ЛитМир - Электронная Библиотека

А худшее заключалось в том, что эта тварь очень пристально смотрела на Макса, как кошка на мышь. Логическое мышление подсказывало – и это не на шутку беспокоило Панина, – что зверюга с таким поджарым телом и столь мощными лапами априори должна двигаться быстрее человека. И судя по ряду острых зубов, а также развитым когтям, приспособленным для удержания жертвы, это существо – отнюдь не падальщик.

– Э-э-э…

Больше Максим не придумал что сказать; мгновенно позабыв о трупах, мече и странных доспехах, он начал пятиться, в душе надеясь, что все это ему действительно мерещится. Что все происходящее вокруг – обман не только зрения, но и других органов чувств.

«Это как во сне, – успокаивал он себя. – В кошмаре ведь даже если ужасный маньяк настигнет, все равно проснешься целым и невредимым. Так же и здесь! Мне нечего бояться».

Но в те мгновения, глядя на жуткую помесь крокодила и тигра, Максим не внял доводам рассудка, и спустя мгновение поддался панике. Он не знал, куда бежать, но стремился оказаться как можно дальше от этого чудовища.

Рванув с места, он пронесся сквозь арку и побежал куда глаза глядят. В широком коридоре не было видно ни одного мало-мальски пригодного укрытия, а за спиной уже слышалось громогласное рычание. Обернуться Макс боялся и лишь раз рискнул бросить панический взгляд через плечо, убедившись, что еще немного – и ему суждено превратиться в чей-то обед.

Когда крокодил на кошачьих лапах уже должен был настигнуть Макса, слева показался узкий разлом, куда молодой человек тут же юркнул. Крокодилья пасть лязгнула совсем рядом, чуть не задев его босую ногу. Но это уже не имело значения, так как Панин оказался в безопасности.

Правда, совсем скоро студент обнаружил, что щель, в которую он забрался, глубиной всего в несколько метров и кончается тупиком. А значит, он попал в западню. Монстру ничего не стоит подкараулить его снаружи, и не важно, сколько пройдет времени. Повадок этого существа Панин не знал, а значит, ему оставалось лишь дрожать от страха и материться почем зря. Ругань ведь тоже помогает при стрессе. Дает выход эмоциям, позволяет почувствовать себя несколько увереннее. Вот если бы еще сердце билось не так часто…

– Что за ерунда?.. – сдавленно простонал Макс, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы. Шок был настолько силен, что парень позабыл о здравом смысле. Его больше не удивляло, что находится он черт знает где и что еще совсем недавно был убежден, что все вокруг – галлюцинация.

Близкое ощущение смерти поселилось в его сознании, и Максим, дрожа всем телом, не решался даже носа высунуть наружу. В его жизни было слишком мало случаев, когда он реально мог расстаться с жизнью, но воображение у парня работало хорошо. Особенно в духе: «Что было бы, если…» Ведь догони его тот монстр, и…

А куда он делся, кстати? Макс прислушался, но рычания слышно не было – только стук собственного сердца и мощные толчки крови в висках. От перепада давления черные точки плясали перед глазами и дышать становилось трудно. В изнеможении оперся спиной о холодный камень, возблагодарив бога, что тот спас ему жизнь, но…

Кто-то неожиданно укусил Максима за голень!

– А-ркх! – зарычал Панин, отдергивая ногу.

В полумраке каменной щели было сложно разобрать, что к чему, но глаза все же разглядели нечто шевелящееся, в пол-ладони величиной. Насекомое! Какой-то жук, похожий на мокрицу, попытался вновь добраться до него и укусить, отчего Максим с ужасом и брезгливостью отстранился еще дальше.

А спустя секунду стало понятно, что его мерзкий сосед в каменной нише далеко не один – рядом шевелятся десятки подобных тварей! И они ползли прямо на Макса!

Молодой человек отчаянно выругался и замолотил кулаками по подступающим гадам. Давить их оказалось не так-то просто из-за хитиновых панцирей, да и количество жуков сказалось. Спустя минуту он уже ощущал на своем теле как минимум четверых «мокриц», впившихся ему в плоть.

– А-а-а! – громко закричал он, пытаясь стряхнуть с себя шевелящихся гадов.

По всему выходило, что у этих плотоядных существ здесь гнездо, а пища сама пришла к ним в гости. В коридоре же, скорее всего, устроил засаду крокодил на тигровых лапах…

Укус, укус, укус… На Панина ползли со всех сторон, забираясь на голое тело, а он все продолжал кричать, бить и топтать многочисленных противников. По телу растекалось что-то липкое: то ли его собственная кровь, то ли раздавленные внутренности жуков. Истерика помогала парню находить все новые и новые силы, но вскоре он почувствовал, что выдыхается.

Раны от укусов быстро немели – не иначе, плотоядные «мокрицы» обладали каким-то парализующим ядом. В полной прострации Максим взял одно из насекомых и поднес к полосе света, лившейся из коридора. В руке извивалось неприятное на вид мохнатое существо, в низу брюшка которого виднелись непрерывно раскрывающиеся и смыкающиеся челюсти. От этого вида Макса замутило, и он медленно стал отползать назад к проходу, позабыв обо всем на свете.

Мысли путались, в глазах вновь замелькали черные точки. Неожиданно ему, студенту второго курса юридического факультета Максиму Панину, стало абсолютно все равно, как умереть. Единственное, что имело значение, – он больше не в силах выносить свое новое соседство. Уж лучше быть разорванным на части тем жутким монстром. Это хоть случится быстро…

Но выбравшись на окровавленных локтях и коленях обратно в коридор, Максим не увидел чешуйчатого тигра с пастью рептилии. Это его не удивило и не обрадовало. Хотелось прилечь поспать. Отдохнуть совсем чуть-чуть, одну минутку. Ему хватит, чтобы прийти в себя. А потом он придумает… да, придумает, что делать дальше. Постарается решить, как лучше выбраться из этой переделки. Ведь у него это всегда хорошо получалось. Сколько раз он выкручивался с заваленными сессиями, решал вопросы с получением общежития, стипендии, уламывал девчонок, заливаясь соловьем. Да, он поспит – и все будет хорошо…

– Не смей! – Зубы сами сжались, причем так сильно, что язык ощутил крошащуюся эмаль. – Нет! Даже если это сон… я т-так просто не дамся! А-кгха… не дождетесь, суки!

Превозмогая слабость, Макс поднялся на ноги и отшатнулся от злополучной расщелины в каменной стене коридора. Оттуда на него медленно ползли мохнатые твари, почувствовавшие вкус крови; некоторые пиявками оставались на теле, продолжая высасывать из него силы. Недолго думая Панин сорвал этих проклятых «клещей» и растоптал босой ногой, беспрерывно ругаясь и пытаясь унять слезы.

Сознание начало понемногу проясняться, а первая же мысль подсказала, что чешуйчатый хищник может вернуться в любой момент, и, значит, нужно найти что-то, чем можно себя защитить.

Меч! В том большом зале, откуда он убежал.

– Нужно лишь… туда добраться, – прокряхтел студент и словно пьяный зашаркал обратно.

Ноги переставлял неуверенно, но тут же ускорил шаг, когда в отдалении послышалось знакомое утробное рычание. Не иначе, крокодил на тигровых лапах, отправившийся искать обходной путь, учуял, что добыча вновь доступна для охоты.

– Я тебе не дамся, гадина! Я, Максим Панин!

В зал, где лежали два тела, он, изможденный и уставший, ввалился, аккурат когда в конце коридора появился знакомый силуэт монстра. Стараясь не думать о плохом, молясь, чтобы все это было лишь паршивым, временным кошмаром, Макс нашел в себе силы совершить рывок и побежал. За несколько метров до покойников он споткнулся и едва не упал. Лишь чудом ему удалось сохранить равновесие, но впереди его ждала очередная напасть.

Вышло так, что тело девушки, закованное в доспехи, частично придавливало единственное замеченное Максом в зале оружие. И весили эти доспехи немало. По крайней мере, он, ослабевший от яда плотоядных жуков, не смог сдвинуть заключенный в броню труп, чтобы добраться до меча.

Рычание приближалось. Жуткое чудовище прыжками преодолевало сразу по несколько метров, и до Макса этому существу оставалось всего ничего. Уже почти смирившись со своей участью, Панин всем телом уперся в мертвую девушку и кое-как сдвинул ее в сторону. Его скользкие от крови ладони тут же ухватились за рукоять меча, вырвав его из-под спуда мертвой плоти…

8
{"b":"586736","o":1}