ЛитМир - Электронная Библиотека

Линвуд Баркли

Опасный дом

Посвящается Ните

Linwood Barclay

NO SAFE HOUSE

Печатается с разрешения Barclay Perspectives Inc. и литературных агентств The Helen Heller Agency и The Marsh Agency Ltd.

© Linwood Barklay, 2014

© Перевод. А. Ю. Кабалкин, 2016

© Издание на русском языке AST Publishers, 2017

Пролог

Ричард Брэдли никогда не считал себя жестоким, но сейчас готов был совершить убийство.

– Я так больше не могу, – произнес он, сидя в пижаме на краю кровати.

– Не смей туда соваться, – сказала жена Эстер. – Хватит. Наберись терпения.

Музыка, гремевшая по соседству, не просто действовала на слух, а терзала сразу все органы чувств. Низкий бас, похожий на биение гигантского сердца, заставлял вибрировать стены дома.

– Уже одиннадцать часов, – простонал Ричард, включая лампу. – И это в среду! Не вечером в пятницу, не в субботу – в среду…

Супруги Брэдли прожили в своем скромном домике на милфордской улице, возраст которой, судя по почтенным деревьям, насчитывал лет сто, три десятка лет. Соседи у них перебывали всякие – и плохие, и хорошие. Но таких невыносимых, как теперь, еще не было. И мучение длилось давно. Владелец соседнего дома уже два года сдавал его студентам колледжа «Хусатоник», что в Бриджпорте. С тех пор как это началось, мирный прежде квартал превратился, как ежедневно повторял Ричард Брэдли, в «кромешный ад».

Студенты – съемщики дома селились все хуже, а нынешняя орава вообще перещеголяла предшественников. Чуть ли не каждую ночь включала в доме оглушительную музыку, всю округу провоняла марихуаной и замусорила бутылочными осколками.

А ведь раньше здесь был неплохой уголок. Поблизости жили молодожены, в семьях появлялись первенцы. Без подростков с их проказами и тогда не обходилось, но если кто-нибудь позволял себе выходки – устраивал, например, шумную вечеринку, оставшись дома без присмотра, – то на следующий день родители, выслушав жалобы соседей, делали несовершеннолетнему нарушителю спокойствия нагоняй, и безобразие больше не повторялось. На улице жили и пожилые люди, много пенсионеров. К последним принадлежали супруги Брэдли, учительствовавшие в Милфорде и окрестностях с семидесятых годов, а после ушедшие на покой.

– Для этого, что ли, мы всю жизнь вкалывали? – обратился Ричард к Эстер. – Чтобы нам подсунули таких соседей – банду проклятых смутьянов и крикунов?

– Уверена, они скоро уймутся, – произнесла она, садясь в постели. – Так всегда бывает: пошумят и успокоятся. Мы ведь тоже когда-то были молодыми. – Эстер поморщилась. – Только очень давно…

– Напоминает нескончаемое землетрясение, – проворчал он. – Непонятно, что это за музыка, черт бы ее побрал! А ты знаешь?

Ричард встал, взял со стула халат, запахнулся и завязал пояс.

– Так ты спровоцируешь себе сердечный приступ, – предостерегла его Эстер. – Нельзя идти воевать каждый раз, когда это происходит!

– Я вернусь через пару минут.

– Ричард!

Видя, что мужа не переубедить, Эстер Брэдли откинула одеяло, тоже надела халат, нашарила под кроватью домашние тапочки и заторопилась за ним следом вниз по лестнице. Она настигла его уже на крыльце и только теперь заметила, что он вышел из дому босиком. Попытка остановить мужа, схватив за руку, не удалась – он высвободил руку, да так резко, что у нее заболело плечо. Ричард спустился по ступенькам, вышел на тротуар, повернул налево и зашагал к соседнему дому. Можно было бы по лужайке, если бы трава не была сырой после вечернего дождя.

– Ричард! – взмолилась Эстер, устремившись за ним вдогонку.

О том, чтобы оставить мужа одного, и речи быть не могло. По мнению Эстер, в ее присутствии даже самая буйная молодежь не осмелилась бы причинить ему вред. Не набросятся же они с кулаками на пожилого человека при его жене!

Ричард с уверенным и решительным видом поднялся по ступенькам к двери трехэтажного викторианского дома. В окнах дома горел свет, музыка орала так, словно предназначалась для всей округи. Но она оказалась недостаточно громкой, чтобы заглушить крики и смех. Ричард забарабанил в дверь. Жена тревожно наблюдала за ним с нижней ступеньки.

– Что ты им скажешь? – спросила она.

Теперь он, не обращая на нее внимания, бил в дверь кулаком. После второго удара ногой, когда Ричард занес ногу для третьего, дверь наконец отворилась. Появился худой юнец лет двадцати, шести с лишним футов роста, в джинсах и темно-синей футболке, с бутылкой пива «Курс» в руке.

– Вам чего? – Юнец пару раз моргнул, не сразу разглядев визитера. Редкие седые волосы на голове у Брэдли стояли дыбом, полы халата разошлись, глаза вытаращились от гнева.

– Вы что тут вытворяете? – крикнул он.

– Простите? – удивленно проговорил парень.

– Вы устроили шум на весь квартал!

Парень широко разинул рот, но не сразу сообразил, что сказать. Заглянув за спину Ричарда, он увидел Эстер Брэдли, стиснувшую руки в почти молитвенном жесте.

– Музыка громковата, – произнесла она, будто извиняясь.

– Вот вы о чем? Черт! Соседи, что ли?

– Боже правый! – Ричард удрученно покачал головой. – Я хожу к вам сюда, как в караул: и на прошлой неделе, и на позапрошлой. Каждый раз одно и то же! У вас совсем не осталось мозгов?

Дылда поморгал, потом оглянулся и крикнул:

– Выключай, Картер! Эй, Картер! Глуши давай!

Через три секунды грохот сменился оглушительной тишиной. Молодой человек виновато пожал плечами.

– Простите. – Он протянул руку. – Я Брайан. Или я вам раньше представлялся?

Ричард Брэдли протянутую руку проигнорировал.

– Может, зайдете? Хотите пивка? – Брайан весело помахал своей бутылкой. – У нас и пицца есть.

– Нет.

– Благодарим за приглашение, – вежливо сказала Эстер.

– Вы, что ли, из того дома? – осведомился Брайан, показывая пальцем на их дом.

– Из того, – подтвердила Эстер.

– Ясно. У нас сегодня был экзамен, вот мы и снимаем напряжение, понимаете? Если опять расшумимся, просто подойдите и ударьте в дверь, мы попробуем угомониться.

– Я только этим и занимаюсь, – буркнул Ричард.

Брайан пожал плечами, шмыгнул обратно в дом и затворил за собой дверь.

– Смотри-ка, будто приличный молодой человек, – сказала Эстер.

Ричард только махнул рукой. Супруги вернулись к себе. В спешке покидая дом, они случайно оставили дверь приоткрытой. Закрыв и заперев ее, они обнаружили в своей гостиной двух незнакомцев. На диване сидели мужчина и женщина, обоим было около сорока лет. В новеньких джинсах – у нее, кажется, даже со стрелкой – и легких куртках. Увидев их, Эстер испуганно вскрикнула.

– Господи! – ахнул Ричард. – Какого дьявола вам здесь пона…

– Напрасно вы оставили дверь открытой, – произнесла женщина, вставая с дивана. Она оказалась невысокой, всего пять футов, короткие черные волосы собраны в пучок. – Непростительная рассеянность, даже в таком приличном районе.

– Вызывай полицию! – велел жене Ричард Брэдли.

Эстер двинулась в кухню. Неожиданно мужчина вскочил с дивана. Он оказался выше женщины, мускулистым и стремительным. Быстро пересек комнату и преградил Эстер путь. Грубо схватив ее за худые плечи, развернул ее и небрежно толкнул в кресло. Эстер взвизгнула.

– Ах ты, сукин сын! – крикнул Ричард Брэдли и набросился на мужчину, стоявшего к нему спиной.

Удар кулака пришелся незнакомцу в спину, чуть ниже шеи. Тот обернулся и отмахнулся от Ричарда, как от ребенка. Когда Ричард отпрянул, мужчина увидел, что он босой, и придавил ему ногу каблуком. Брэдли вскрикнул от боли и повалился на пол, задев при падении бедром угол дивана.

– Хватит! – сказала женщина. – Дорогой, – обратилась она к своему спутнику, – может, выключишь свет? Тут светло!

– Запросто. – Мужчина нашел выключатель и погасил свет.

– Моя нога, – пролепетал Ричард. – Ты мне ногу сломал!

1
{"b":"586715","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Живые поэты
(Не) отец моего малыша
Темный призыватель
Служанка с Земли: Разбитые мечты
Коммуникативные агрессии XXI века
Танец с богами и драконами
Заветы
Аутизм и спорт. Методика обучения фигурному катанию на коньках как средство абилитации детей с расстройствами аутистического спектра
Темная бездна