ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это просто эксперимент, – смущенно ответил Михаил. – Моя настоящая работа в автомастерской. Так хотел папа.

– Уверена, твой папа хотел, чтобы вы были счастливы. Он был хорошим человеком.

Играл вальс, горели софиты, и автомеханик с внешностью голливудского красавца кружил в танце «Мисс Магадан».

Лиза кричала и что было мочи колотила в ворота особняка Черепова, но секьюрити долго не хотели ее пускать. До тех пор, пока Череп не дал, наконец, добро.

Дом был выстроен в форме замка, и в башне, где находилась спальня хозяина, горел свет. Домработница встретила ее и не отставала ни на шаг. По винтовой лестнице пришлось идти как под конвоем.

– Только быстро и без истерик, – ледяным тоном предупредил он. – Я устал и хочу побыть сегодня один.

– Ты унизил меня, – в тон ему сказала Лиза.

– А в чем унижение-то?! Ты получила титул вице-мисс, стала второй после известной модели. Поверь, это больше чем то, на что ты могла бы рассчитывать со своими параметрами. Чем ты недовольна-то, красота моя?

– Я твоя девушка! Я должна была быть первой!

– Кто сказал? Это, знаешь ли, было бы совсем наглостью с моей стороны. Ну, между нами, ты же понимаешь, что без меня не попала бы и в тройку? Ты красива, но тут играют роль общепринятые параметры…

– Я не ослышалась?! Ты хочешь сказать, что я не соответствую параметрам?

– Естественно. Рост всего метр семьдесят.

– Метр семьдесят пять…

– Мне-то не ври. Слишком широкие бедра…

– В сочетании с моей талией…

– Согласен, это бомба, мне как мужчине нравится, но тут другие каноны.

– Что ты несешь?! Как ты мог вообще! Это в голове не укладывается. Я…

– И потом, моя дорогая, я ничего тебе не обещал. Не сулил победу в конкурсе за сексуальные услуги. Мне кажется, я еще вполне привлекательный мужчина, чтобы не платить за секс. Это ты придумала охмурить меня, чтобы стать королевой. Милая девочка, чем скорее ты перестанешь считать себя самой умной и хитрой, тем быстрее добьешься успеха.

– Так ты знал?..

– Ну, конечно. С самого начала. Вчерашняя школьница, дочь зампрокурора, участница конкурса красоты, который мне предстоит судить, вдруг полюбила обедать в моем ресторане. Ну, это же чушь. Если честно, еще две конкурсантки пытались меня соблазнить. Одна вдоль ворот прогуливалась, другая повадилась отцовскую машину ремонтировать, причем имено в те дни, когда я сервис инспектирую. Но подыграть я решил именно тебе. Ты хорошенькая, темпераментная, почему же нет? Было любопытно посмотреть, как ты поведешь себя, когда победа достанется не тебе. И я не ошибся в своих предположениях. Ты злишься.

Он рассмеялся, и это был очень холодный и неприятный смех.

– И теперь ты меня бросаешь?

– Почему, мы можем время от времени встречаться. Нам было хорошо в постели. Теперь все карты вскрыты, так что…

– Я ненавижу тебя! – Лиза все же сорвалась на крик и бросилась к нему.

Череп молча сгреб девушку в охапку и вытолкал за дверь.

– Вице-мисс нашего прекрасного города уже уходит, – сказал он своей домработнице, и та проводила девушку до самых ворот, чтобы у нее не возникло соблазна повернуть назад.

Катя обожала родной город со всеми его ветрами и вьюгами. Она даже не мечтала однажды стать «Мисс Магадан», но судьба была настолько щедра к ней, что решила сделать и этот подарок. Алена и Рита визжали от восторга. Мать гордилась старшей дочерью.

Дома она упала на кровать и тут же заснула в обнимку с младшей сестрой.

Глава 7

Морозное утро было точно таким, каким должно быть зимнее утро дома: с узорчатыми от томных вздохов января стеклами, разношенными домашними тапочками и ароматным кофе, сваренным по традиции на старой плите общей кухни. Катя проснулась первой. И, как в детстве, пока другие обитатели барака спали, выскользнула за дверь, чтобы побродить по хрустящему нетронутому снегу.

Чудеса продолжались. Там, посреди пустынного заснеженного двора, стояла большая плетеная корзина, полная подснежников. Среди цветов был конверт, а на нем – ее имя.

«Прекраснейшей из лесных нимф» – и все. Имени дарителя не было.

Первым, о ком подумала Катя, был Миша. Но она тут же отмела эту идею. Подснежники… В Магадане… В январе… Это баснословно дорого. Да и не в Мишином это стиле. Если бы друг захотел подарить ей цветы, он подошел бы и подарил.

Но если это не Миша, кто тогда? Катя вздохнула. Да кто угодно. В Париже после показов мужчины частенько присылали ей цветы. Самые смелые подходили знакомиться во время фуршетов. Катя была с ними мила и улыбчива, но на все предложения неизменно отвечала вежливым отказом. Хотя многие модели соглашались. Это был реальный шанс обрести влиятельного покровителя, а то и богатого мужа. Катя не искала ни того, ни другого. Показ заканчивался, она смывала с лица косметику, заплетала волосы в косу, надевала туфли без каблука, заворачивалась в серое пальто и шла по улицам Парижа, не стремясь привлечь к себе внимание.

Она побаивалась мужчин, как в детстве одноклассников. Стоило кому-то из них переступить черту, попытаться поцеловать в губы или даже просто приобнять за талию, она терялась, смущалась и находила повод сбежать. Причем даже в том случае, если мужчина был ей симпатичен. В свои восемнадцать она ни разу не целовалась. Конечно, люди, которые не были близко знакомы с ней, ни за что не поверили бы в это. Вокруг ослепительной блондинки всегда роились поклонники.

Вчера она впервые вышла на подиум в родном городе. И к тому же получила корону. Конечно, найдутся те, кто захочет поухаживать. Это, как известно, издержки профессии.

Вот только Кате сейчас не до романов. Нужно как можно скорее обжиться в Нью-Йорке, обрасти связями, сделать все возможное, чтобы мама с сестрами смогли жить с ней. Возможно, гудящий, пропахший бензином мегаполис не лучшее место для больной женщины, но там качественная, хоть и дорогая, медицина и климат благоприятнее, чем здесь. А потом, глядишь, удастся заработать денег и купить для мамы маленький домик на берегу моря в какой-нибудь тихой стране.

Размечтавшись, Катя зарылась носом в цветы. И все же эти подснежники прекрасны.

Миша был в мастерской – сегодня его смена. Пригнали довольно интересную машину – старенький японский кабриолет. Требовалось довести его до ума, по крайней мере, владелец просил, чтобы автомобиль «летал, а не ездил». Миша обещал сделать. И сделает. Все знают, что руки у него растут откуда надо. Не ясно правда, зачем тому мужику кабриолет в Магадане, ну да это, как говорится, уже не наше дело. Мы что? Мы машины чиним.

Он подошел к окну и увидел Катю. Она стояла совсем одна посреди двора, в пуховике, с разметавшимися по плечам светлыми волосами. Миша подумал, что сейчас она даже красивее, чем вчера, на конкурсе. А он… Он так ее любит.

Катя держала в руках большую корзину с какими-то мелкими цветами. Отсюда было не разглядеть, с какими именно.

Уведут. Того и гляди, уведут.

Надо срочно что-то предпринимать.

Лизе казалось, что мир рухнул.

– Не понимаю, чем ты недовольна, – сказала за завтраком мама, слово в слово повторяя речь Черепа. Зампрокурора, сама того не зная, цитирует криминального авторитета. Смешно. – Я миллион раз говорила тебе, что ставку надо делать на мозги и связи. Красавиц на свете много, а хороших юристов поискать.

– Ты сделала ставку, – огрызнулась Лиза. – Теперь тебе сорок пять и ты одна.

– А я ни о чем не жалею, – ничуть не смутилась мать. – У меня есть ты, карьера, уважение людей и, что не менее важно, самоуважение. Поверь, это не так уж мало. А вот куда катишься ты? Неужели тебе хочется быть бандитской подстилкой?

Лиза только поморщилась и намазала себе бутерброд.

– Ой, не гуди. Между нами все кончено. Я ему этого не прощу.

– До чего ж ты амбициозна, моя милая. Ты стала вице-мисс. Это настоящий успех. Мне вчера звонили с поздравлениями, пока телефон из розетки не выдернула. Ну, неужели тебе мало – получить корону в довесок к будущему диплому престижной академии. Почему ты опять недовольна?

10
{"b":"586749","o":1}