ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Праздник Непослушания
Домашнее образование. Выбор современных родителей
Закон трех отрицаний
Красный дом
Широкая кость
Альтерфит. Восточная программа для женской красоты и полного очищения организма и души
Искусство быть невидимым
Мальчик в свете фар
Убежище

– Никита, – голос у Рытова был хриплый, будто он проспал всю трапезу. – А ты же мне отказал тогда, да?

Тот перевёл глаза на Рытова, будто отвлекаясь от прекрасного сна за окном. Лицо сразу стало хитро-застенчивым.

– Отказал. Но это ещё до тебя было.

Рытов приподнял одну бровь.

– Ты не пей больше.

Никитос улыбнулся смущённо, неловко пожал плечами.

– В смысле, я давно решил, что больше ни-ни.

Рытов подумал, что никогда не слышал, чтобы у Никиты кто-то был. Он, если подумать, вообще мало что знал о его жизни.

– Что так кардинально? – он взял из тарелки последний помидор черри, положил в рот.

Никита отвернулся к раковине, но ответил.

– Опыт разочарований длиною в пятнадцать лет. Довольно мучительный. Люди подлы, тупы, ничтожны, завистливы – я не открываю сейчас тебе Америку.

Рытов даже перестал жевать. Видимо, Никита был пьянее, чем казался. Запахло цитрусовым средством для мытья посуды. С улицы не умолкали голоса Пашки с Нодари.

– Ну не все же…

Рытов окончательно вынырнул из сытой неги. Никита продолжал разговор, не поворачиваясь.

– Ни одного из теперешних секс-партнеров я не хочу видеть, проснувшись утром. А кого хотел бы, те просыпаются сами по себе, с мамами, с женами или с другими мужиками.

Рытов задумался, есть ли в этом разделении какой-то намёк на него? Но Никита, казалось, вообще забыл о нём, продолжая размышлять вслух.

– Возможно, и я вел себя неправильно – как сильный и независимый партнер, претендующий на равенство в отношениях. Возможно, нужно было унижаться и просить кого-то не бросать меня, а кого-то не бросать самому, мирясь с его кретинизмом. Но не сложилось. И к счастью. По крайней мере, я не потерял себя.

Он вдруг повернулся с совершенно спокойным лицом, и Рытов с облегчением понял, что этот разговор не приносит ему страданий, скорее Никита озвучивает свои давнишние хорошо обдуманные решения. Конечно, не Рытову давать какие-то советы, но логика беседы предполагала какой-то утешительный завершающий штрих.

– Людей вокруг много. Каждый день можно встретить кого-нибудь.

От спокойного взгляда ему стало не по себе. Он взял пустой бокал, опрокинул в рот последнюю каплю кваса.

– Нет, – Никита улыбнулся ему как мудрец, видящий обманщика Рытова насквозь.

Рытов смотрел на него и чувствовал, как эта убеждённость начинает передаваться и ему. Он подумал о преданном Дане, о разводах, изменах и ссорах окружающих его людей. Никита умён, наблюдателен и умеет делать выводы из прошлых ошибок. Он знает то, о чём Рытов даже не задумывался. В отличие от него, тот хотел и искал. Рытов повернул голову к окну, и Никита, уловив его мысль, согласился:

– У них получилось.

– У любого может получиться, – Рытову стало даже неудобно за себя, вещающего банальности.

Он взялся составлять грязные тарелки одна на другую, поднялся на ноги, зазвенел приборами. Никита забрал тарелки из его рук, закидывая в рот половинку малосольного огурца. Вопреки сумрачности беседы, вид у него был безмятежный.

– Мой поезд тю-тю. Дай ещё вот то блюдце. Без любви долговременные отношения невозможны, сам видишь, – и он кивнул в сторону крыльца.

В Рытове проснулся технарь.

– А что тебе нужно, чтобы влюбиться?

Никита брякнул тарелками в раковине и неожиданно бодро отчитался:

– Случайная встреча. Не механический системный поиск. Яркая искра. Абсолютно новый человек в нашем кругу. Раскованные, свободные взгляды. Широкий кругозор. Лёгкий, незашоренный интеллект. Свободное лавирование в постмодернистских отсылках. Ничего подобного я не встречаю. Меня окружают скучные, неумные, неинтересные, ничем не увлекающиеся люди, придавленные жизнью, – он повернулся, стряхнул воду с рук на пол и нарочито строго сдвинул брови. – Ну и программисты всякие.

Синие глаза засветились озорным хмелем. Рытов прыснул, глядя на смешную морду, которую Никита ему состроил. Оставалось только догадываться, насколько серьёзно он говорил. В дом ввалились мужики, требуя винища. С улицы тянуло прохладой и сыростью.

– Цветы мне там не помяли?

Пашка пожелал запечатлеться, достал телефон, протянул Рытову. Они долго толкались рядом со столом, пытаясь попасть в кадр со всеми бутылками. Рытов издевался как мог, командуя пьяненькими друзьями, – одного Нодари только раза два передвинул, чтобы тот не засвечивал кадр своей лысиной. Когда все застыли, Никита проговорил, не двигая губами:

– Атос, Портос и Никитос.

…Дисплей отражал трёх закатывающихся алкашей с полупустыми бутылками. Рытов выключил телефон и встал с табуретки. Луна провожала его пустым взглядом до балконной двери. Мотылёк продолжал свой неравный бой с оконным стеклом.

========== Глава V ==========

Он в третий раз безрезультатно перечитывал письмо от финансового директора. Смысл в мозгу не застревал. Тем более, отвлекал Йоффе из юридического, ошивающийся у них уже чёрт знает сколько. Рядом с Даном. Вис на нём, будто калека. У Йоффе вообще была отвратная манерка виснуть на окружающих. Он и по офису передвигался, хватаясь за всех по пути своего следования, словно ленивец.

Рытов раздражённо щёлкнул мышкой. Этот финансовый директор сам-то понял, что написал? Ахинея какая-то! Или письмо закриптовано?.. Йоффе панибратски закинул руку Комерзану на плечи, размахивая второй граблей и что-то воодушевлённо проговаривая, словно пьяный поэт-песенник. Ему что, работать не надо?

И сам не понял, как встал и направился к праздному коллеге.

– Михаил, ты защищаешь нашего Дана от уголовного преследования своим телом?

Йоффе без тени смущения поглядел на Рытова, заржал, показательно уложил кудрявую башку Дану на плечо. Хорошо быть идиотом, всё тебе прощается. По необъяснимой причине Дан терпел этого паяца рядом. В том смысле, что не смотрел на него снулой рыбой, как на Рытова. А смотрел очень даже приветливо. Дурак дурака?..

– Олег Игоревич, – театрально воскликнул Йоффе, закончив свою пантомиму с прижиманием к Комерзану. – Вы сразитесь со мной во вторник на шарах?

– На огненных? Как в фэнтези?

Программисты загыгыкали, а Рытов небрежно запихнул руки в брюки. В их редких пикировках Рытов всегда был остроумнее, а Йоффе громче.

– Ну, если в боулинге позволит пожарная безопасность – можно их и поджечь.

Точно. Была рассылка по офису насчёт корпоративной пьянки, завуалированной под боулинг.

– Решено: вторник, я, ты и наши горящие шары.

Комната содрогнулась от реготания внезапно очнувшегося дизайнера, Дан отвернулся от общего веселья и уставился в монитор, а Рытов с раздражением подумал, что шутка была безыскусна. Он поспешно вернулся к себе за стол и принялся за треклятое письмо от финансового. Йоффе тоже свалил, и в комнате стало тихо, но внимание всё равно куда-то утекало. Вернее, не «куда-то». Рытов чётко ощущал противное, навязчивое, словно комариный писк, неудовольствие. Будто он только что дал маху, подставился. Он ловил реакцию Дана на себя, сравнивал, как тот смотрит на него и других, как говорит, как реагирует, и сам факт этого ревнивого бдения был унизителен. Прилипале Йоффе Дан внимал с улыбкой, а при появлении Рытова будто вышел из комнаты, и это задело самолюбие. Да и задел сам факт, что оно «задело». Раньше он вообще не принимал чужие взгляды или реакции на свой счёт. Они ведь чужие. Ну не нравится он кому-то, не интересен – так это совершенно естественно. С него-то не убудет от чужих «не нравится». А сейчас прокручивал пустой диалог с Йоффе по пятому разу в голове, обдумывая, не выглядел ли дураком, не выдал ли своего ревнивого раздражения. Йоффе-то стопроцентный натурал, ему такое и в голову не придёт, но Дан – теперь Рытову стало казаться, что тот улавливал все его «залипания» с самого начала. Он сам себя бы заподозрил на месте Комерзана. В конце концов, Рытов не особо шифровался, уверенный в своей неуязвимости: и пялился, и двусмысленности говорил. Он поднялся с места и направился вон из офиса. Внутренний двор оккупировали курильщики, но до дальней лавочки они не добрались. Рытов плюхнулся жопой ко всем гуляющим, достал телефон для вида. Только сейчас, слушая беззаботный трындёж коллег понял, как же хорошо ему жилось без всяких симпатий! Нервяк какой-то, словно после бессонной ночи. То ли спать ложиться, то ли бежать куда. В чём кайф? Он быстро набрал сообщение Пашке «гавно ваши амуры» и через минуту получил «нытик» в ответ. Рытов убрал телефон в карман пиджака и подумал «пошёл на хер этот боулинг».

10
{"b":"586690","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путь художника
Случай из практики. Цветок пустыни
Расколдуйте это немедленно!
Тот, кто стоит снаружи
О влиянии Дэвида Боуи на судьбы юных созданий
Спаси меня
Прекрасный подонок
Пятая колонна. Made in USA
Хризалида