ЛитМир - Электронная Библиотека

Почему ты снова рядом?

Слышу легкое дыханье…

Кожи нежное касанье…

Провожаю тебя взглядом.

Белый шелк знакомый платья…

Закружилась, подмигнула…

Шорох штор… Луна взглянула.

Как хочу в твои объятья!

Как хорош сегодня вечер!

Ты всегда меня смешила…

Если б только разрешила

Нам луна почаще встречи!

Я забуду, как бывало,

Что тебя со мной уж нету…

Но исчезнешь ты, как ветер.

Жаль, что вместе были мало.

А на завтра, как стемнеет,

Слышу легкое дыханье…

Кожи нежное касанье…

И луна меня жалеет.

Нет, это точно не обо мне, к счастью… Похоже, Байрон пустил меня в свои потаенные мысли. Я сосредоточилась, выпуская ментальную магию. Мне пришел образ девушки, совсем молодой, невысокого роста, худенькой, похожей на куколку. У нее были длинные светлые волосы и огромные голубые глаза. Она стояла перед зеркалом и улыбалась, рассматривая себя. Провела ладонями по шелку нежно-розового платья, покрутилась, отчего легкая ткань взметнулась вверх. Потом посмотрела на кого-то, кто был рядом, но невидимого для меня, и спросила: «Тебе нравится?» Рядом с незнакомкой был Байрон, в этом не было сомнений. Но никакого страха на этот раз я не испытывала, лишь горечь и тоску, что даже слезы наворачивались. Я точно знала, что эта девушка давно умерла…

Я очнулась, услышав голос Габриэля. Он сидел рядом со мной на диване и обнимал за плечи. В его взгляде сквозила тревога.

— Джой, что случилось? Почему ты плачешь?

Я быстро вытерла дорожки слез и ответила:

— Это не я… Это Байрон плачет.

— Байрон? — потрясенно спросил Габриэль. — Ты что-то видела?

— Он потерял ее… Девушку, любимую. Она умерла, и он до сих пор не может смириться. Я думаю, что это та самая студентка, которая погибла в результате экспериментов. Байрон любил ее, очень…

— Сегодня допросим, Лонца. Надеюсь, удастся выяснить что-нибудь новое.

— Я вчера не позвонила мистеру Коллинзу…

Габриэль тут же помрачнел, как бывало всегда, когда речь заходила о Роланде.

— Не волнуйся, я ему позвонил и все рассказал. Он обещал прислать охрану в больницу.

— Спасибо… Габриэль, он в некотором роде мой начальник, и я должна с ним общаться…

Не знаю, зачем начала оправдываться, но мне так хотелось, чтобы Габриэль перестал быть таким мрачным.

— Он мне не нравится, — тихо произнес Габриэль. — И не только по причине того, как он на тебя смотрит… Просто есть в нем нечто непонятное, отталкивающее.

Я встала, подошла к окну и принялась разглядывать ночной город.

— Роланд спас меня, — сказала тихо. — Пришел на помощь, когда я больше всего в этом нуждалась. Я бесконечно благодарна ему.

Габриэль приблизился почти бесшумно. Я почувствовала его тепло и дыхание на своих волосах. Его близость окутывала меня, словно мягкий плед.

— Он… ухаживал за тобой?

— Перестань… Я никому не нужна.

Габриэль резко развернул меня к себе. Ну зачем, зачем я это сказала? Зачем открыла перед ним свои слабости?

— Джой… Ты нужна мне. Я когда проснулся… Испугался, что ты ушла.

Габриэль притянул меня к себе, и я с готовностью прижалась к нему, будто он был моим единственным спасением от одиночества. Если я, правда, нужна ему…

— Что тебе снилось? — шепотом спросил он.

— Ничего, совсем ничего. Никаких видений, только покой. Ты не представляешь, как это приятно… А тебе что?

— Ты. Как наваждение… каждую ночь. Но я не хочу от этого избавляться…

Габриэль отвез меня к полицейскому участку, где я забрала свою машину и поехала домой. Мы договорились встретиться в больнице, где мистер Лонц проходил лечение от нервного потрясения. Туда я прибыла первой и сразу же заметила в коридоре мужчин в синей форме Особого отдела. Значит, магическая защита уже выставлена. Интересно, удержит ли это Байрона, если он попытается завершить задуманное и убить-таки Лонца? Что-то мне подсказывает, что не удержит… Впрочем, поле сегодняшнего видения этот безумный маг перестал мне казаться бесчувственным чудовищем. Кажется, он сам — жертва. А эти убийства — что-то вроде кратковременных вспышек безумия, которые потом проходят.

— Здравствуй, Джой!

Обернувшись, увидела Роланда. Черт, опять эта неловкость!

— Здравствуйте…

— Ты теперь всегда будешь общаться со мной через своего инспектора? — с неприятным сарказмом спросил он.

— Извините… Мне вчера было очень плохо…

Как же мерзко! Чувствую себя нашкодившей школьницей, которую отчитывает строгий учитель.

— Подожди… Прости меня… Просто ты не отвечала, и я очень испугался. А потом позвонил этот Лоурэнс… Ты была с ним?

Неловкость сменилась раздражением, а потом настоящей злостью.

— Это не ваше дело! — твердо проговорила я, глядя ему прямо в глаза.

Роланд смотрел растерянно и как-то… грустно, что ли. Надоело, хватит! Я больше не знаю, как мне с ним себя вести. Мой учитель, мой кумир, которого я почти боготворила, вдруг стал превращаться в обычного человека…

Мы с Роландом больше не разговаривали. Он сидел за столом в углу вип-палаты Лонца и что-то записывал в блокнот. А Роланд усиленно делал вид, что присутствие мистера Коллинза его совсем не раздражает. Мистер Лонц смотрел на всех с презрением, но я чувствовала исходящий от него страх. Он верил, что его действительно в опасности. Верил, но не хотел нам помогать.

— В конце концов, я здесь жертва, а не подозреваемый! — визгливо возмущался Эрик Лонц. — Вы бы лучше убийцу ловили, а не тратили время на бесполезные разговоры!

— Когда мне понадобится помощь в планировании своего времени, я непременно к вам обращусь, мистер Лонц, — невозмутимо ответил Габриэль. — Итак, чем вы занимались в Университете общих магических дисциплин?

Вопросы о прошлой работе буквально выводили Лонца из себя.

— Какое это имеет отношение к покушению? Я работал там очень давно, преподавал. Какое это имеет значение?

— Почему закрыли университет?

— Это решение попечительского совета, я здесь при чем?

— И вы не в курсе истории о магических экспериментах над студентами?

Мистер Лонц побледнел, а его руки затряслись.

— Я ничего не знаю ни о каких экспериментах.

Он ответил так уверенно, даже голос не дрогнул.

— Кто хочет убить вас, мистер Лонц? — вкрадчиво спросила я. — Вы видели его вчера, когда мне удалось снять внушение. Вы ведь его узнали!

— Мне… мне показалось.

А вот теперь голос задрожал.

— Мистер Лонц, вы можете и дальше упорствовать, это ваше дело, — безразличным тоном произнес Габриэль. — Если секреты прошлого дороже вам собственной жизни…

Инспектор демонстративно закрыл записную книжку и сделал мне знак собираться. Лонц следил за нами напряженным взглядом, будто решаясь на что-то.

— Подождите! — воскликнул он, наконец. — Его зовут… Брэдли. Брэдли Колман. Он был моим студентом…

— Что вы решили в нем исправить? Что в нем было не так? — нетерпеливо спросила я.

— Он не мог себя контролировать. Знаете ли, бесконтрольный ментальный маг — это страшно…

Я похолодела, услышав его слова. Габриэль многозначительно на меня посмотрел. Лонц будто говорил обо мне.

— И вы решили его вылечить? — спросила я, стараясь скрыть дрожь в голосе.

— Такие, как он, не должны иметь способностей…

— Лучше расскажите о девушке, которая умерла, — перебил его Габриэль, бросая на меня тревожные взгляды.

— Это была случайность. Остальные студенты из экспериментальной группы перенесли лечение хорошо, но Кларисса и Брэдли… У них была реакция, видимо, из-за особенностей дара. Клариссе грозило отчисление. Ее способности были настолько скудны, что она не справлялась даже с элементарными вещами. Но она так стремилась стать магом, что готова была на все.

— Вы решили стимулировать ее способности препаратами? — спросила я.

— Да. Но что-то пошло не так, и она умерла.

Лонц говорил об этом так спокойно, будто речь шла о чем-то неважном, малозначительном.

20
{"b":"586686","o":1}