ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Россия: страна негасимого света
Фаворитка проклятого отбора
Touch Of The White Tiger
Ницше в комиксах. Биография, идеи, труды
Лишние дети
Рассуждения о методе. Начала философии. Страсти души (сборник)
Под итальянским солнцем
Вторая попытка Колчака
Логан : Бегство Логана; Мир Логана; Логан в параллельном мире

— А сейчас?

— Не могу сказать. Ты моя лучшая подруга, я всегда на твоей стороне. Почти.

— Почти? Это как?

— Если ты захочешь сделать что-то плохое, я остановлю тебя.

— А как же взорвать мир вместе? Разве не так поступают друзья? — Алеся хохотнула.

— Так поступают психи.

— Привет, — к ним подошла Яна.

— Какие люди! — Антонова не пыталась скрыть недовольства.

— Привет, Ян, — в отличие от подруги Жанна тепло относилась к Казановой.. Она вообще по-доброму относилась ко всем. Даже если ей не нравился кто-то, она не показывала этого, оставаясь дружелюбной, но ограничивала общение до минимума.

— Алесь, Егор тебя искал.

— И что?

— Пожалуйста, подойди к нему.

— У самого ноги отвалятся? — Алеся начинала злиться.

— Он ждёт тебя во дворе. Там никого нет, — Яне порой хотелось врезать однокласснице. И сейчас очень хотелось.

— Лучше выйти к нему, чем провести с тобой ещё хотя бы минуту.

— И я тебя обожаю.

— Ян, — Кандер дотронулась до плеча Казановой, когда Антонова ушла. — Не цепляйся к ней. Ты же знаешь, какая она.

— Жан, я верю, что в ней осталось что-то человеческое лишь потому, что так считаешь ты. Думаю, иначе тебя не было бы рядом.

— Она не такая, какой кажется.

— Да мы все другие, — Яна улыбнулась. — Выпьем?

— Немного.

— Первая шлюха и последняя девственница школы вместе? Что-то новенькое! — Андрей Волошин уже порядком набрался и просто не мог упустить шанс достать Казанову, пока рядом нет Егора. — Эй, народ! — он пошатнулся, оборачиваясь. — Прикиньте, Жанночка с Яночкой дружбу замутили!

— Закрой рот! — Яна поморщилась и от греха закрыла собой Кандер.

— А не то что? — Андрей снова повернулся к ней и подошёл вплотную. — Смирнову пожалуешься?

— Не хочу, чтобы он руки марал. Дерьмо ты.

— Это я дерьмо? А ты кто тогда? Потаскушка!

— Прекрати, Волошин! — Жанна была возмущена.

— Целкам слово не давали. Рот бабам не для трёпа нужен. Хотя ты ж не знаешь, — парень залился пьяным смехом. — Тебе показать? Мордочка-то у тебя ничего, сойдёт.

— Ты в хлам, придурок, свали, — Казанова схватила за руку дёрнувшуюся было Кандер. Не хватало ещё тут драку устраивать с перепившим идиотом.

И самым мерзким было то, что никто не пытался его остановить. Все стояли и смотрели на них. Кто-то испуганно, кто-то осуждающе, а кто-то тупо ржал. Ещё бы телефоны достали и начали снимать.

— Шоу окончено, — рявкнула Яна и потянула за собой Жанну.

— А ну стой! — Андрей преградим им путь. — Ты уже бэушная, а вот подружка твоя свежачок.

Лицо Кандер исказилось от ужаса. Только смотрела она не на Волошина, а за его спину, на надвигающуюся тучу, готовую убивать.

— Не надо! — Её голос вдруг сделался тонким. Но было поздно.

Про таких, как Тихомиров, говорят, что они бьют дважды, причём второй раз по крышке гроба. Волошин отлетел от девушек тряпичной куклой. И вот тут толпа засуетилась: кто-то закрывал собой пытавшегося подняться Андрея, кто-то держал Ваню, а кто-то оттаскивал в сторону Казанову с Кандер. Только Жанна вырвалась и бросилась к Тихомирову.

— Остановись! — она встала перед ним, с трудом сдерживаемым одноклассниками.

— Убью, — коротко выдохнул он.

— Не смей! — она была такой маленькой рядом с ним. Пусть Ваня не был высоким, но крепкая сбитая фигура делала его по сравнению с этой хрупкой куклой просто медведем.

— Уйди, дура! — кто-то оттолкнул её из лучших побуждений, но просчитался: Тихомиров, мгновенно среагировав на это движение, вырвался.

— Прекрати! — Кандер снова бросилась к нему и замолотила маленькими кулачками по широкой груди.

— Ненормальная! — Казанова попыталась оттащить её, опасаясь, что Ваня сгоряча может ненароком прибить девушку. А он может. Все знали, что Тихомиров дрался редко, но, как говорится, метко. А тут эта малютка. Да он и не заметит, как прихлопнет её. И не со зла ведь, ибо Ваня парнем был добрым и уж точно девчонку бы никогда не тронул, но в такой ситуации…

В этот момент все дружно решили, что надо спасать Жанну и забыли о Волошине, который, с трудом поднявшись, пьяными глазами осматривался вокруг в поисках чего-то, чем можно хорошенько приложить своего обидчика. Его взгляд упал на стул.

— Только попробуй, мразь, — позади него стояла Алеся.

— Не лезь.

— Крыса, — Антонова вцепилась в него и потянула на себя. Она была в шоке от того, что здесь произошло, пока они с Егором разговаривали на улице. В голове и так была каша, а тут такое. Она вернулась за сигаретами…

— Отвали, сука, — Андрей оттолкнул её.

Алеся удержалась на ногах. Сможет ли она сделать бросок? Злости нужен был выход. Но сможет ли?

—Даже не думай, — Егор подошёл к ней. — Что за херня тут творится?

— Сам посмотри! Твой дружок как с цепи сорвался, а твоя Янка с моей подругой устроили какую-то кучу-малу. И этот ублюдок…

— Отойди, — Смирнов отстранил её подальше от Волошина. — Слышь, угомонись, пока я тебя не угомонил.

— Тебя-то я и ждал! — Глаза Андрея блеснули.

— Обойдёмся без жарких объятий. Исчезни, — он просто отпихнул Волошина в сторону как какой-то хлам и врезался в толпу. — Вано, блядь!

Тихомиров уже не вырывался, он просто смотрел на Жанну, которая по-прежнему колотила по нему своими кулачками и всхлипывала. Её оттаскивали, но она снова бросалась к нему в истерике.

Егор, расталкивая всех локтями, протиснулся к ней и, крепко сжав, буквально оторвал от друга. Она брыкалась и пыталась вырваться.

— Кандер, мать твою, успокойся! Ты ж друга моего угробишь, терминатор недоделанный!

Он приподнял её над полом и понёс к выходу. Жанна укусила его за руку, извернувшись.

Смирнов выматерился, но не отпустил её. Толпа расступалась. Егор вынес её на улицу и прижал к кирпичной стене дома.

— Успокойся!

Яна и Алеся выбежали следом. Вид у первой был потрёпанный.

— Ты в порядке? — Антонова обратилась к подруге. — Горик, отпусти её, — кивнув брату, она подошла совсем близко.

— Там же Ваня! — Кандер, ощутив наконец свободу от чужих рук, безвольно сползла по стене, села на землю и зарыдала. По-настоящему, со слезами и всхлипами. Такого ещё никто не видел. Жанна всегда была весёлой и позитивной. В любой ситуации она сохраняла улыбку.

— Вот же блядь, — Смирнов смотрел на неё, не зная, что делать. Яна с Алесей пытались поднять девушку на ноги.

— Жан, я тут, — Ваня спустился с крыльца и встал напротив неё. Она вскочила, оттолкнув подруг, и бросилась к нему.

— Опять?! — Егор уже готов был снова оттаскивать её от друга, но замер: Вано обнял Кандер и поцеловал в макушку. Она бормотала что-то ему в грудь, всхлипывая и икая.

— Я одна себя сейчас лохушкой чувствую? — Антонова глупо смотрела на обнимающуюся парочку.

— Нет, я тоже, — Казанова захохотала.

— Пойдёмте куда-нибудь, — Смирнов покачал головой.

— Давайте ко мне, — Яна продолжала смеяться. — Послушаем трагедию Ромео и Джульетты.

Собственно, трагедии не было. Ваня и Жанна начали встречаться незадолго до возвращения Егора. Как-то вышло так. Встретились случайно на каникулах, пошли вместе кататься на роликах от нечего делать. Потом сходили в кино, потом ещё куда-то… Кандер давно нравился весельчак Тихомиров, только всё не было возможности даже поговорить нормально. Не было у Жанны столько смелости, чтобы подойти к нему. Это же Вано! Он многим нравился, она знала. А что могла предложить такому парню девушка, которую не зря за спиной последней девственницей называли? Она любовалась им на переменах, издалека, тайно. Даже самой близкой подруге она не смогла открыться. Зная Алесю, она была уверена, что та попрёт танком в попытке пристроить её в крепкие тихомировские руки. Нелепая случайность, столкнувшая их на улице, стала джек-потом. Завертелось, закрутилось, захватило.

С ним всё было впервые. Всё. Не было страха и сомнений. Они были после, когда начался учебный год. Только Ваня не спешил всем и каждому хвастаться, что избавил школу от последней девственницы. Она и не думала, что оброненное ей когда-то «хочу, чтобы я и ты были лишь друг для друга» он воспримет всерьёз. Была какая-то прелесть в их тайне. Что-то трогательное в коротких взглядах на переменах, незаметных касаниях в очереди в буфете. Кандер не хотелось всеобщего внимания, оно пугало. Казалось, всё разрушится, как только кто-то узнает о них. Может, в чём-то она действительно была права, а может, зря беспокоилась — кто знает? Мир подростков порой непонятен и им самим.

58
{"b":"586694","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Элегантность ёжика
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Тринадцатый странник
Магнетические тексты. Как убеждать, «соблазнять» словом и зарабатывать на этом деньги
Прежде чем мы стали чужими
Чужая жизнь
Кошачий король Гаваны
Психология влияния
Латая старые шрамы