ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Хищные птицы
Карма рождения. Ведическая астрология. Часть 1
Кулинарная КОНСЕРВАтория. Проверенные годами и поколениями рецепты заготовок от классических до экзотических
Как убежать от любви
Бессердечно влюбленный
Приморский детектив
Разговорная грамматика английского языка
До того как
Незнакомка, или Не ищите таинственный клад

Рытов зажмурился, от ветра из окна глаза начали слезиться. Всё это так, так… Но что сейчас с ним было? Руки до сих пор потряхивало, и в ушах какой-то неприятный шум, как от перегрузок. Он помотал головой. Нет, ему этого не надо. Никаких внезапных неконтролируемых реакций ему не надо. Это так же пугающе, как анафилактический шок от безобидной ягоды.

Дан вдруг пошевелился, вскинул руку, потёр лицо. Рытов повернулся к нему, отвлекаясь от напряжённых самокопаний, присмотрелся и сразу понял: тому было в разы хуже. Машина дёргала и ревела, генеральный шнырял из ряда в ряд, и бедный Комерзан зеленел на глазах. Он пару раз прижал ладонь ко рту, глубоко задышал, начал сглатывать, характерно подаваясь вперёд подбородком. Рытов встрепенулся, пододвинулся к Дану.

— Смотри на статичные предметы за окном, - он старался говорить тихо, чтобы не позорить того перед коллегами. Неожиданная для самого себя тактичность. – Мозг должен фиксировать, что ты двигаешься в пространстве, и адаптироваться к скорости. Смотри на дома, на деревья, провожай их взглядом, как координаты на карте.

Тот послушно водил глазами, старательно выполняя наказ. Бедный, даже испарина над губой выступила. Он так пристально впивался взглядом в каждый куст, будто снайпера выглядывал. Рытов сидел неоправданно близко и чётко понимал это. Подумалось, а не сжать ли его плечо в имитации поддержки. Интересно, какие у него руки? Напряжённые, костлявые, жилистые? Очень кстати всплыл кадр из того сна, Рытов медленно моргнул, словно подзаводя себя за каким-то хером. Будто мог позволить себе поиграться с огнём. Идиот похотливый.

Деревья и дома мелькали за окном, генеральный жаловался на условия кредита в банке, а он, притихнув, сидел рядом с Даном, будто боялся, что прогонят. Того, похоже, отпускало. Лицо заметно расслабилось, дыхание выровнялось, грудь ритмично поднималась под рубашкой. Рытов откинулся на спинку, посмотрел вперёд на широкий проспект перед капотом. Словно издеваясь, ему в лицо светило сразу три красных светофора, и он невесело ухмыльнулся. Не больно-то и хотелось – это когда уже хотелось, но ещё не больно.

***

Они вышли из здания, и генеральный повернулся к остальным.

— Ну, вроде всё прошло неплохо, только… - и он покосился на Дана. – Только под конец она как-то притухла, нет?

Рытов фыркнул. Притухла. Конечно, притухнешь здесь, когда твой павлиний хвост проигнорировали. Генеральный поглядел на Рытова, укоризненно покачал головой.

— Нет у тебя снисхождения к маленьким женским слабостям, Олег, - а сам улыбается глумливо.

Значит, не один он заметил, как Мария возбудилась на их чудо-мальчика.

— Это всё от моих мужских комплексов, - псевдосмиренно покаялся Рытов.

Комерзан молчал, отстранённо смотрел в телефон. Он вообще сразу выключался из разговора, как только переставали говорить о работе.

В кабинете у Марии он был неебически хорош – так увлечённо обсуждал с ней её простенькие идеи, что та два раза понижала температуру на кондиционере. Когда Дан пристально смотрел ей в лицо, как он умеет, та рассеянно разглядывала графики, теребила медальон в декольте, кивала невпопад. Рытов злорадно смотрел на нервничающую Марию. Когда-то он мысленно желал ей «побывать на его месте», и поди ж ты. Было чертовски приятно наблюдать, как она осаждает эту обманчиво приступную крепость. Уж он-то знал, что дальше моста через ров её никто не пустит.

Она согласилась на все доводы Дана. Смотрела на него смущённо-зачарованно и не находила контраргументов. В основном потому, что Дан был прав – всё, что она требовала изначально как необходимые доработки, было непродуманной ерундой, которая при ближайшем рассмотрении не решала ни одну из озвученных проблем. Дан, уставившись бедняжке прямо в глаза, негромко обговорил с ней все нюансы, переписывая требования на ходу. Остальные даже не лезли в этот сеанс гипноза, уж больно Комерзан был хорош в своей логичности, доходчивости. Правда, под конец девочка пообвыклась и захотела себе такую игрушку. Выдала несколько шуточек на грани, пару раз накрыла своей рукой его ладонь, якобы забывшись в процессе обсуждения. Рытову показалось, что он слышит клацанье пустых клешней. Понятно, что, прощаясь, та не сдержалась - поджимала губки и язвила, ведь все выстрелы оказались в молоко. Он покидал комнату Марии со мстительной мыслью «знай наших».

Генеральный направился к машине, но Дан вдруг сказал: «Я на метро». Как обычно, без сантиментов. Рытов уловил недоумённый взгляд генерального и почему-то поспешил объяснить, будто заступаясь. Кивнул на машину, красноречиво скривил морду и прошептал «укачало». Генеральный кивнул как-то самодовольно, будто этот блевотный факт говорил о его удали, и махнул остальным рукой, дескать, поехали. А Рытов подумал целую секунду и сказал:

— Езжайте тогда. Мы на своих двоих, - и спешно двинулся вслед за уходящим Комерзаном.

Что удобно в Дане – с ним легко было избегать неловкого молчания. Говори о работе — и не ошибёшься. Тот включался в обсуждения охотно, заинтересованно. Рытов вёл разговор от проекта к проекту, нависая над Даном в полупустом вагоне. А этот гадёныш смотрел словно в самый мозг, практически не мигая. У Рытова срабатывали все рефлексы, положенные при такой близости и визуальном контакте. Взгляд предательски сползал на двигающиеся губы, на еле заметную ямочку на подбородке. Смысл слов ускользал, почему-то стало неуютно, будто он делал какую-то херню.

Рытов отвернулся к пёстрой карте метро, поводил глазами по линиям, продолжая кивать на идеи железобетонного Дана рядом. Вдруг вспомнилась Мария с её обиженной мордой. Жалко всё это, и он сейчас жалкий. Завёлся, залип на какого-то мальчика, пусть даже трижды умненького. Очень конструктивная трата энергии и времени! Примерно так же, как злиться на погоду. Рытов повернулся к Комерзану, устало глядя тому в лицо. Парень как парень, и не такой уж молоденький, кстати. Невыносимо захотелось назад, в себя, в свою волю, в свой покой.

— Надо было Марии хуй свой пообещать, вместо доработки по авторизации. Она бы согласилась. И время нам сэкономили бы.

Собственные слова выдернули из мерцающего и туманного. Выровняли ощущения, протрезвили. Он с облегчением выдохнул, неспешно достал мобильный, полез проверять почту. Осиротевшие на целый день сотрудники уже строчили ему о своих бедах, ящик мигал парой десятков непрочитанных посланий. На душе успокоилось.

— Прям не глядя согласилась бы?

Ровный голос потянул его за кишки. Палец соскочил с дисплея, приложение закрылось, и с экрана засветило приевшееся вьетнамское солнце. Рытов с омерзением осознал, что сердце пустилось вскачь.

— Смотря как бы ты его прорекламировал, - вскачь понёсся и язык, похоже.

— Я поправлю презентацию с учётом этого требования.

Отмороженный фраер. Даже не улыбнулся. Смотрит в упор, будто издевается. Рытов уставился в ответ, заебало отводить глаза. Дан снова замер, словно фотографировался на документы — без выражения, без вызова, без страха. А Рытов будто холодное желе проглотил. Он ждал хоть какого-то сигнала, чтобы уже понять, какого хера вытворяет этот истукан. Или он ничего не вытворяет, а просто шутит в ответ?

— Выходим, - сказал тот, и Рытов моргнул.

========== Глава III ==========

— Что за мещанство, на кой хер вам кофемашинка?

Рытов снисходительно оглядывал чёрный пузатый агрегат на Пашкином столе. Он весь день пестовал своё раздражение и принёс его к Пашке, безнаказанно изливать. Друг философски поднимал то брови, то плечи, привычно игнорируя чужие подъёбки. Кивнул на стул напротив, щёлкнул включателем на чайнике.

— Ты пломбу поставил?

Рытов скривился.

— Ну что ты за сука, Паш. Я пришёл от проблем отвлечься, а ты меня новыми загружаешь.

— Два месяца, Алеко. Два! Ты хочешь зуб потерять?

4
{"b":"586690","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Щегол
Элегантность ёжика
Бегущий за ветром
Я тебя люблю?
Бояться, но делать
Чужая кровь
Ты за это заплатишь
Князь Вольдемар Старинов. Книга вторая. Чужая война
Удачный день