ЛитМир - Электронная Библиотека

========== Оуретания ==========

Оуретания — далёкая страна, раскинувшаяся цветущими лугами вдоль берега моря. Народ её издавна считал своим покровителем владыку морского Иорина и почитал его как величайшего из богов. Всё было подвластно владыке, кроме проклятых вод, мест гиблых и страшных.

Много разных существ обитает во владениях Иорина, среди них и старый скат Ериний, умеющий видеть то, чего не видят другие. За советами к нему обращается сам владыка. Изгнанная русалка Берина, хранящая Великий Секрет и открывающая его тем немногим, кто решается ступить в Ариданье, находящееся на границе владений Иорина и проклятых вод.

Редко морские жители выходят на сушу, людей не пугают и не обижают.

Когда-то давно Иорин дал клятву первым жителям Оуретании никогда не вмешивать их в морские волнения, потребовав взамен хранить мир на дарованной им земле.

Странники, попадающие в Оуретанию, слышат много невероятных историй от её жителей. Не каждый верит в них, но все слушают с интересом, потому как нет ничего красивее старых легенд, передающихся из поколения в поколение.

========== Кровь Ариса ==========

Amineya

Неспокойно стало во владениях Иорина: чудища, доселе невиданные, беспощадные, жестокие, пришли из проклятых вод с кровавой войной. И предсказал старый Ериний, что уничтожить их сможет один из сыновей владыки, прекрасный белокурый Арис, но лишь в том случае, если дева земная будет рядом с ним, готовая отдать ему своё сердце и жизнь. Опорой его она станет, силы придаст великой, которой прежде не видывали морские владения. Об руку с девой этой поведёт Арис войска на чудищ и уничтожит их. И ценой великой победы станет жизнь того, кто себя в жертву принесёт ради другого.

Крепко задумался Иорин над словами старого предсказателя. Долго сомневался он, прежде чем призвать к себе сына. Клятва, данная жителям Оуретании, сдерживала его. Сам явился Арис к отцу с мольбой позволить ему собрать войско и встать во главе его. Не выдержал Иорин взгляда бирюзовых глаз сына, в которых горела решимость пойти на смерть, и поведал сказанное Еринием. Выслушал Арис отца, улыбнулся и, не произнеся ни слова, ушёл. У морских жителей появилась надежда, и эта надежда он, Арис.

Выплыл сын владыки на поверхность и притаился за большим камнем под обрывом, к которому часто приходили девушки бросать венки. По земному поверью та, чей венок не поглотит море, встретит возлюбленного не позже третьей луны.

Много красивых девушек увидел Арис, но ни одна не была похожа на ту, чьё сердце горело бы решимостью, как его собственное. Солнце жгло перламутровые чешуйки на его теле, но он терпеливо ждал. И вдруг показалась на обрыве одинокая девичья фигура. Присмотрелся Арис и обомлел: глаза её темны были, как проклятые воды, агатовые кудри струились по открытым позолоченным плечам, стройный стан, прикрытый белым льном, ласкал взгляд и притягивал. И устыдился вдруг впервые в жизни сын владыки морского своих чешуй и едва виднеющейся из-под них бледной кожи. Отдаст ли ему какая-нибудь земная дева своё сердце, если он так отличается от людей? Всё его тело было покрыто переливающимися чешуями, и лишь на лице они закрывали только скулы, обнажая полупрозрачную кожу. Между пальцами на руках и ногах его были тонкие перепонки, а вместо человеческих ногтей — небольшие, но острые когти. Видел Арис и жемчужную улыбку прекрасной девы, сияющую ярче полуденного солнца. Испугается ли незнакомка, увидев его заострённые зубы? Наверняка в ужасе бросится прочь…

Вдруг с тихим плеском на воду опустился брошенный с обрыва венок. Волны подхватили его и преподнесли в дар Арису. Невольно он задумался, любуясь белоснежными цветами: сбудется ли земное поверье?

Девушка не уходила. Она искала взглядом венок, стоя на самом краю обрыва. Арис ощутил странное жжение в груди. Никогда прежде с ним не случалось такого! Зажав в руке венок, он устремился вглубь, оставив прекрасную незнакомку в одиночестве.

Девушка ещё долго стояла на краю обрыва, вглядываясь в сверкающую поверхность моря. Неужели ей показалось? Её глаза всегда были остры, так почему на сей раз обманули её? Тень за камнем всего лишь плод её фантазии?

Она вздохнула и пошла прочь, лелея в душе робкую надежду.

То была Леления, дочь торговца, одна из самых красивых девушек Оуретании. Многие просили её руки, но девичье сердце оставалось равнодушным в ответ. Леления верила, что где-то есть половинка её души, и она непременно найдёт её.

Когда на небо поступью царицы взошла луна, она, влекомая какой-то силой, вернулась к обрыву. Взглянув вниз, она увидела юношу, сидящего на большом камне. Под бликами лунного света тело его переливалось. Длинные белые волосы закрывали лицо. Леления зачарованно смотрела на него, не в силах двинуться с места. Вдруг он поднял голову, и их глаза встретились. Из рук его выпал венок, но волны не торопились поглотить его, лишь мягко покачивали.

Леления прижала ладони к груди: сердце её будто рвалось наружу. И в это мгновение она поняла, что наконец нашла половину души своей.

Юноша соскользнул с камня, сжал в руке венок и скрылся в высоких волнах.

На вторую луну юноша поднялся на обрыв. Леления никогда ещё не встречала подобных существ. Он был прекрасен как боги! Только в глазах его таилась глубокая печаль. И не решался он поведать девушке её причину.

Арис был покорён красавицей Леленией и не мог даже представить, что принесёт в жертву свою возлюбленную. Почему судьба так немилосердна? Две души желали слиться в одну, но цена этого была слишком высока.

И решил сын владыки морского просить совета у старого Ериния. Поведал предсказатель Арису, что живёт близ проклятых вод изгнанная русалка, которая секрет знает, как стать человеком. И если хочет сын владыки быть с возлюбленной своей, должен он оставить отца и народ и жить среди людей. Не будет у него другой возможности, потому как судьба шуток не любит, и стоит Лелении войти в море, она уже не сможет вернуться к людям. Разве что кто из морских жителей крови ей своей даст, но как только испьёт она её и вырвется из пучин морских, спаситель её погибнет.

Не мог Арис оставить народ свой, как и не мог пожертвовать жизнью возлюбленной, потому на третью луну, ожидая на краю обрыва Лелению, он решил попрощаться с ней навсегда. Сердце и душа его страдали.

Девушка подошла к нему сзади и обвила тонкие руки вокруг стана его, лицом прижимаясь к чешуйкам на спине. Не было для неё никого дороже Ариса. Обернулся он, разжал руки её и отступил на шаг. Поняла Леления намерения его, беззвучно заплакала и снова заключила в объятия. Дрогнуло сердце сына Иорина, сжалось в комок и громко забилось. Сдался Арис чистой любви земной девушки и поведал ей всё, что терзало его.

Молча слушала Леления, ни слова не проронила. И когда протянул ей юноша на раскрытой ладони венок её, кровью его обагрённый, приняла дар, к груди своей прижала окровавленные цветы, посмотрела на луну и печально улыбнулась.

Попросил её Арис съесть один лепесток не раньше пятой луны. Знала Леления, что задумал он: с войском на чудищ пойти и умереть, а если же выживет, то она убьёт его, едва кровь морского жителя губ её коснётся. Не мог сын Иорина с ней остаться, но и без неё жить не хотел.

Обнял девушку Арис в последний раз и прыгнул в море, торопливо устремляясь в самую глубь.

Леления смотрела ему вслед, сжимая в руке страшный дар его. С ненавистью бросила она венок в воду. Никогда она не навредит возлюбленному и не позволит ему умереть! Вздохнув полной грудью, спрыгнула она с обрыва, и волны с шумом сомкнулись над её головой.

Никто больше не видел ни Лелению, ни Ариса. Только волны под обрывом стали громче шуметь, когда на небе появлялась луна, и цвет их в лунном свете казался людям кроваво-красным.

1
{"b":"586695","o":1}