ЛитМир - Электронная Библиотека

— У вас не было сомнений в реальности происходящего?

— Нет, что вы! Я даже подумать не могла…

Корделия замолчала, и в ее глазах блеснули слезы. Шерман испытал почти непреодолимое желание обнять ее и утешить. Как же случилось, что она одна? Ведь одиночество едва ли не довело ее до безумия!

— Сестра увидела букеты и решила выяснить, что это за мужчина, — продолжила Корделия. — Я ей ничего рассказывать не стала, и она стала расспрашивать работниц. Оказалось, никто из них Джеральда не видел, хотя это было странно, ведь он даже в мастерскую иногда заходил. А еще она выяснила у цветочницы, что торгует по дороге к нашему дому, что я каждый день сама покупала букеты! Это… это просто ужасно. Не знаю, как так вышло… Не знаю, почему мне все это привиделось…

— Мы во всем разберемся, обещаю, — мягко проговорил Шерман, подходя к ней.

Чтобы провести диагностику, необходимо было прикоснуться к ней. Это одновременно радовало и волновало доринга, а руки дрожали. Мужчина в очередной раз обругал себя за несвоевременную реакцию. Ведь не мальчик уже давно, взрослый мужчина, а, значит, должен мыслить здраво. Он целитель, а Корделия — пациентка! Пусть и выглядит, словно волшебная нимфа…

Шерман протянул руку, коснувшись кончиками пальцев волос девушки…

— Вы позволите мне? — зачем-то спросил, разглядывая ее тонкий профиль.

— Конечно, светлейший, — прошептала Корделия и закрыла глаза.

Доринг положил ладонь на затылок девушки и попытался сосредоточиться, высвобождая магию. Это оказалось непросто. Так не вовремя возникшая симпатия мешала, направляя мысли совсем в иное русло. Но Шерман взял себя в руки и зашептал заветные слова заклинания.

Лаура была права — никаких признаков душевной болезни доринг не обнаружил, а вот аура была очень странной. В ней не было повреждений, наоборот, она словно недавно полностью обновилась, не оставив в себе следов повреждений. Такое было невозможно для взрослого человека. Каждый поступок, каждое происшествие оставляет на ауре свой отпечаток, а уж душевная боль и подавно. Похоже, еще один интересный случай…

Будни в мире грез

Обычно при виде красивых мужчин у меня возникали одни и те же мысли. Я думала о том, что какой-то женщине очень повезло. Причем зависти я не испытывала, а лишь странную радость за эту неизвестную мне женщину, а еще грусть… Ведь есть они, такие красивые, воспитанные, успешные, так почему же мне никак такой не встретится?

Вот взять Шермана Стонфилда… Ведь не мужчина, а мечта… Высокий, подтянутый, с темно-русыми волосами и серыми глазами. А улыбается как… Что-то есть в его взгляде… Манящее, притягательное… Словно он постоянно думает о чем-то хорошем, но не решается сказать. И видно, что он правда заинтересован в помощи, что ему не все равно до моих проблем. Повезло же его жене… А втом, что эта самая жена существует, я почти не сомневалась. Не может такой мужчина быть один.

Когда доринг зашептал заклинание, я, кажется, задремала. Мне привиделся пляж с золотистым песком, море и солнечные блики, играющие на волнах. А еще мелодия… Такая заунывная, навязчивая… Уже несколько дней меня преследует. Я принялась напевать ее, раскачиваясь из стороны в сторону…

— Корделия!

Реальность обрушилась на меня, словно болезненный удар. Хотелось остаться на том золотом пляже и никогда больше не возвращаться в настоящую жизнь. Шерман стоял передо мной, склонившись, сжимая ладонями плечи.

— Как вы себя чувствуете? — спросил он, смотря с тревогой в мои глаза.

— Голова немного кружится, — призналась я.

Смотреть на мужчину я решительно не могла. Он казался мне слишком… нет, не то, чтобы красивым… Было в нем нечто магическое, наверное, связанное с его способностями. Возможно, со всеми магами так, не знаю, еще не приходилось с ними общаться так близко. Разве что с Лаурой, но рядом с ней ничего такого я не чувствовала. От Шермана веяло энергией — теплой, приятной, словно передо мной не обычный человек, а некая волшебная сущность, скрытая за людской личиной… О боги, о чем я думаю! Похоже, и вправду чокнулась!

— Это от успокаивающего заклятья. Вы не волнуйтесь, к вечеру пройдет, просто привыкнуть нужно.

Шерман пододвинул стул и сел напротив меня, очень близко, продолжая разглядывать, словно я сама тоже неведомое существо.

— Что со мной, светлейший? — тихо спросила я, разглядывая вышивку на его жилете, который виднелся из-под удлиненного черного пиджака.

— Не могу вам сказать пока.

— Я сумасшедшая? — спросила, решившись взглянуть в его глаза.

У меня тут же мурашки побежали по коже, а щеки запылали. Мужчина смотрел так, словно я… словно…

— Вы не сумасшедшая, будьте уверены, — произнес он. — Просто мне нужно понять, что породило ваши видения. Может быть, душевное состояние, а может, воздействие извне… Скажите, вас беспокоит одиночество?

— Вы о чем? О мужчинах? Наверное… Да, беспокоит…

— Человек — очень сложное существо. Сознание иногда подкидывает такие сюрпризы, что впору романы писать. Возможно, ваши внутренние переживания и вылились в видения.

— Такие реальные? — удивилась я.

— Это же ваше сознание, — пояснил Шерман. — Вы считаете реальным все, что оно создает… Знаете, Корделия, я бы хотел, чтобы вас осмотрел еще один доринг… независимый. Ну, чтобы выводы были более объективными. Вы не против?

— Как скажете, светлейший.

Мне показалось, что Шерман сказал мне не все. Ему явно что-то не понравилось в моем состоянии, но посвящать меня в подробности он явно не собирался. Я же не хотела расспрашивать, опасаясь, что он скрывает от меня нечто страшное. Я пока не готова была это услышать и предпочла побыть в неведении. В чем плюс безумия? Можно побыть в выдуманном мире хоть недолго…

— Мне кажется, вы правы, светлейший, — произнесла я.

Казалось, что я привыкла немного к его энергии и уже могла смотреть на него хотя бы по несколько секунд, а в другое время притворяться, будто меня очень интересует обстановка его кабинета.

— Знаете, этот мужчина… Ну, которого выдумала… Мне ведь сразу казалось, что он не может быть реальным. Он говорил то, что мне хотелось, был таким, каким я выдумывала себе идеального мужчину.

— Значит, солдат императорской стражи? — уточнил Шерман, улыбнувшись.

— Мне очень нравится их форма. Красивая очень…

Мы улыбнулись друг другу, а я сама себе удивилась. Надо же, как разоткровенничалась с ним. Вроде стеснялась, и неловко было, а поговорить хотелось. Казалось, что именно Шерман сможет понять меня и помочь на самом деле.

— Как вам у нас? Хорошо устроились? — спросил Шерман после некоторой паузы, будто искал способы продлить наше общение. — Соседи не донимают?

— Все хорошо, — ответила я. — Соседи странные, конечно… Хотя, я ведь и сама такая, так что компания вполне подходящая.

— Вы обращайтесь ко мне, если что… В любое время.

В любое время… Хорошо бы… Прийти просто так, поговорить, искупаться в лучах его чудной энергии. Все-таки замечательный мужчина… Я бы еще побыла рядом с ним, хоть целый день бы торчала в кабинете, но в коридоре уже толпились мои соседи. Вот плачущая Мэй, угрюмый молчаливый Райан, а еще Карэн, упорно закрывающая лицо волосами, ну и веселый приветливый Трой, которого я начала бояться после неожиданного откровения про жену. А ведь еще у Шермана есть другие отделения, где обитают экземпляры намного хуже… Да уж…

Я по-прежнему плохо себя чувствовала. Голова просто раскалывалась. Вернувшись в свою комнату, залезла на подоконник и с наслаждением прильнула пульсирующим виском к холодному стеклу. Безделье просто меня убивало. Почитать бы что-нибудь, но эта ужасная головная боль… Боги, как же я дошла до такой жизни? мартина наверняка уже растрезвонила по всему городу о том, что ее любимая сестрица сошла с ума. Какой позор… Еще и подробностей наверняка напридумывала душераздирающих! Ох, пусть бы мне побольше успокаивающей магии прописали, чтобы забыть все, что случилось. Эти ложные воспоминания о несуществующих отношениях такие яркие, а самое ужасное в том, что они самые приятные за всю мою жизнь. По сути мне больше и вспомнить-то нечего, что бы радовало душу. Нужны новые впечатления, реальные, приятные, вот только где их взять? Какие впечатления могут появиться в Доме скорби? Разве что полюбоваться украдкой на доринга…

5
{"b":"586688","o":1}