ЛитМир - Электронная Библиотека

Когда останусь я одна,

Меня обнимет тишина

Надежно, ласково и нежно…

И унесет в мир странных грез.

Все снова станет безмятежным

Без горестей, тоски и слез.

Мне все покажется лишь сном,

Но буду вновь жалеть о том,

Что не спросила, не сказала,

Что не смогла любовь спасти,

Что я тебя не удержала…

Опять я о своем, прости…

Когда останусь я одна,

Меня обнимет тишина…

А мог бы ты быть рядом, помнишь,

Как обещал порой ночной?

Но дней минувших не догонишь…

Ну что ж, побуду с тишиной.

Я не смогла сдержать слез. Да, Байрон, ты прав, ты прочел меня, узнал о самом сокровенном. Да, я всегда боялась одиночества. Время шло, и отношения с мужчинами не складывались. В старших классах, в университете это беспокоит не так сильно. Кажется, пройдет время, и все обязательно будет. Но проходят годы, и вот уже почти тридцать лет. И тут начинаешь задумываться о будущем. А если не суждено мне быть счастливой? Если моя судьба — вечно страдать от одиночества?

Что ты хотел сказать, Байрон? Что мне действительно суждено это? Быть с тишиной… Или просто прочел в очередной раз мои мысли, страхи? Когда появился Габриэль, я почти перестала об этом думать. Почти… Я не верю в счастливый исход, не могу поверить… Мой удел — разочарования…

Давай же, Байрон, приходи! Закончим все! Я знаю, что делать, знаю, как помочь тебе рассеять желтый туман. Я даже позволю себе внушить мне…

Видение пришло внезапно. Я будто смотрела на себя со стороны. Темное помещение, пыльное, грязное, нежилое. Старая облезлая мебель, сваленная в кучу, какие-то бумаги, книги, стеллажи… И желтый мерцающий свет. Я сидела на полу, привалившись спиной к стене. А рядом был он… Я не видела, но чувствовала… И слышала слова: «Здесь все началось».

Очнувшись, я поняла, что ощущение близости Байрона никуда не исчезло. Он был рядом, он пришел за мной… Быстро достав из ящика стола блокнот, вырвала из него листок и быстро написала «Университет, подвал». Здание закрытого университета уже давно превратилось в торговый центр, но вот подвальные помещения до сих пор были заполнены старым учебным имуществом.

Я сняла всю защиту и позволила безумному магу проникнуть в меня. Давай же, я здесь, забирай… В коридоре мерцало желтое свечение. Туман окутывал меня, касался холодными щупальцами. Мне казалось, что я поднимаюсь в воздух, что он несет меня, качая на волнах. Я погружалась в сладкую дрему, и мне было необычайно хорошо и спокойно…

Я очнулась от холода. Попыталась встать, но от слабости не могла даже пошевелиться. Вокруг было темно, и я не смогла ничего разглядеть, как не пыталась.

— Брэдли! — позвала я. — Брэдли, ты здесь?

В темноте раздались шаги. Они приближались, а я по-прежнему ничего не видела. Человек шумно и тяжело дышал. Мне стало страшно от неизвестности, от темноты.

— Здравствуй.

Впервые услышала его настоящий голос. Довольно приятный, низкий.

— Брэдли, это ведь ты? — с надеждой спросила я.

— А ты думала, он? Знаешь, ты в прошлый раз меня ударила, и он уснул. А когда проснулся, я смог его сдерживать… Я держусь из последних сил…

Брэдли устало опустился рядом со мной, задев. Глаза немного привыкли к темноте, и я смогла разглядеть смутный силуэт.

— Ты ведь можешь все закончить. Я могу помочь… Я хочу тебе помочь, Брэдли. Мы найдем магов, мы все исправим…

— Никаких магов! — вскрикнул Брэдли. — Я уже однажды доверился им… Ты ведь знаешь, что это такое? Ты не можешь управлять собой, чувствуешь себя ущербным, уродом…

— Знаю, Брэдли, я сама была такой…

— Я хотел помощи, а что получил? Ты видишь, во что меня превратили? В чудовище…

Я протянула руку и осторожно дотронулась до него, погладила по плечу.

— Брэдли, тебе нужна помощь… Ты не должен больше быть один.

— Я был не один, — быстро проговорил он. — Кларисса… Ее отняли у меня. Ты почему-то напоминаешь мне ее, ощущениями, эмоциями… Я почувствовал тебя, почувствовал связь… Страшно, что он тоже почувствовал.

— Ты можешь справиться, Брэдли, можешь уничтожить Байрона…

— Они отняли Клариссу, — продолжал говорить он, не слушая меня. — А потом сделали вид, что ничего не случилось. Я просил других помочь мне, вместе рассказать правду, потребовать наказания… Но все предпочли молчать. Кого-то подкупили, кого-то запугали, но не в этом дело! Им было все равно! Плевать на меня и на Клариссу, ведь с ними-то ничего плохого не случилось! Проще было сделать вид, что ничего и не было…

— Поэтому ты их убил? Своих бывших друзей…

Брэдли резко повернулся ко мне и схватил за руки.

— Я не знаю, зачем это сделал! Это все он! Тот, кого вы зовете Байроном… А я… не могу больше бороться…

Где-то под потолком вспыхнул желтый свет. Я зажмурилась, е в силах выдержать его после темноты. А когда вновь обрела способность видеть, Брэдли уже стоял передо мной. Я видела его ясно, как никогда, и в глазах его клубился страх, как и туман вокруг. Я теперь читала его сама, а вторая сущность именно так представлялась ему. Я теперь видела все его глазами, видела его безумие.

— Он здесь, он вернулся… — шептали его губы.

Туман сверкал и растекался, тянув ко мне щупальца. Они подбирались все ближе и ближе, но никак не могли достать. Я с трудом встала, цепляясь за стену, выставляя собственную ментальную защиту. Силы возвращались ко мне. Туман не мог меня достать, видимо, Брэдли все еще пытался бороться.

Я медленно пошла вперед, а туман отступал. Брэдли смотрел на меня полными страха глазами. А еще он просил у меня помощи, любой… Кажется, он был согласен даже на то, чтобы я его убила…

— Покажи мне его, ну же… — попросила я, еще глубже проникая в его сознание.

Туман медленно, будто нехотя, принял форму человеческой фигуры. Брэдли затрясся в судорогах и захрипел. Призрачная фигура увеличивалась в размерах, нависала надо мной, вызывая чувство страха. Я смотрела на желтые переливы, всплохи огней, сосредоточение безумия…

— Борись, Брэдли, борись, — прошептала я.

— Не могу, не могу, не могу…

Я снова нырнула в его сознание и внушила то, что мне было нужно. Байрон отпрянул от меня, а вокруг него возникла белая светящаяся клетка. Раздался оглушающий рык. Байрон забился в клетке, заметался, не в силах вырваться. Я чувствовала, что Брэдли долго не сможет его удерживать, даже с моим внушением. Его вторая сущность слишком сильна, и бороться с ней он уже не сможет.

— Пожалуйста, помоги мне, — хрипел маг. — Прошу тебя…

Клетка с треском лопнула, и желтый туман с воем втянулся в тело Брэдли. Черт, я потеряла связь! Судороги прекратились. Мужчина выпрямился, а его лицо будто потемнело, только глаза бешено сверкали. Это был Байрон… Безжалостный маньяк… Чудовище…

Я вжалась в стену. Байрон сделал шаг вперед. На его губах играла жестокая усмешка. Это был именно тот, кто убивал магов, общим договором скрывших страшную правду о смерти.

— Остановись!

Убийца не слышал меня. Не потому, что внушение не действовало. Он был безумен, по-настоящему, он уже потерял себя и ничего не осознавал.

Хлопнула дверь, и я увидела Габриэля. Он смотрел на меня расширенными от страха глазами. В его руке был пистолет, и он оглядывал помещение в поисках врага, но видел лишь желтый туман. Габриэль бросился ко мне, но я остановила:

— Не подходи!

Он замер, растерянно глядя на меня.

— Выстрелишь, когда скажу, — почти одними губами прошептала я, но мужчина понял.

Давай, Байрон, я — твой главный враг, твоя помеха. Я вторглась в тебя, нарушила планы. Ты же хочешь отомстить?

Я моргнула, и передо мной оказался лишь туман. Сосредоточившись, высвободила всю ментальную магию, все свои силы.

Шаг — призрачная фигура становится плотнее. Мои руки дрожат, и я чувствую, как напряжен Габриэль. Еще шаг — почти человек… Еще немного… Шаг, еще шаг — уже можно разглядеть пыльный мешковатый костюм. Сердце бешено колотится, а по лицу катятся капли ледяного пота… Шаг — и я вижу его глаза, в которых плескается ярость и безумие. Ты ненавидишь меня, но больше ненавидишь самого себя… Шаг — и его лицо передо мной… Губы двигаются, и я слышу:

25
{"b":"586686","o":1}