ЛитМир - Электронная Библиотека

— Брэдли! — позвала я.

Собственный голос казался глухим, невнятным.

Я увидела его прямо перед собой. Высокий, сгорбленный, в мешковатом костюме. Он стоял, опустив голову, а длинные неровные пряди скрывали лицо. Я смотрела на него и с ужасом узнавала себя. Узнавала свои собственные ощущения, когда дар был для меня проклятьем, когда чувствовала неприязнь окружающих. Я сделала пару осторожных шагов к нему.

— Брэдли, отпусти ее, — попросила я. — Она ведь здесь не причём…

Мужчина резко вскинул голову, и я увидела его глаза. Впервые… Пронзительные, холодные, будто льдинки. В них не было злости. Лишь боль…

— Я не знаю, зачем это делаю.

Его голос был безжизненным, бесчувственным.

— Отпусти ее, пожалуйста…

— Помоги, — прохрипел он, а потом вдруг откинул голову назад и задергался в конвульсиях.

Тело мужчины окутал желтый туман. Брэдли бился внутри него и беззвучно кричал. Не знаю, сколько длился этот кошмар. Туман, оставив жертву, вдруг принял форму человеческой фигуры, призрачной, бесплотной. Вторая сущность Байрона, концентрация его безумия… Фигура медленно приближалась ко мне, и от холода у меня мурашки бежали по телу.

— Ты мешаешь мне, — раздалось у меня в голове.

Каждое слово отдавалось болью. Брэдли продолжал биться в конвульсиях и повторять: «Помоги мне… Не могу… Не могу…»

Злобный двойник Брэдли, его вторая сущность — Байрон, его безумие, результат бесчеловечных экспериментов… Как избавиться от призрака, от части души? Нужно действовать через носителя…

Если бы я могла… Если бы я могла контролировать способности, то шарахнула бы ментально по мозгам Брэдли. Я ведь не могу этого?

Туманная фигура Байрона темнела, вибрировала, приближалась все ближе, и меня сковывал холод. Позади я услышала, как Бонни часто-часто задышала. Ее вздохи перемешивались с хрипами. Хлопнула дверь, и Габриэль закричал что-то. Я лишь могла смотреть на желтый сгусток, тянувший ко мне щупальца. Они касались кожи, оставляя следы инея… Я чувствовала, что вот-вот потеряю сознание. Сосредоточившись из последних сил, направила ментальную магию на Брэдли. Туман вспыхнул огнями, оторвался от меня и с громким хлопком вошел в его тело.

— Стреляй! — крикнула я Габриэлю.

Звук выстрела показался мне просто оглушительным. Я видела все будто в замедленной съемке. Видела, как пуля летит, рассекая воздух, прямо в Брэдли. В последнюю секунду он растворился, обернувшись туманом. Габриэль вскрикнул, продолжая стрелять, но момент уже был потерян. Я сама виновата… Пожалела мага, не захотела убивать, хотела лишь оглушить его магией. Но его чертова вторая сущность оказалась сильнее.

Обернувшись, увидела, что Габриэль приводит в чувство лежащую на полу Бонни. Она открыла глаза и взглянула на меня. И тут в моей голове будто что-то взорвалось, и перед глазами замелькали разноцветные пятна. Он все-таки достал меня! Ударил! Я выставила ментальную защиту в последний момент. Прежде чем провалиться в спасительную тьму, подумала о том, как же я смогла все это сделать? Я же не могу контролировать свою магию… Или все-таки могу?

18

Мне не было страшно, правда. Я почувствовала странное… нет, не то, чтобы облегчение… Скорее, смирилась со своей возможной участью. Я уже ничего не понимала про себя и собственную магию, а потому даже предположить не могла, сработает ли выставленная защита против ментального удара. Боли тоже не было. Просто наступила темнота, и все вокруг исчезло. И я тоже исчезла…

Мне снилось что-то светлое, приятное… В подсознании возникали картины моментов из моей жизни, когда я чувствовала себя счастливой. Таких моментов было не так уж много, но оттого они имели особую ценность. Я видела Габриэля, вспоминала его прикосновения и поцелуи. Этот мужчина был так недолго в моей жизни, но успел подарить больше всего, чего не хотелось бы забывать… Как странно…

Я очнулась в больнице. Защита сработала, и я почти не пострадала. Были обычные магические последствия — нервное истощение и мигрени. Самой первой меня навестила Бонни, чему я была несказанно счастлива. Моя подруга оказалась цела и невредима, а это было самое главное. Она долго обнимала меня, благодарила за все и даже плакала.

— Я так боялась за тебя, — призналась она. — Ты не представляешь… Веришь, до сих пор не знаю, что произошло. Дочку к маме отвезла на выходные, домой возвратилась. И тут мне на мобильный сообщение пришло от Билла, что он уже ко мне едет. А когда в дверь позвонили, я даже в глазок не взглянула, открыла — и все, темнота. Очнулась от того, что твой инспектор меня трясет. Думала, с ума сойду…

— Мне очень жаль, что так вышло. Это я виновата… Я его не пустила себе в голову, и он решил действовать через тебя.

— Тот маньяк? Ты его видела? — шепотом спросила Бонни.

— Видела… Обе его сущности. Он будто становится одержимым и не понимает, что делает… Бонни, прости меня.

— Это все твои мужчины виноваты, — заключила подруга. — Плохо о тебе заботятся. Тебе точно уже лучше?

— Все хорошо, не волнуйся. Ты же всегда говорила, что мне нужно лечиться.

— Да вроде все и так налаживается, — загадочно произнесла Бонни. — Я вчера здесь твоего полицейского видела. Сидел мрачнее тучи. Ты же не пускала никого…

— Нужно было подумать…

Габриэль пришел тем же вечером. Я уже была готова полностью уйти из мира снов и вернуться в реальность. К тому же, я была очень рада видеть своего инспектора. Я села в кровати, все еще чувствуя слабость. Мужчина смотрел на меня с таким выражением лица, что у меня чуть слезы не навернулись от умиления. Он сел рядом и осторожно обнял меня, будто боялся, что я вот-вот разобьюсь, словно хрустальная ваза.

— Джой… Бог мой, Джой…

— Ну что ты, все ведь обошлось, — прошептала я, гладя его по волосам.

У меня сердце защемило от бесконечной нежности. Габриэль рядом, такой близкий, родной…

— Я когда увидел, как ты упала, думал, с ума сойду… А этот в туман превратился… Я всю обойму в стену… Всего пары секунд не хватило! Я ведь видел его, даже лицо разглядел!

— Это потому что я тоже ударила Брэдли. Только слегка, не хотела убивать. Хотела оглушить, чтобы он потерял контроль… Я не могла убить его, понимаешь? Мы с ним похожи…

— Не сравнивай себя с ним, — строго сказал Габриэль. — Давай подумаем лучше о другом. Ты же говорила, что Коллинз поставил тебе какой-то блок, и Байрон не сможет проникнуть в твои мысли, ведь так?

— Ну да…

— Тогда как Байрон узнал про твою подругу? Почему вообще схватил ее? Это ведь не в первый раз? — спросил Габриэль, с подозрением глядя на меня.

— Не в первый, — призналась я. — До этого были странные стихи… обо мне…

— Почему ты ничего мне сказала? — воскликнул мужчина, хватая меня за руки.

— Потому что Роланд говорил, что это нормально. Что это мои собственные мысли…

— Этот Коллинз… — произнес Габриэль, скривившись. — Ты уверена, что он, правда, ставил этот самый блок? Похоже, он просто использовал тебя, как приманку. Ловля на живца…

— Нет, не может быть, — дрожащим голосом произнесла я. — Он не мог… Он не стал бы обманывать меня…

— Давай обратимся к другому магу, знающему, пусть проверит все хорошенько. Пусть скроет твои мысли!

— Нельзя, Габриэль. Без магии я не смогу сопротивляться внушению Байрона. Мы теперь настроены друг на друга, понимаешь?

Мужчина приобнял меня за плечи и посмотрел в глаза долгим внимательным взглядом.

— Я больше не оставлю тебя, Джой. В следующий раз не промахнусь, обещаю. Я избавлю тебя от него…

Я прижалась к Габриэлю, наслаждаясь его теплом. Когда же я успела так к нему привязаться? Когда он успел стать для меня таким бесконечно необходимым? Почему его объятия кажутся самой естественной вещью на свете? Почему я уверена, что мое место рядом с ним?

— Пообещай, что не станешь ничего делать одна!

— Ты сегодня такой строгий…

— Я серьезно, Джой… Мне кажется, ты что-то придумала. Ты не должна оставаться одна. Когда Байрон вернется, рядом должен быть я вместе с кучей полицейских и магов!

23
{"b":"586686","o":1}