ЛитМир - Электронная Библиотека

Камилла вздохнула и устало опустилась в кресло. Она и вправду выглядела несчастной, а при упоминании имени мужа вздрагивала, словно от удара. Вряд ли она пожелала избавиться от него навсегда…

— Что вы хотите знать? — тихо спросила она.

Я подошла к ней, села рядом, прикоснулась к дрожащей руке.

— Камилла, вы обращались когда-нибудь к некой мадам Дрэйк? Знахарке…

Женщина помолчала немного, а потом стала рассказывать тихим монотонным голосом:

— Подруга посоветовала… Сказала, что мадам Дрэйк приехала откуда-то с востока, а у них там своя магия, не похожая на нашу. Сказала, что она все может… все, что попросишь… У нас с Троем давно все разладилось. Жили, как соседи, даже ребенка я не смогла ему подарить. Чувствовала, что стал он холодным, чужим… А мадам Дрэйк сказала, чтобы не волновалась я, что все можно исправить. Только, говорит, надо, чтоб это мое самое заветное желание было, чтобы ничего другого не хотела, как этого…

— И что же вы попросили?

— Счастья я для него попросила… Для Троя. Подумала, пусть ему хорошо будет, даже без меня… Люблю я его очень… так люблю, что умереть хочется…

— И что сделала мадам Дрэйк?

— Ничего не сделала. Просто сказала, что желание мое обязательно исполнится, что есть способ один… надежный… Надежнее всякой магии.

— Что за способ такой?

— Не знаю… Не поверила я ей. Убежала, даже денег не заплатив. А через несколько дней этот ужас с Троем случился. Я подумала, что меня боги наказали…

— При чем тут боги? Камилла, почему вы не рассказали об этой проклятой знахарке никому?

— Не знаю… правда, не знаю…

Я почувствовала непреодолимое желание сейчас же придушить эту неведомую мадам Дрэйк, которая оказалась замешенной во всех несчастьях моих новых друзей. Что это за колдовство такое, разрушающее жизни? Камилла счастья для любимого мужа попросила, а что вышло? Трой забыл ее напрочь и теперь считает себя убийцей. Это счастье что ли? Больше похоже на проделки какого-то злобного мага, который специально творит гадости для собственной забавы. Но ведь у мадам Дрэйк множество клиентов, которые полностью довольны ее работой… Что ж, пора встретиться с этой загадочной знахаркой. Вот только Шермана дождусь, и продолжу расследование!

Зловредный дух

Я сидела, как на иголках, в ожидании Шермана. Трой все хотел поговорить со мной, спрашивал, чем я расстроена, но я лишь отмахивалась. Сейчас я могла думать лишь о том, что вот-вот распутаю клубок, разгадаю тайну. Единственным слабым звеном в стройной теории участия в этом деле загадочной знахарки оказалась я сама. Ведь я точно знала, что никогда не обращалась к ней за помощью… Впрочем, после истории с подписанием бумаг на имущество, о котором я совершенно не помнила, я бы ничему не удивилась. Неужели я все-таки обращалась к мадам Дрэйк? Если подумать, для меня это совершенно не свойственно… Мне бы и в голову не пришло обращаться к магам, даже если бы я совсем отчаялась. Не то, чтобы я не верила им, просто считала всегда, что все должно быть естественно, послано свыше, а не навеяно магией.

Тогда почему я слышала тот странный голос? Да и слова о заветном желании… Я сегодня слышала их несколько раз, от всех своих друзей по несчастью. Наверняка это ключ ко всему… Ключ! Я вновь вспомнила ту ночь, когда разговаривала с неведомым существом из подвала. Словно наяву ощущала тяжесть золотого ключа в руке… Было ли это на самом деле? Наверняка… Я теперь могу отличать видения и реальность. Создание с шипящим голосом все еще там, внизу, и ждет меня. Не знаю, что меня остановило тогда… Почему я не открыла дверь, почему сбросила чары…

Наверное, я стала намного сильнее. Да, у меня есть заветное желание, но дело в том, что оно уже почти сбылось. Шерман подарил мне столько радости, подарил ощущение защиты и покоя. Мне не хотелось больше жить в выдуманном мире, в отличие от моих друзей. Они каждый раз выбирали иллюзии, несмотря на то, что они были ужасными. Наверное, у них не хватало сил, не было сильного стимула жить в реальности, оттолкнуть видения, а у меня есть теперь. У меня теперь есть Шерман.

Доринг вернулся к ужину. Я еле дождалась его, извелась вся. Увидев его, тут же вцепилась и принялась рассказывать обо всем, что мне удалось узнать за этот долгий день. Не умолчала и о ночном происшествии, рассказала про голос, про золотую дверь и ключ. Шерман серьезно отнесся к моим словам и заставил меня пообещать, что я больше никогда не пойду одна к подвалу. Ну а как не ходить? Может быть, я единственная, кто может раскрыть эту тайну… Единственная, кто слышит злополучный голос. Ну почему это существо выбрало меня?

— Лия, ты меня слушаешь? — спросил Шерман, нахмурившись.

— Прости…

— Я знаю, что в твоей головке уже созрел план по всеобщему спасению, но даже не мечтай об этом, — строго сказал доринг. — Я сам разберусь с этой знахаркой и с тварью, засевшей в подвале. А тебе лучше уехать…

— Шерман, ну пожалуйста…

— Я зря послушал тебя, привез обратно…

Я притянула его к себе, обняла за плечи.

— Пожалуйста, послушай меня. Я смогу помочь, правда, я чувствую. Ты не справишься без меня, Шерман. Это существо… ему что-то нужно от меня, почему-то именно от меня.

— Лия, мне страшно за тебя, — прошептал Шерман, прижимая меня к себе. — Мне хочется оградить тебя, спрятать от всего. Ты так дорога мне.

— Не спрятаться от самой себя, пойми. Я должна разобраться, прежде всего, для себя самой. Ты говорил, что покажешь мне другую жизнь… Я очень хочу, но это невозможно, пока преследует прежняя. Нужно все закончить и оставить в прошлом.

— Только пообещай, что ничего не станешь делать без меня.

— Тогда и ты пообещай, Шерман. Мы сейчас идем с тобой к мадам Дрэйк, и даже не пытайся возражать.

Доринг возражать не пытался. Я выяснила у Карэн, где живет знахарка, и мы с Шерманом поехали по вечерней столице. Апартаменты мадам Дрэйк арендовала в центре города, неподалеку от дворцовой площади, из чего следовало, что дела у нее шли очень удачно. Дом оказался небольшим, но очень добротным — из белого кирпича, с железной двускатной крышей и высоким забором, увитым зеленью. Калитка оказалась распахнутой, и мы вошли во двор. Из дома вышла невысокая смуглая девушка в широких шелковых брюках, длинной тунике и ярким платком на голове. Я сразу поняла, почему-то, что она не знахарка, потому что представляла ее более эффектной женщиной.

— Сегодня приема нет! — воскликнула незнакомка неприятным высоким голосом. — Приходите завтра — начнется запись на следующий месяц.

— У нас срочное дело, — невозмутимо ответил Шерман. — Проводите к мадам Дрэйк, пожалуйста.

— Но я же сказала…

— Мы можем вернуться с констеблями, — предупредил доринг. — Стоит ли все усложнять?

Девушка злобно зыркнула на меня, развернулась и пошла в дом, махнув нам рукой.

Когда я вошла внутрь, мне сразу же захотелось вернуться на воздух. В доме витал резкий сладкий аромат, от которого у меня голова заболела. Кругом разливалось буйство красок. Повсюду ковры с причудливыми узорами, мягкая мебель с подушками, шелковые занавески, разделяющие комнаты.

— Кто там, Карима? — раздался низкий бархатный женский голос.

В комнату вплыла… Да, по-другому я не могла бы сказать. Именно, вплыла… Высокая стройная женщина в дивном роскошном наряде. Длинное красное платье со шлейфом, расшитое золотом, с широкими длинными рукавами. Ее вьющиеся черные волосы рассыпались по плечам, слегка прихваченные золотой диадемой, а сверху укрыты прозрачной длинной вуалью, украшенной россыпью сверкающих камней. Женщина явно была в возрасте, но это не мешало ей быть ослепительно красивой — смуглая, с огромными глазами цвета спелых вишен, пухлыми губами, тонкими черными бровями. Я даже дар речи потеряла от такой красоты.

— Простите, я пыталась им объяснить… — пролепетала Карима.

— Здравствуйте, — сказал Шерман. — Простите, что пришли в неурочное время, но вопрос не терпит отлагательств.

Знахарка вдруг одним плавным движением скользнула к нему и дотронулась пальцами до щеки. Мужчина вздрогнул, а меня кольнула ревность. Наверняка все мужчины в восторге от такой красавицы…

19
{"b":"586688","o":1}