ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Данте ушел, а я осталась с плачущей Лили. Она говорила и говорила, словно я была для нее единственным собеседником за долгое время. Сказала, что с мужем они давно уже просто соседи, что тепла и любви она от него не видит, что детей у них нет, и никакие целители не помогают… Когда любовь разбилась, уже и не вспомнить, а тут Джордж, красивый, молодой, ухаживать стал. Не удержалась… Кажется, она ждала от меня понимания и оправдания собственным поступкам, но я молчала. Конечно, жизненного опыта у меня не было, но поведение Лили я не одобряла.

Даже не заметила, как на кухне появился Шейн, только услышала, как громко защебетала дракоша и поймала растерянный взгляд Лили.

— Прости меня, — прошептала она, глядя на мужа. — Прости…

— Госпожа, оставьте нас, пожалуйста, — спокойно произнес Шейн, и в глазах его я увидела боль.

Кимми врезалась мне в спину, словно толкая к выходу. Ой, лишь бы он ее не ударил… Я вышла под тяжелым взглядом Шейна, и дверь за мной резко захлопнулась. С кухни доносился женский плач. Что мне делать? Нужно найти Данте!

— Кимми, ты ведь все знаешь, покажи дорогу, — попросила я.

Дракоша полетела к выходу, но, к счастью, Данте мы встретили на крыльце. Он выглядел обескурженным.

— Амари, представляешь, эта самая Стэлла заявила, что ей вообще наплевать, с кем проводит время ее дражайший, — с ходу начал рассказывать доринг. — Оказывается, она уже давно закрутила роман с магом из пограничной охраны и собирается переезжать в столицу. Ну и нравы в этой деревне! Я теперь вообще ничего не понимаю…

— Светлейший, там Шейн пришел. Они с Лили на кухне заперлись, как бы не случилось чего…

Данте бросился в дом и ворвался на кухню, легко снеся дверь. Однако никакой драки, к счастью, не было. Супруги сидели за столом и оба плакали, держась за руки. Ладно, даже если помирились, хорошо, но что же с драконами, в конце концов.

— Амари, простите за эту сцену, — сокрушенно произнес Шейн. — Я сам во всем виноват… Так погрузился в работу, забыл обо всем. А следовало думать о собственной жене…

Данте сел за стол и обвел супругов внимательным взглядом.

— Вы давно знаете об измене? — спросил он.

— Давно, — ответил сквозь зубы хозяин дома. — Но я сам в этом виноват…

— Но ведь поначалу вас переполняли совсем другие эмоции, не так ли?

— К чему вы клоните, светлейший? — подозрительно спросил Шейн.

— Вы, как никто здесь, связаны с драконами. Я думал о проклятье и связи с ними и у меня остался лишь один вариант. Вас переполняли такие сильные эмоции, что с ними едва можно было справиться. Вы проклинали неверную жену, но в то же время продолжали любить ее и обвинять себя в произошедшем. Энергия проклятья была смешанной и противоречивой. Жене навредить вы не хотели, но спонтанной магии нужен был выход. Она подействовала на самых слабых и чувствительных созданий, с которыми у вас, без сомнения, очень сильная связь. Шейн, я очень сожалею, но вы сами причинили вред драконам. Ваше проклятье поразило самых беззащитных…

Данте прикрыл дверь, оставляя супругов наедине. Мы с ним устало опустились на диван. Доринг осматривал стопки собственных книг и, похоже, в этот раз не находил нужных ответов.

— Вы можете снять проклятье, светлейший? — с надеждой спросила я.

— Нет, Амари, к сожалению, нет… Придется возвращаться в столицу и обращаться за помощью к специальному магу… Столько времени потеряем.

Кимми откуда-то спрыгнула мне на колени. Да уж, совсем мы стали неразлучной парочкой. Малышка, лишь бы не заболела… Я прижала к себе дракошу и погладила по теплой чешуе. Чешуйки в лучах солнца из окна сияли. Я осторожно провела кончиком пальца по ним, любуясь этой красотой. И тут заметила нечто, что заставило задуматься. Окраска минидраконов была пурпурной, но если присмотреться внимательней, каждая чешуйка по отдельности была полупрозрачной и переливалась всеми цветами радуги, а лишь все вместе они создавали красный оттенок… Это мне напоминало что-то… Дары мойры!

Я сунула дракончика в руки доринга, кинулась в отведенную мне комнату и достала из сумки заветную шкатулку. Вот оно… Непонятная блестящая пластинка! Теперь я поняла, что это такое! Это чешуйка дракона, только настоящего, большого. Не может быть совпадением это дело с драконами. Кому, как не властительнице судеб знать это! Взяв чешуйку, поспешила показать ее Данте.

Лучшая помощница для целителя

Если я помогу дорингу, это ведь будет просто невероятно! Вдруг в этой чешуйке скрыто спасение для драконов. Мне очень хотелось спасти малышей, а еще больше хотелось быть полезной Данте, показать ему, как правильно он поступил, взяв меня в помощницы. Пусть в этом не совсем моя заслуга, но ведь судьба тоже задолжала мне. Пусть в моей печальной жизни появится хотя бы лучик света.

Я подошла к Данте и протянула ему драконью чешуйку. Доринг повертел ее в руках, нахмурившись, будто припоминая что-то.

— Амари, что это? — спросил он.

— Думаю, вам лучше знать, светлейший.

— Чешуя дракона… Откуда это у тебя, Амари? — спросил Данте, взвешивая вещицу на ладони.

— Светлейший, эта… вещь может помочь минидраконам?

Доринг не обратил внимания, что я проигнорировала его вопрос. Он встал и принялся ходить из угла в угол, как бывало обычно, когда мужчина о чем-то размышлял.

— Кажется, просто чешуйка, но все же есть нечто необычное…

Данте замер на мгновенье, а потом зачем-то поднес чешуйку к лицу и посмотрел сквозь нее на меня, потом на Кимми, притаившуюся в углу дивана. Подошел ближе, еще ближе…

— Удивительно… — проговорил он. — Знаешь, на что это похоже? На специальные стеклышки, которые маги используют для распознавания разных видов воздействий. А этот артефакт, похоже, настроен конкретно на драконов. Я смотрю на тебя сквозь него, а вижу лишь черноту, будто артефакт не срабатывает… А вот Кимми вижу ярко! Вижу ее ауру во всех подробностях! Я так никогда еще не видел магическим зрением, и это поразительно. Идем!

Мы поспешили в драконье жилище. У Данте, похоже, возникла идея, даже глаза загорелись, а мне оставалось лишь надеяться на лучшее. Больные дракончики лежали на сене, заботливо укрытые мягкой шерстяной тканью. Они уже не дрожали и не стонали, и лишь хриплое дыхание говорило о том, что в них еще теплится жизнь. Данте присел над ними и взглянул на них сквозь чешуйку.

— Я вижу, Амари! Вижу черные всплохи в ауре — последствия проклятья. Нужно попробовать убрать их…

Данте встал посреди загона, зажмурился и прошептал несколько слов. Чешуйка вспыхнула, поднялась в воздух и застыла прямо напротив глаз целителя. Артефакт увеличивался в размерах, расплывался, словно растекался водой, превращаясь в прозрачную мерцающую пленку, которая приблизилась к лицу мужчины и прилипла к его вискам, скрывая глаза.

— Это невероятно, Амари, — проговорил Данте, водя руками перед собой. — Я вижу столько всего… Удивительно…

Он продолжал шептать заклинание, и тела минидраконов окутывало нежно-голубое свечение, сквозь которое струйкой вытекал полупрозрачный темный дым, который впитывался в пленку на глазах Данте. Завершив ритуал, Данте бросился наружу и быстрым шагом направился к лесу. Я побежала вслед за ним, но мы не успели дойти до деревьев, потому что все минидраконы вдруг разом вспорхнули и полетели к нам навстречу. Они словно чувствовали зов драконьего артефакта. Даже Кимми была здесь.

Малыши окружили Данте, усаживаясь в траву. Он шептал заклинание, а драконы сидели, зажмурившись, словно наслаждаясь теплом голубого свечения. Дымок заклубился над головой доринга, который стоял, раскинув руки. дракончики раскачивались в такт напевным словам заклинания. Ритуал длился и длился, а потом, в одну секунду, дым втянулся в мерцающую пленку, и она разлетелась брызгами воды.

Данте стоял с закрытыми глазами и улыбался. Минидраконы поднимались в воздух один за гругим, и каждый из них задевал крылом раскрытую ладонь доринга, будто благодаря его за спасение. Только Кимми не улетела никуда, продолжая сидеть в траве и внимательно следить за нами. Данте покачнулся и повалился назад, а я едва успела его подхватить. Сама опустилась на траву и устроила его голову у себя на коленях. По лицу Данте стекали капли воды, а глаза были воспаленными, красными. Мужчина тяжело дышал, а сердце его бешено колотилось.

14
{"b":"586687","o":1}