ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стихия запретных желаний
В моей голове
Русич. Бей первым
Креативность
S-T-I-K-S. Век стронга недолог
Что скрывает кандидат?
Секреты успешных семей. Взгляд семейного психолога
Вскормленные льдами
Клиенты на всю жизнь

Хотелось помолчать. Помолчать обо всём.

Хайруллин стянул презерватив, завязал его, поднялся и пошёл в душ. Да, не всем нужны откровенные разговоры после первого секса с новым партнёром.

Тарас пришёл в себя, услышав шум воды. Он собрал разбросанные вещи и так и стоял с ними посреди коридора, пока гость не освободил ванную. Они ни словом не обмолвились: в молчании привели себя в порядок, оделись, прошли на кухню. Динияр по заведённой привычке курил возле открытого окна, а его рыжая принцесса возилась возле плиты с туркой. Что-то изменилось? Определённо. С одной стороны. С другой — ничего. Совсем. Та же кухня, те же действия, те же люди…

— Покрепче сделай, — первым нарушил молчание Хайруллин.

— Вредно. Сердце в горле бухать будет.

— Да хрен с ним. — Мужчина улыбнулся.

— Ладно.

— Сделаешь пиццу завтра?

— Без проблем.

— Тарас?

— А?

— Всё будет нормально?

— Да.

Он был уверен в своём ответе. Ничего не случится. Потому что он не надеется и не ждёт. Он просто благодарен. Глупо? Нисколько. Привычка.

Динияр расслабленно вздохнул. Сегодня он снова останется здесь. Теперь уже точно. Потому что останавливаться на начатом он не планировал — аппетит приходит во время еды.

***

Тарас лежал на боку, рассматривая профиль Динияра. Впервые в жизни он украл. Украл у судьбы. Маленькую капельку счастья по жизненным меркам, а по его собственным — море. И это счастье — исполненное желание. Как часто его желания сбывались? Никогда. Слишком большая роскошь — желания. Грешники не имеют права желать, а он посмел…

Тело ломило: Хайруллин не давал ему отдыха почти до рассвета. Приятная ломота. Болезненная, тягучая, но приятная.

Заслужил ли он это? Нет. Но так хотелось… Хотя бы раз позволить себе…

Добрый, светлый по натуре своей, он совершил когда-то тяжкий грех, за который расплачивается и по сей день. Грех, который часто не даёт ему спать по ночам, терзает, рвёт на куски — не всё можно исправить. Даже если отчаянно хочется.

— Дыру во мне просверлишь. — Динияр повернул голову и открыл глаза.

— Давно не спит… шь? — Опальский ещё запинался, обращаясь к любовнику на ты.

— Да нет. Сваришь кофе?

— Ага. — Тарас поднялся и, потянувшись, поморщился.

— Больно?

— Нормально.

— Привыкнешь.

Хайруллин зевнул и закрыл глаза. Хорошо. Чересчур. Так бывает? Как выяснилось, бывает.

Что там Лёня говорил о спасении принцессы? Спас? Возможно. Своеобразно.

Интересно, а Костенко догадывается, что упустил? Может, знал бы Лёнечка и не воротил бы морду? Хотя… Точно знает. Не может не. Слишком проницательный. Но у него на всё свои причины, которые большинству просто не понять.

Губы непроизвольно расплылись в похабной улыбке: да уж, развратная принцесска ему досталась. И делить эту принцесску с кем-то ещё он не желает. Пока что. Не загадывая на будущее. Лишние головы всяким драконам посворачивает в случае чего. По закону. Непременно.

Победив утреннюю лень, Хайруллин встал и сразу поплёлся в ванную. Душ — спасение ото всего. Практически.

А в кухне его ждали ароматный кофе и сигареты. А ещё омлет. Но это после. Сначала жизненно необходимое.

— У тебя желудок не дырявый? — в очередной раз завёл опостылевшую шарманку Тарас.

— Угу. Как дуршлаг.

— Смешно.

— Очень. Не будь занудой.

— Сыра нет для пиццы, — сменил тему Опальский, заведомо зная, что проиграет в споре.

— Я куплю.

Семейная идиллия? Нет. Привычка. Очередная. Из таких привычек порой складывается целая жизнь.

— Мой отец был алкоголиком. Он зарезал мою мать. Я видел это. — У Динияра чуть сигарета изо рта не выпала от такого скачка с темы пиццы на семейные тайны. А Тарас, выдав это, как ни в чём не бывало зарылся носом в холодильник в поисках нужных продуктов. Факт. Без соплей и истерик. Без придыханий и драм. Сказал, потому что счёл нужным. В ответ на давнишние откровения Хайруллина о жене.

— Где сейчас твой отец? — оправившись от шока, спросил мужчина.

— Умер. Туберкулёз подхватил на зоне.

— Давно?

— Мне было одиннадцать.

Всё. Скачущие картинки, выстраивающиеся в целое изображение: нелюбовь к алкоголю, мягкость, сострадание, забота о близких — этот чудик пережил столько всего… Кто-то ломается и поддаётся обстоятельствам, но Опальский пошёл иным путём: вынес для себя лишь хорошее, чтобы не уподобляться всякой мрази. И Хайруллин почему-то был уверен, что Тарас, несмотря ни на что, жалел отца, пьяницу и убийцу. Не мог не пожалеть. Не умел иначе. Но никогда не стал бы таким. Никогда и ни за что. Пережил бы любые обстоятельства, но не сломался. И кто из них сильный? Динияр задумчиво посмотрел в окно. Да… Он озлобился на всё и вся, когда не стало его жены, а этот чудик, недоразумение двухметровое, полюбил весь мир. Простил и полюбил. Искренне и от души. Кто прав? Оба. По-своему.

— Я съезжу в магазин.

— Яиц ещё купи.

— Моя сестра спрашивает, где я пропадаю. Может, накормишь её как-нибудь своей фирменной пиццей?

— Я передам через тебя. — Опальский улыбнулся.

Не понял намёка…

— Тормоз, — буркнул под нос Хайруллин. Ничего, принцесска рано или поздно дойдёт до этого. Наверное.

А ведь Сабинка действительно интересуется. Женское любопытство. Ей бы точно понравился Тарас. Скорее всего. Если не сразу, то потом, когда она присмотрится к нему.

— Делай две. Она любит поесть.

— Хорошо. Тогда ещё масла купи. Тут немного осталось.

— Список.

— Сейчас. — Опальский заметался в поисках клочка бумаги.

— Диктуй. — Динияр закатил глаза к потолку. — Я запомню.

========== Глава 25 ==========

Отвернуться. Или ещё лучше уйти. Разве это так сложно: встать с кожаного дивана, пройти через поток людей к выходу, сесть в машину с шашечками и забыть об увиденном и услышанном? Это просто. Только вот задница будто приросла к чёртову дивану, а глаза не желают отрываться от двух фигур напротив. На расстоянии столика, заставленного стаканами и тарелками с какой-то закуской. На расстоянии столь маленьком, что даже приглушённый свет не мешает разглядеть каждую чёрточку лица, каждую родинку, каждую царапину от острых ногтей на шее и ещё очень много «каждого».

— Гром, ты бы отвлёкся? — Олег усмехнулся и откинулся на спинку кресла.

— Ну, я бы ещё понаблюдала, — хохотнула Женя, поёрзав на его коленях.

— Прими участие, не стесняйся. Может, в последний раз отрываешься. — Слава, отсалютовав своим стаканом, подмигнул девушке и, сделав всего пару глотков, поставил его на столик.

— Миш, ты бы познакомил нас? — неуверенно спросила Киса, не надеясь услышать ответ.

Павел крепче обнял жену и покачал головой: новость о предстоящей свадьбе Смирнова и Копейкиной весьма своеобразно подействовала на Громова.

— Ему, кажется, хорошо. — Тарас старательно отводил взгляд в сторону. Он вообще не понимал, зачем здесь. Женя налетела на него ураганом, затолкала в машину и привезла в клуб, где уже собралась вся их компания, не изменяющая составу уже долгое время. Нет, повод, безусловно, потрясающий, но… Могла бы просто пригласить его на свадьбу. Всё же Опальский чувствовал некоторую скованность в присутствии Олега, Славы и Миши. Он никогда не был близок с ними.

— Чего в угол забилась? — Бессонов положил руку Насте на плечо.

— Радуюсь за друзей, не видишь? — Перовская клацнула зубами по краю стакана и закашлялась, ощутив горечь в горле.

— С лицом палача, кайфующего от своей работы?

— Я устала. Не поверишь, но работа порой утомляет.

— Настенька, — Слава наклонился и заговорил ей в самое ухо, — я много думал после нашей последней встречи. Лёня обронил пару слов, я тогда не сразу сообразил…

— Что ещё? — Девушка напряглась.

— Думаю, я постарел или мальчик наш вырос?

— В смысле?

— В смысле, почему я не узнал, что он переспал с одной нашей общей знакомой? Удивительно. Знаешь, мы, конечно, не как вы, девочки, все секретики друг другу рассказываем, но умолчать об этом… Должно быть, на то была веская причина. Интересно, какая?

45
{"b":"586694","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дом трех вдов
Община Святого Георгия. Второй сезон
Новые медиа. Социальная теория и методология исследований
Королевство крестоносцев
Жена в наследство. Книга 1
Большая маленькая ложь
Все, что я знаю о любви. Как пережить самые важные годы и не чокнуться
Илон Маск. До встречи на Марсе
Мятежница