к общению она не слишком тянулась.

вернуться

1

Тетушка Эри Карпентер (1885–1978) – жительница южных Аппалач. Ее имя стало известным после того, как студенты местного университета опубликовали взятое у нее интервью. Тетушка Эри просто рассказывала, как она ведет хозяйство, почему сама печет хлеб и обходится без водопровода, что думает о Боге. Она знала множество разных историй и прибауток. В общем, она очень напоминала одну из героинь этой книги: вы легко догадаетесь, какую именно, едва начав читать. (Здесь и далее примеч. перев.)

вернуться

2

Рип ван Винкль – персонаж новеллы знаменитого американского писателя Вашингтона Ирвинга.

вернуться

3

Если вы читали «Кошек Дремучего леса», то уже знаете, что такое безоар и чем он полезен. Это что-то вроде камня, который образуется в желудке у некоторых животных. Говорят, вымоченный в молоке безоар вытянет яд из любого укуса. Правда это или нет, сказать трудно, но девочке по имени Лилиан Киндред безоар в свое время здорово помог.

1
{"b":"586660","o":1}