ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шели. Слезы из пепла
Тайная тропа
Заразум
Закон трех отрицаний
Никогда не поздно научить ребенка засыпать. Правила хорошего сна от рождения до 6 лет
Государь
Изгои звездной империи
Взгляд внутрь болезни. Все секреты хронических и таинственных заболеваний и эффективные способы их полного исцеления
Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти

- Проснулся бы, – бескомпромиссно. – Мы с Валей волнуемся. Опять на новом месте, даром – квартира твоя.

Валя – моя мама. После нашей с Анькой свадьбы они крепко сдружились, а охваченные горем, смогли поддержать и мужей, и друг друга, и меня. Но Соньку им и тогда не отдал, и сейчас обойдутся.

- Отправил. Довёл до самого класса. Она привыкла, справится.

- Справится-справится. Ничего вы, мужики, не понимаете, – села на любимого конька тёща. – Девочке подружки нужны, друзья, а у тебя вечно шило в жопе.

- Не начинай, – утомлённо вздыхаю. – Ты позвонила мне мораль почитать?

- Нет… Хотела спросить, как твои дела на личном фронте, ни с кем не встречаешься? Три года прошло, не можешь же ты вечно в холостяках ходить и скакать с места на место. Сонечке нужна женская…

Закрываю глаза, пытаясь подавить вспыхнувшее раздражение. Понимаю, они хотят мне помочь, но…

Не хватало, чтобы присмотрели мне какую-нибудь «вечную домохозяйку».

- Три года, два месяца и шестнадцать дней, – стараюсь, чтобы голос звучал спокойно. – Соне ничего не нужно: женские руки – точно, обойдёмся мужскими. Встречаюсь? Когда бы я успел: мотаюсь из одного города в другой. Некогда отношения строить.

Заезженная, однако по-прежнему опасная тема. Тёща так говорила и год назад, и два. Обычно в ответ я не стесняюсь резко отвечать, но сейчас не хочется ссориться, поэтому молчу.

- Передавай привет. Пока.

Бескомпромиссно отключаюсь, будто наяву слыша хмурые ругательства собеседницы в мою сторону: упрямец, негодник, подлец и прочие существительные.

Всё-таки улыбаюсь: может, оно и к лучшему, что тёща не меняется, а остаётся той же душевной тёткой, которую я повстречал в первый раз, пожаловав к Аньке на квартиру.

Домой, к счастью, добираюсь без эксцессов.

Перерыв в Интернете кучу рецептов, варганю подобие онигири. Перед этим, правда, испоганив немало риса и странной хрени под названием нори.

Критически приглядываюсь к прочно скреплённым палочкам для якобы еды. Этим точно можно есть? По-моему, только глаза выкалывать.

Снова залезаю в И-нет. Оказывается – да, едят, и палки не просто деревяшки, а называются «хаси». Издевательство.

Пока учусь сносно с ними управляться – мелкая же вытребует её научить – проходит куча времени. В качестве подопытных служат хлеб и колбаса: я пытаюсь палками соорудить бутерброд, а затем его съесть. В итоге одна из палочек ломается, кажется, из-за того, что я от недостатка крепких нервов сильно её сжал.

Из-де-ва-тель-ство.

Не знаю, что преобладает: отчаянье или раздражение, когда звонит моя почти тёзка – Александра, для своих – Шурик.

Познакомились мы давно и несколько оригинально: находясь в очередном городе, я заболел. Пришлось идти в больницу. Пережидая очередь, услышал, как одна девушка подошла к другой, стоящей впереди меня, и негромко спросила:

- Девушка, можно я попристаю к Вам с интимной просьбой личного характера? – в ответ на вопросительный взгляд, она продолжила: – Я тут протекаю из всех щелей, у Вас прокладка есть? – после отрицательного мотания жертвы, рыжая, видно, выбрала меньшее из двух зол и, поборов смущение, громко спросила: – Люди, у кого-нибудь есть парашюты для женщин?

Нашлись у одной старушки, и насколько я помню школьные уроки биологии, в таком-то возрасте они были ей без надобности. Рыжая занимала очередь на приём к врачу в соседнем кабинете, но я успел выйти от терапевта до её ухода. Увидев девчонку, сразу же выпросил её номер. И мы до сих пор общаемся, периодически друг к другу ездим. Спали пару раз вместе – в переносном смысле, но секс больше походил на дружеские кувыркания по пьяни.

- Салют, – живо здоровается Шурик, едва я отвечаю на звонок.

- Привет, – невольно улыбаюсь.

Она из тех, кто умеет разряжать негатив одним своим присутствием.

- Уже освоился?

- Не успел. А ты когда в гости пожалуешь?

- Не в этом месяце точно, – смеётся. – Я наконец-то работу нашла. А то универ закончила, а по специальности – никуда.

- Хей, – удивляясь, прекращаю попытки накладывания колбасы на хлеб. – Мне почему не сказала, партизанка?

- Ты первый, кто узнал, – возмущённо парирует. – Даже мамка ещё не в курсе, мы ж с девчонкой коммуналку снимаем, поэтому я маман не докладываюсь.

- Помню, ты говорила. Окей, опустим, как ты сама?

Мы болтаем долго и прощаемся лишь тогда, когда я подхожу к зданию школы. Сони внутри нет – зато на лавке одиноко валяется её рюкзак. Технички посоветовали поискать на школьном стадионе.

Обходя здание кругом, я издалека заслышал поощрительные крики вроде «Давай-давай, с левой!» или «Куда ты прёшь, козёл?!» Сонькин голос – среди них колокольным звоном: «Идио-от, говорили же, с левой!»

Замечая дочь, я почти готов к увиденному, но всё равно не могу сдержать кислой улыбки.

Вокруг одни мальчишки – ни одной девочки. И грязная, пыльная футбольная площадка с двумя воротами. Поле, отведённое под футбол, полностью состоит из земли – только в некоторых местах имеет место расти трава.

Дочкина кофта свалилась с брусьев из комплекта спортивных снарядов по левую сторону, а Соня самозабвенно гоняет с мальчишками в мяч. У самых ворот ей отдают пас, и моё дитё коронным ударом с правой забивает гол. Члены команды облапывают дочь, а она счастливо даёт «пять» всем желающим:

- Класс! Это третий! Круто играешь, – заявляет, видимо, их кеп: грязный от пыли мальчик с веснушками на всё лицо.

А рожа такая хитрющая – мне уже жаль его родителей.

Я решаю, что самое время обозначить своё присутствие:

- Сонь, пошли домой, – громко кричу, чтобы она наверняка услышала.

Сонька поднимает голову и, завидев «постороннего на поле», бросается ко мне. Поймав героиню дня в объятия, хмыкаю:

- Что, малолетний охламон, нельзя было подождать до завтра? У вас физ-ра, взяла бы сменку.

- Нельзя, – бухтит, не отрывая морды от моей куртки, в которую сразу же уткнулась. – У меня важная миссия.

От туфель - одни ошмётки: носки сбиты до основания, кожа испещрена туевой кучей царапин, от «лакирования» не осталось и следа.

- И какая же? – беру дочь за руку и веду вперёд, чтобы забрать кофту.

Хана туфлям – задник на правой отодрался почти до половины.

- Испробовать приобретение, – авторитетно заявляет, поднимая вверх ногу, обутую в относительно целую туфлю.

Ладно, дома разберёмся: если надо, куплю другие, но эти заставлю вымыть вручную.

Ох уж эти дети…

========== Глава 3: Без обид ==========

Среда наступает незаметно. Вчера мы с Сонькой ходили в парк, где она покормила уток, насобирала листьев и попробовала утащить в дом очередную живность.

Соня всегда отличается огромной любовью к животным. Необоснованной и чаще всего невзаимной.

Я, в принципе, не против какого-нибудь компактного домашнего чудовища, но не все арендаторы согласны иметь дело с владельцами питомцев, значит, найти квартиру станет в разы сложнее. А брать животное на год, по-моему, жестоко.

Приручить, чтобы бросить – не по мне. Поэтому обойдёмся.

Отведя Соню в школу, отправляюсь на собеседование, зависнув там часов до трёх. Но когда дочь звонит в третий раз, извиняюсь и выхожу, поднимая трубку.

- Что-то случилось? – спрашиваю первым.

- Нет. Пап, у меня уроки закончились, мальчишки разбежались, сказали, у них сегодня карате. Можно Никита меня проведёт?

- Никита? Какой Никита? – хмурюсь.

- Ты его не знаешь… – начинает Сонька, я перебиваю:

- Сейчас узнаю. Дай ему трубку.

Секундная заминка – и неуверенное дочкино:

- Хорошо.

- Алло, здравствуйте… – решительно начинает некий мальчишка.

- Ты понимаешь, какую ответственность на себя берёшь? – грубо перебиваю.

Ни к чему сантименты.

- Понимаю, но…

- Вот поэтому не суйся. Передай Соне, пусть ждёт меня, я скоро приеду.

Отключаясь, захожу обратно.

- У нас к Вам ещё пара вопросов, – доброжелательно говорит приятной наружности женщина.

4
{"b":"586699","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ваши семейные финансы. Все, что нужно знать, чтобы водились деньги
Сексуальный дерзкий парень
Вымпел мертвых. Балтийские кондотьеры
Хороший год, или Как я научилась принимать неудачи, отказалась от романтических комедий и перестала откладывать жизнь «на потом»
Честь имею. Том 2
Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»
Отдаться ректору или умереть
Лекции по русской литературе
Супчик от всех бед