ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Анино счастье
Болотный кот
Мертвая академия. Печать крови
Смелость не нравиться. Как полюбить себя, найти свое призвание и выбрать счастье
Любовные драмы звезд отечественного кино
Исчезновение Слоан Салливан
Настольная книга бегуна на выносливость, или Технология подготовки «чистых» спортсменов
Все формулы мира
Мы своих не бросаем

Эх, снять бы девочку.

Минуты три безуспешно тыкаю ключом в щель, пока не понимаю, что щель не та. Фыркаю, однако после нескольких новых попыток завожу байк. В состоянии «дрова» я ездил, и не единожды, но попадаться нашим славным представителям дорожного патруля не приходилось. Ага, я натуральный счастливчик.

В этот раз тоже свезло. Доехал прямиком до подъезда, по старинке с горем пополам цепью пристегнул к чему-то – сам не помню, к чему, байк.

А грохнулся я, кажется, на второй ступеньке третьего этажа. Ноги заплетаются, заразы. Спас многочисленный опыт похожих попоек – и по зубам не получил, и поднялся быстро.

Секунду постоял, вздыхая.

Во-о, вот теперь я протрезвел. Трезвее некуда. Наверное…

Заодно вспомнил, что куртку так в клубе и оставил. Придётся потом забрать.

Потом поднимаюсь к нужному этажу – уже с осознанием, куда иду. Доплетаюсь до последнего лестничного пролёта, когда вижу: у моих дверей сидит нечто.

Свет в подъезде горит почти на всех этажах – вернее, не горит только на пятом, поэтому я постепенно узнаю в «нечто» Никиту. И некоторое время бревном зависаю в ступоре. Очухавшись, подхожу, чтобы разбудить пацана. Он, скрючившись, заснул прямо здесь. Сидит, мелочь, на цементе, подтянув к себе ноги и положив голову на скрещённые на коленях руки. Без шапки, без тёплой куртки – в одном тонком вязаном свитере не пойми какого цвета и зауженных джинсах. На ногах те самые «экзотические» гриндерсы.

С моей неоценимой помощью Никита постепенно просыпается. Разлепляет глаза, часто моргает, всматриваясь в моё лицо. Нетрезво фиксирую, что он сейчас на ежа похож, и без предрассудков сообщаю это мальцу. Он фыркает – ну точно ёж, а до меня доходит, что надо бы спросить о причине визита. Содержательно вопрошаю:

- Ты чего здесь забыл?

Не обижается, поднимаясь с холодного пола. Отряхивает несуществующую пыль с джинсов. Потом поджимает губы, а взгляд такой решительный, что даже меня – пьяного, в угаре – слегка пробирает. На одном глубоком выдохе чётко произносит:

- Ты мне нравишься. Не только как человек, а и как мужчина.

Эм-м, да. Ясно.

Перезагрузку системы, пожалуйста.

========== Глава 8: Гости ==========

После длительной паузы почти осмыслено киваю:

- Классная шутка. Я почти купился, – полностью уверовав в эту версию, продолжаю: – Хрена себе ты меня прождал, чтобы так подколоть.

Никиша досадно хмурится.

- Я не шучу, – выдаёт, а у самого в сжатых кулаках костяшки побелели.

И осанка ровная, напряжённая, будто кол через задницу вставили – этого грешно не заметить.

- Конечно, – серьёзно киваю. Серьёзно – в меру своих возможностей. – Ты это… ну… заходить будешь?

- Нет, – растеряно качает головой. – Я когда к дому подходил, соседи сказали, что ты ушёл. А Соню я будить не захотел, думал, ты ненадолго – Шуру проводить… Подожди… Саш, ты что, нетрезвый?

О-о, а ты только заметил?

- Нет, – с гордостью отвечаю. – Естессно, я трезвый.

Он всматривается в мои ясны очи и со стоном выдаёт:

- Твою-у ж… Выбрал момент.

Я его не особо слушаю – обшариваю карманы в поисках ключей – облом будет, если они в куртке.

Ан нет, не в куртке.

Я спасён.

Достаю заветную отмычку и пытаюсь втыкнуть её в щель замка. Увы, замок меня ненавидит.

Никиша какое-то время смотрит на мои мучения, затем отбирает ключи и сам одолевает препятствие.

Я спасён вдвойне.

Открывая дверь, малец обречённо резюмирует:

- Я идиот.

Как самокритично.

С горем пополам разуваюсь. Никиша долгим взглядом сопровождает эту клоунаду, а я догадываюсь спросить:

- Так ты… как его… заходить будешь? – мне даже удаётся внятно произнести целое предложение.

Можно сказать, высший пилотаж.

- Нет, – качает головой. – Сейчас прослежу, чтобы ты не убился по дороге к кровати, и пойду домой.

Голос у него отстранённо-задумчивый, но меня это не особо волнует – если честно, то не волнует вообще.

Едва голова касается подушки – отрубаюсь. Лицо Никиши – последнее изображение в кадре.

*

Первая мысль утром: я больше никогда не буду пить.

В горле Сахара, в голове надрывно тарахтящая часовая бомба. Ещё и мелкая прыгает на мне, как на батуте, мол, вставай, хватит дрыхнуть.

Вот же выдра.

Переворачиваюсь на бок, пряча физиономию под подушкой, и только тогда соображаю, что вокруг меня витает отвратительный приторный запах чего-то сладкого. И что самое главное – знакомый запах – такой же, как у вчера подаренных Шуриком духов.

Тяжко вздыхая, откладываю подушку в сторону и сажусь на кровати. Хмуро гляжу на сияющее улыбкой дитё. Ребёнок тут же подскакивает и куда-то сматывается.

Запах остаётся. В громадном подозрении я принюхиваюсь к наволочке, одеялу, своей одежде и телу.

Твою ж…

Соня, радость моя.

А Соня возвращается: одной рукой демонстративно зажимая нос, во второй вытянутой руке протягивает зубную щётку и пасту.

- Ты на меня всё утро своей вонью дышал, – заявляет.

О-ох, не так громко же.

Пытаюсь ответить, но из глотки вылетает только неразборчивое:

- Мин..ралки.

Ребёнок оценивающе склоняет голову к плечу, мол, идти или не идти, но тут я натурально изображаю скорую кончину, и Соня уносится уже за бутылкой спасительной жидкости.

Найти бы ещё пару таблеток какого-нибудь обезболивающего, чтобы не так трещала голова.

Ох, как паршиво-то. Всё, на этот раз точно завязываю.

Ребёнок притащил целую баклажку – приволок её по полу, и я благодарно присосался к горлышку.

Напившись, поставил минералку на пол. Пока пытался подняться, Соня неожиданно спросила:

- Пап, а Лёля уже уехала? – я красноречиво зыркнул на дочь, но она фыркнула и затянула: – Па-ап, ну па-ап. А, пап?

Господи, дай мне сил не заткнуть ей рот скотчем.

- Она скоро придёт, – прихватываю брошенные зубные щётку и пасту и смываюсь от греха подальше в ванную.

Там привожу себя в порядок. Пока бреюсь, отстранённо размышляю о чём-то левом, но, охваченный внезапным прояснением мозгов, дёргаю рукой и режусь вроде бы безопасной бритвой.

Шиплю из-за неприятных ощущений, затем быстро заканчиваю процесс.

Так, решаем сразу: глюк или не глюк?

«Ты нравишься мне…»

Выглядело весьма и весьма реалистично.

Может, он и вправду пошутил? Ага, просидел столько, чтобы сказать пару фраз, уложить баиньки и поспешно смыться. Классная шутка, а главное, какая масштабная.

Ладно, сейчас думать об этом нет смысла: Никита придёт – разберёмся.

Глядя в зеркало, рассеянно провожу пальцами по ране. В последний раз умываюсь и выхожу, выключая за собой свет.

Жуя орехи, Сонька смотрела по телевизору в кухне мультики. Я обратил внимание на время в правом углу экрана: всего-то без пяти десять утра.

Выхватив из-под носа детки пачку фисташек, на немое возмущение непреклонно возразил:

- Сначала завтрак.

Печальный вздох в ответ.

Выбирая между макаронами и рисом, Соня согласилась на последнее плюс яичница с помидорами и сосиской.

Позже, когда, попивая кофе, я задумчиво смотрел, как она ест, в дверь постучались.

Дитё подорвалось, но под моим строгим взглядом уселось обратно и продолжило доедать.

Посмотрев в глазок, я недоуменно нахмурился: напротив, раздражённо засунув руки в карманы широких рэперских штанов, переминаясь с ноги на ногу, стоял некий смутно знакомый мне тип.

Со смешком представляю реакцию соседей.

Тип, в придачу, имел длинный ирокез цвета ядовитой зелени, пару серёжек на правой брови и широкие тоннельки в ушах. Кстати, именно по ним я субъекта и припомнил – но припомнил, уже открывая дверь.

- Она здесь? – без предисловий с гонором начал тип.

Видимо, это до него дозвонилась-таки Шурик. Насколько я знаю, он работает в тату-салоне – помнится, мы туда с приятелями пару раз заглядывали. Я не очень люблю такие штучки – в смысле, на других – да, класс, но не на мне, а вот мои знакомые по такому пёрлись. Один себе волка на лопатке сделал, второй – замысловатую геометрическую фигуру на плече. И всё у этого чудаковатого парня.

14
{"b":"586699","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дом трех вдов
Сеятели ветра
Здоровый год. 365 правил активности и долголетия
Девушка с татуировкой дракона
Понаехавшая
Королевство Бездуш. Lastfata
Семья что надо
Три девушки в ярости
NOS4A2. Носферату, или Страна Рождества